Иван Сафронов.

ФОТО: STRINGER/REUTERS

Сотрудники ФСБ задержали в Москве бывшего специального корреспондента "Коммерсанта" и "Ведомостей" Ивана Сафронова, который в последние месяцы работал советником главы "Роскосмоса" Дмитрия Рогозина. Его обвиняют в госизмене. Коллеги не допускают и мысли, что это может быть правдой, и сравнивают дело Сафронова с делом Ивана Голунова.

На Лубянке уже начались одиночные пикеты в поддержку журналиста. Заместителя заведующего отдела внешней политики "Коммерсанта" Елену Черненко задержали, сообщает издание в телеграм-канале. Задержания продолжаются, задерживают журналистов с плакатами.

ФСБ просит Лефортовский суд Москвы арестовать Сафронова. Би-би-си продолжает следить за развитием событий.

Глеб Черкасов, бывший заместитель главного редактора "Коммерсанта":

"Иван Сафронов - ответственный, честный человек, настоящий профессионал и хороший друг. Я не верю в те обвинения, о которых говорится сейчас, но имею основания считать, что это попытка расправиться за то, что Ваня делал как журналист. Я надеюсь вскоре увидеть Ивана на свободе".

(цитата по "Фейсбуку")

Елена Черненко, заместитель заведующего отдела внешней политики "Коммерсанта":

"Ваня Сафронов - один из лучших людей, с которыми я когда-либо работала. Он человек с большой буквы. Человечище. И патриот, для этого не надо быть государственником. Ваня и госизмена - это вещи абсолютно несовместимые".

(цитата по "Фейсбуку")

Елизавета Сурначева, заместитель главного редактора издания "Проект", бывший корреспондент "Коммерсанта":

"Госизмена и Ваня Сафронов - это такой же оксюморон, как наркотики и Ваня Голунов. Такое ощущение, что кто-то специально подождал, пока Ваня уйдет из журналистики, чтобы гордо сцапнуть под соусом "ну а что, не журналист же уже, никто скандалить не будет". Хотя очевидно, что бы ни вменяли там, все это приходится ровно на период работы в СМИ - хотя что именно, нам, вероятно, и не расскажут".

(цитата по "Фейсбуку")

Максим Солопов, корреспондент отдела расследований "Медузы", бывший корреспондент "Коммерсанта":

"Не могу даже представить, что при нынешнем состоянии контрразведки нам могли бы предоставить в качестве неопровержимых доказательств работы Ивана на "разведку одной из стран НАТО". Очевидно, что никакие ссылки на секретность не спасут следствие от всеобщего недоверия, когда речь о человеке с такой репутацией.

Либо это грандиозный успех, либо - самый стыдный провал. Увы, в успешные операции наших спецслужб я давно уже не верю, а вот громких провалов и криворуких движений наблюдал предостаточно в самой непосредственной близости.

Все указывает на то, что в очередной раз живого человека пытаются разменять в игре вокруг чьих-то карьер на самом верху. Поэтому, разумеется, не верю следствию и рассчитываю, что Иван будет освобожден".

(цитата по телеграм-каналу)

Илья Булавинов, бывший главный редактор газеты "Ведомости", бывший заместитель главного редактора "Коммерсанта":

"Я знаю Ваню с того момента, когда он учился в 10-м классе, когда с его отцом случилось несчастье. Он пошел по стопам отца, тоже занялся журналистикой и пришел к нам в "Коммерсант" стажером в отдел политики. Потом наши пути разошлись, хотя мы продолжали общаться.

Чуть больше года назад, когда ему не по своей воле пришлось уйти из "Коммерсанта", я ему предложил прийти в "Ведомости". Это была не благотворительность, я был в нем уверен, поскольку много лет знаю его как честного, порядочного человека и отличного журналиста. Он ушел из "Ведомостей" в конце марта, сразу после первой встречи с новым главным редактором.

В те обвинения, о которых сейчас пишут, я не верю. Он писал на очень чувствительные темы и понимал это, поэтому всегда был предельно осторожен и аккуратен. А уж работа на иностранную спецслужбу… Ваня никогда не был похож на идиота. Кроме того, в "Коммерсанте" он помимо прочего работал в президентском пуле. А значит, российские спецслужбы проверяли его вдоль и поперек. Как-то одно с другим не вяжется".

(в комментарии "Медузе")

Михаил Зыгарь, создатель просветительского проекта "1917. Свободная история", бывший спецкор "Коммерсанта":

"Я знаю Ваню фактически с его детства. Вернее, мы познакомились на похоронах его отца, Ивана Иваныча Сафронова.

В 2007 году мы с Иван Иванычем писали расследование о тайной продаже ракет из России в Иран через Белоруссию. Уже почти сдали текст, но Иваныч предложил перенести его на пару дней - чтоб подсобрать комментариев. Но текст так и не вышел, потому что пока Иваныч собирал комментарии, он вдруг приболел. А потом выпал из окна. И тогда, и сейчас я уверен, что его убили.

Ваня в тот момент только собирался поступать на журфак. И сделал все, чтобы продолжить дело своего отца, - уже через несколько лет он стал военным обозревателем в "Коммерсанте", как и отец. И все знают, что Ваня очень порядочный, ответственный парень, который писал про военных и про торговлю оружием.

И Иван Иваныч, и Ваня - настоящие патриоты, которые любили и любят родину и - как ни странно - отечественный ВПК. И искренне за него переживают. Родина - это такие, как Ваня и Иван Иваныч. А те, кто их преследуют и убивают, - изменники".

(цитата по "Фейсбуку")

Издательский дом "Коммерсант":

"Сегодня утром ФСБ задержала советника главы "Роскосмоса", бывшего журналиста Ивана Сафронова по обвинению в государственной измене. Российские спецслужбы утверждают, что он передавал военные секреты разведкам стран НАТО.

Иван проработал в "Ъ" ["Коммерсанте"] около 10 лет; он фактически пришел в издательский дом на место своего отца, военного обозревателя, погибшего в марте 2007 года. В этом случае репутация семьи стала частью репутации "Ъ", а сам Иван - частью его души.

Вместе с коллегами по отделу политики он покинул редакцию в мае 2019 года в результате известного конфликта. Но мы, его бывшие коллеги по издательскому дому, продолжаем относиться к нему с безусловным уважением.

Ивана не зря называют одним из лучших журналистов страны. Мы знаем не только о его высочайшем профессионализме, но и о его характере. Иван - настоящий патриот России, который писал про армию и космос, потому что искренне переживал за них. Обвинение в измене Родине в его случае выглядит абсурдным.

Практика последних лет показывает, что с тяжелым обвинением в любой момент может столкнуться любой гражданин России, чья работа связана с публичной деятельностью, - будь то правозащитник, ученый, журналист или сотрудник государственной корпорации. Людям, обвиненным в государственной измене, особенно сложно добиться справедливого следствия и гласного суда: следствие неохотно допускает адвокатов, судебные заседания чаще всего полностью засекречены.

В результате общественность вынуждена полагаться только на слова спецслужб, к работе которых с каждым годом возникает все больше вопросов. Журналисты, которые задают эти вопросы, сами оказываются под ударом.

К делу Ивана Голунова и делу Светланы Прокопьевой теперь добавилось и дело Ивана Сафронова. Мы настаиваем на максимальной публичности и гласности производства по этому делу, а также немедленного допуска адвокатов".

(цитата по сайту "Коммерсанта")

Дмитрий Рогозин, глава "Роскосмоса":

"Полтора месяца назад он был приглашен для освещения деятельности Роскосмоса. Доступа к закрытой информации не имел... Не сомневался в его высоком профессионализме и личной порядочности", - отметил Рогозин".

(цитата по ТАСС)