Иван Сафронов.

ФОТО: Valery Sharifulin/Valery Sharifulin/TASS

Подозреваемый в госизмене Иван Сафронов по-прежнему не знает, что ему вменяют, не признает вины в продаже секретов чешским спецслужбам и связывает преследование со своей журналистской работой. Сафронов, как утверждают его защитники, ранее вообще никогда не попадал на допросы ФСБ. Адвокаты убеждены, что его дело спецслужбы собирали полтора-два года, а телефоны журналиста прослушивали.

Следствие, по словам адвокатов Сафронова, попытается вменить бывшему журналисту выдачу гостайны иностранцам в корыстных целях. С целью проверить, на что жил журналист, силовики обыскали и допросили его близких подруг - главреда журнала "Холод" Таисию Бекбулатову и журналистку Ксению Миронову. Защита не исключает фальсификации доказательств о том, что Сафронов передал секреты Чехии. Обвинения ему еще не предъявлены, следствие планирует сделать это в понедельник. Пока Сафронов в статусе подозреваемого.

Русская служба Би-би-си поговорила с адвокатами Сафронова - Олегом Елисеевым, Дмитрием Катчевым, Евгением Смирновым (работает вместе с адвокатом Иваном Павловым) и Сергеем Малюкиным и попросила их ответить на главные вопросы об уголовном деле.

Что важно знать об Иване Сафронове?

Сафронов - журналист, один из самых известных специалистов по военной тематике в России. Советником главы Роскосмоса он стал меньше двух месяцев назад.

Сафронову 30 лет. Его отец - полный тезка, Иван Сафронов-старший - военный, полковник запаса, выйдя со службы на пенсию в 1997 году, он стал военным обозревателем "Коммерсанта". В 2007 году Сафронов-старший погиб при странных обстоятельствах, он выпал из окна лестничной площадки в подъезде своего дома. Родственники и коллеги отвергли версию о самоубийстве. Тем не менее дело о гибели журналиста закрыли.

Выпускник НИУ ВШЭ Иван Сафронов-младший в 20 лет пришел в "Коммерсант" на место своего отца. Сафронов быстро стал одним из самых известных и цитируемых журналистов, специализировался на военной тематике и космосе. Он проработал в "Коммерсанте" до 2019 года. Руководство газеты "Коммерсантъ" уволило его, а также замредактора отдела политики Максима Иванова, за статью о возможной отставке главы Совета Федерации Валентины Матвиенко. В знак протеста весь отдел политики и замглавреда газеты Глеб Черкасов также покинули издание.

В июле 2019 года Сафронов стал военным обозревателем "Ведомостей". В марте 2020 года, вскоре после увольнения главного редактора газеты Ильи Булавинова и первой встречи редакции с новым главредом Андреем Шмаровым, Сафронов уволился из "Ведомостей". Через некоторое время так же поступили и другие сотрудники издания, несогласные с редакционной политикой Шмарова. В конце мая этого года Сафронов стал советником главы Роскосмоса по информационной политике.

Что происходит с Иваном Сафроновым? Где он, как себя чувствует, что с ним делали?

Сафронов находится в Лефортово, с адвокатами он не виделся со вторника, когда состоялся суд по мере пресечения. Он отказался давать показания следователям при задержании, а больше его не допрашивали.

По словам Елисеева, Сафронов чувствует себя хорошо, "по крайней мере, чувствовал на заседании об избрании меры пресечения". "Он находился все-таки в состоянии легкого недоумения после задержания. Люди не железные. Он держится молодцом", - сказал адвокат. Жалоб на следствие у Сафронова нет. Малюкин добавил, что, по словам Сафронова, следователи вели себя с ним "максимально тактично: никто не угрожал, никто не давил, да, не кормили, но попить давали". Защитник также подчеркнул, что Сафронов на первый же вопрос следователя ответил, что вину не признает, требует адвоката и пользуется статьей 51 Конституции - она позволяет не свидетельствовать против себя.

"Иван был готов. Он, кстати, читал памятки "Команды 29", как он сказал. И сказал, что ему это помогло, он не совершил ни одной ошибки", - отметил адвокат Смирнов. Сафронов, по его словам, "держится великолепно": "Мало кто из людей, которые оказались в такой ситуации с таким обвинением настолько достойно себя ведут. Чувствует он себя, насколько это возможно, нормально".

Защита пока не может попасть к Сафронову: нет разрешения от следователя на посещение изолятора; кроме того, сейчас в "Лефортово" проходят только три адвоката в день. Свидания с подзащитными проходят через стекло и по телефону, ни о какой конфиденциальности речи нет. В этот четверг СИЗО закрылось на очередной карантин - санитарный день.

Адвокаты рассчитывают на то, что смогут пообщаться с Сафроновым после предъявления обвинения в понедельник. На эти следственные действия их должны допустить. "Я полагаю, что следователь нам предоставит возможность общения уже у себя в кабинете", - сказал Смирнов.

Сам Сафронов в разговоре с членом ОНК Евой Меркачевой, которая пообщалась с ним в СИЗО, пожаловался на информационный голод: "Ни газет, ни телевидения. Не понимаешь, что происходит с тобой и вообще на свободе. Журналисту (хоть и в прошлом) это особенно тяжело".

С чем Сафронов связывает свое преследование?

С журналистской работой. Какие конкретно материалы спровоцировали уголовное дело, он пока не понимает.

Адвокатам Сафронов сказал, что убежден - дело связано с журналистской деятельностью. "Это из-за его заметок. Ни с какой разведкой он никогда не сотрудничал. И все знают, что он патриот своей страны. И никакой информации для других разведок он не собирал. Это бред", - сказал Катчев. "Если быть дословным - он пояснил, что его "прессуют как журналиста". Это прозвучало из его уст", - добавил Елисеев.

Вероятнее всего, дело связано с его публикациями, но о каком именно материале идет речь, пока говорить преждевременно, добавил он: у защитников не было возможности обсудить это с Сафроновым. Сам он тоже никаких конкретных заметок не называл, ему нужно время, чтобы проанализировать ситуацию. "Следователи ему сказали, что "читали все его статьи", что, наверное, для журналиста может быть, конечно, лестно, но не в этой ситуации", - отметил Елисеев.

Что есть на Сафронова у следователей?

Неясно. Адвокаты видели лишь постановление о возбуждении уголовного дела. В нем говорится, что Сафронов выдал гостайну из корыстных побуждений - и больше никакой информации.

Все адвокаты говорят, что следственное управление ФСБ не представило в суде никаких документов, подтверждающих обоснованность подозрений в отношении Сафронова для его заключения под стражу: ни справок, ни рапортов о том, что он мог совершить госизмену, в материалах дела нет. Не увидела защита и документов, где были бы прописаны предполагаемые следственные действия.

"Нам специально не показали никаких материалов дела, кроме постановления о его возбуждении - это нонсенс", - говорит адвокат Смирнов. Защите известно, что в деле есть два заключения специалистов, которые делаются до возбуждения дела оперативными сотрудниками - о том, составляют ли гостайну сведения, которые у них имеются. Адвокатам и суду эти документы не показали, но следователь Александр Чабан сказал, что они существуют.

"Первое заключение было сделано практически год назад. Второе - несколько месяцев назад. По делу не проведено ни одной экспертизы", - сообщил Смирнов. По его словам, неизвестна и версия следствия о мотивах вменяемого Сафронову преступления: "Написано, что из корыстных побуждений, точка. Ни каким способом, ни суммы - ничего".

Малюкин считает, что допрос близких подруг Сафронова - главреда журнала "Холод" Таисии Бекбулатовой и журналистки Ксении Мироновой - логичен с точки зрения следователей. "Если ФСБ пишет, что Иван где-то чего-то там получал, логично спросить у родственников: "Что вам известно по этому поводу? Покупки, приобретения, получение непонятных гонораров". Если они прописывают корыстную заинтересованность, корыстная заинтересованность прямо предусматривает финансовые блага какие-то, логично про это спрашивать".

Вместе с тем, собирать материалы на бывшего журналиста следователи ФСБ могли вплоть до его ареста. Так, по словам еще одной близкой подруги арестованного (просила не называть ее имя), 30 июня и 1 июля ее аккаунты в социальных сетях минимум семь раз взламывали с использованием VPN: девушка получала письма о том, что в ее аккаунты заходят то с территории России, то из Индонезии, то из Китая. Собеседница Би-би-си попросила об анонимности, поскольку опасается за свою безопасность. Она предполагает, что взломщиков могли интересовать ее переписки с Сафроновым. У Би-би-си нет подтверждений этой информации, спецслужба не комментирует дело Сафронова.

Кто разрабатывал Сафронова и когда это началось?

Известно очень мало. По версии защиты, разработка началась не менее полутора лет назад, а скорее, еще раньше. Адвокаты не исключают, что ФСБ начала работать по Сафронову после материала в "Коммерсанте" о продаже истребителей Су-35 Египту.

По словам Елисеева, в деле нет никаких указаний на то, какое ведомство и когда начало разрабатывать журналиста.

Как рассказывает Смирнов, на заседании по мере пресечения следователь сказал, что заключение по Сафронову "было сделано практически год назад". Обычно такое происходит не в первый месяц разработки - а значит работать по нему начали не меньше полутора лет назад, полагает адвокат.

Показательно и присутствие в деле семи томов, содержание которых пока не известно, считает юрист: "Cкорее всего, это оперативные материалы, которые были наработаны до возбуждения уголовного дела минимум за год. Обычно проводят полный спектр мероприятий - и наблюдение, и прослушка, и снятие информации с технических каналов связи, и запрос справок, и опросы".

С его точки зрения, на ситуацию могла повлиять публикация "Коммерсантом" статьи о покупке Египтом истребителей Су-35. Возможность такого контракта не понравилась США, Вашингтон публично грозил Каиру санкциями. Газета удалила материал с сайта, пояснив это требованием Роскомнадзора. Из-за этого текста в отношении "Коммерсанта" открыли административное дело о разглашении гостайны. Адвокаты при этом подчеркивают, что Сафронова, по его словам, ранее вообще никогда не вызывали на допросы в ФСБ: ни в связи с этим материалом, ни по другим вопросам.

Не стоит забывать и про эпизод с увольнением Сафронова из "Коммерсанта" из-за заметки о возможных кадровых перестановках: уходе в отставку главы Службы внешней разведки Сергея Нарышкина и спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко, отмечает Смирнов: "С чего-то должна была начаться кампания в отношении Ивана. Но как правило, мы никогда не узнаём, с чего это началось".

Проверку в "Роскосмосе" при приеме на работу Сафронов мог пройти из-за нежелания силовиков возбуждать у него какие-либо подозрения, считает защитник.

Откуда взялась версия о шпионаже в пользу Чехии? Это связано с ухудшением отношений Москвы и Праги?

В постановлении о возбуждении уголовного дела говорится о подозрении Сафронова в передаче неким спецслужбам Чехии некой секретной информации в 2017 году. Никаких документов, обосновывающих это подозрение, следствие не представило. Защита не исключает, что они могут быть сфальсифицированы.

"Возможно в недрах ФСБ нашелся бланк анкеты чешской спецслужбы, и они сфальсифицировали его в отношении Ивана. Такое тоже нельзя исключить", - говорит адвокат Смирнов, ссылаясь на дело о госизмене Карины Цуркан, которую он также защищает вместе с Павловым. Один из следователей ФСБ по делу Сафронова - Дмитрий Креков - работает и по делу Цуркан.

Цуркан третий год находится в СИЗО, ее дело готовится к передаче в суд. "Мы уверены, что документы, которые по версии следствия подтверждают ее сотрудничество со спецслужбами, сфальсифицированы. У нас есть множество фактов, подтверждающих это. - рассуждает Смирнов. - Никогда в моей практике мы не встречались со столь грубой фальсификацией основных доказательств. Если грубая фальсификация в деле Карины устоит в суде, будет пройден очередной рубикон, и значит это станет допустимо и в деле Сафронова".

Сомневается в достоверности чешского следа в деле Ивана и осужденный в 2001 году за госизмену военный журналист и юрист Григорий Пасько. Он с 2015 года живет и занимается образовательными программами для журналистов в Чехии, но никогда не слышал, чтобы журналист Сафронов бывал в Чехии или был связан с кем-то из чешских коллег или органов. В интервью Би-би-си Пасько предположил, что Чехия появилась в деле из-за скандалов, которые длятся последние несколько лет: "Возможно, здесь мотив мести за памятники: в Чехии снесли памятник маршалу Коневу и установили памятник власовской армии - Россия по этим поводам возмущалась. Кроме того, был громкий "рициновый скандал" два месяца назад".

Какие права Сафронова уже нарушили?

За минувшие с момента задержания Сафронова три дня его процессуальные права уже грубо нарушали несколько раз, cчитает защита. Ключевое нарушение - экс-журналиста лишили права на свободу.

Малюкин отмечает, что ни его, ни Дмитрия Катчева не допустили к Сафронову во время обысков во вторник, а также на допрос в следственном управлении ФСБ. Там дежурный на входе сначала вообще отрицал, что Сафронов находится в здании. В итоге, защитники встретились со своим клиентом только на суде по мере пресечения.

Смирнов подчеркивает, что процедура задержания Ивана и избрания ему меры пресечения в суде проходила с грубейшими нарушениями, поскольку следствие эти действия ничем не обосновало. "Это прямо запрещают Уголовно-процессуальный кодекс, Пленум Верховного суда и многочисленная практика. Такого не было еще никогда, даже по делам о госизмене. Если такое допустить, то меру пресечения будут вообще избирать по устному представлению следствия", -возмущен адвокат. По его словам, необоснованность меры пресечения - "стопроцентное основание" для ее отмены. Апелляцию защиты по этому поводу Мосгорсуд рассмотрит в течение двух-трех недель. Но реальных шансов на отмену ареста нет, признает адвокат.

Незаконно, по его словам, и то, что защитников не пустили к Ивану в СИЗО: "Недопуск адвоката в правовом государстве невозможен. Наше общение не может ограничивается волей следователя: мы разные процессуальные стороны, у нас разные интересы".

О чем говорит реакция "Роскосмоса" и Кремля?

Общественная поддержка важна и для самого Сафронова, и для общества. Но, по мнению адвокатов, пока ее недостаточно, на что намекали и в Кремле. Роскосмос адвокаты хвалят.

Адвокат Смирнов отмечает тот факт, что в корпорации не высказываются об опальном советнике Дмитрия Рогозина негативно: "В современных условиях при таком обвинении это заслуживает похвалы. Это шаг".

Критически важной Смирнов считает общественную кампанию в поддержку Ивана. Но Кремль, по мнению адвоката, не заметил ее: "Мне кажется, поведение журналистского сообщества вчера оценил Песков. Когда прокомментировал, что администрация президента не видит большого общественного резонанса в этом деле: значит люди, которым адресовано возмущение общества, считают, что оно не достаточно". Это беспрецедентный случай, уверен Смирнов: "Нельзя допустить, чтобы Ивана привлекли к ответственности. Без помощи общества в этом деле выиграть очень тяжело".

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков 7 июля, комментируя реакцию на дело Сафронова, сказал журналистам, что "несколько десятков публикаций, несколько десятков мнений не нужно называть общественным резонансом". "Виновность того или иного человека может признать только суд. До начала суда писать мнения о несостоятельности тех или иных обвинений, не обладая какой-либо информацией, - как минимум не имеет ничего общего с профессионализмом", - добавил представитель Кремля. Он по-прежнему настаивает на том, что дело Сафронова не связано с его журналистской деятельностью, но называет его талантливым журналистом - Сафронов работал в президентском пуле.

"Поддержку важно увидеть Ивану, ее важно увидеть и самому обществу - как журналисты своих не бросают", - считает Елисеев. То, что кампания проходит в условиях пандемии, больше мешает не сторонникам Сафронова, а его адвокатам, у которых возникают трудности с доступом в СИЗО Лефортово, полагает защитник.

Малюкин отметил, что Сафронов сам попросил адвокатов рассказывать о деле в СМИ все, что защитники имеют право раскрывать.

Продлится такая возможность до понедельника 13 июля, когда Ивану Сафронову должны предъявить обвинение, поскольку у адвокатов наверняка возьмут подписку о неразглашении данных предварительного следствия, предупреждает Смирнов.

"Мы можем отказаться ее давать, но в ФСБ просто пригласят понятых и они распишутся, что следователь нас предупредил о неразглашении. Де-факто это означает, что мы должны будем это соблюдать", - пояснил он. Сейчас защита не вправе лишь разглашать гостайну, но никаких секретов в деле она пока не увидела.

Чем отличается дело Сафронова от дел Голунова и Пасько

Дело Сафронова намного сложнее и серьезнее.

После того как Лефортовский суд арестовал Сафронова на два месяца, адвокат Иван Павлов сказал журналистам: "Одного Ивана вы уже отбили, отбейте и этого. Уверен, что у вас получится". Павлов имел в виду спецкора "Медузы" Ивана Голунова. С делом Голунова дело Сафронова сравнивали и другие. Голунова задержали 6 июня 2019 года, полиция заявила, что обнаружила у журналиста наркотики. Дело вызвало широкий общественный резонанс, в результате журналиста освободили от уголовной ответственности, а в связи с подбросом наркотиков возбудили уголовное дело. По нему проходят сотрудники УВД по ЗАО Москвы, задерживавшие Голунова.

Голуновым занималась обычная полиция, Сафроновым - центральный аппарат ФСБ, Голунову сразу подбросили наркотики и задержали, проверка Сафронова шла долго, подчеркивает Смирнов. Наконец, преследование Голунова формально не было связано с его публикациями и работой, а обвинение Ивана Сафронова напрямую связано с его профессиональной деятельностью, говорит адвокат.

При этом аналогичное по составу статьи 275 о госизмене дело Пасько в конце 1990-х годов было более открытым, чем дело Сафронова, отмечает он: "Пасько сразу был предоставлен доступ ко многим материалам дела. Было намного больше гласности. В итоге первый раз он был оправдан по этой статье. Потом его преследование возобновилось, но уже в другом ракурсе". С тех пор сама статья 275 серьезно изменилась. Однако для случая Сафронова важнее, что сильно изменилась общая практика ее применения, говорит Смирнов.

На вопрос Би-би-си, должны ли учитываться в деле Сафронова гарантии прав журналистов, он ответил: "У журналистов есть права, и их много. Чтобы их учитывать, мы должны понимать, в чем Иван обвиняется. Пока нам даже не от чего защищаться. Пришли к Ивану и сказали: "Ты плохой человек. Ты совершил госизмену". Но не сказали - как, почему, где. Мы можем оспаривать конкретные факты либо их оценку. Но таких фактов просто нет".