Иван Сафронов.

ФОТО: Valery Sharifulin/Valery Sharifulin/TASS

Советнику главы «Роскосмоса», бывшему корреспонденту «Коммерсанта» и «Ведомостей» Ивану Сафронову предъявлены обвинения по делу о госизмене. По словам адвокатов, вину он не признал.

«Предъявленное обвинение Ивану непонятно. Не ясно кем, по версии следствия, был завербован Иван, какие сведения, кому и как передавал, а также в какое время», - сказал агентству Интерфакс адвокат Иван Павлов.

В разговоре с Би-би-си он добавил, что следователи не стали показывать защите никаких документов кроме тех, что они уже видели.

Перед предъявлением обвинения у СИЗО «Лефортово» задержали более 10 журналистов, вышедших с пикетами в поддержку бывшего коллеги. Задержали, помимо прочего, главреда «Холода» и близкую подругу Сафронова Таисию Бекбулатову.

«Готов к борьбе»

Адвокаты ожидали, что следователи предъявят обвинения, и сомнений, что сегодня может произойти что-либо другое у них не было, хотя и ситуацию, когда под арест на два месяца отправляют подозреваемого, а не обвиняемого они называли беспрецедентной и нарушающей право Сафронова на свободу.

Своего подзащитного адвокаты не видели лично со вторника, когда того арестовал Лефортовский суд. Всю информацию о нем они узнавали от членов Общественной наблюдательной комиссии. В частности, ее член Ева Меркачева говорила с Сафроновым. Он не мог комментировать дело, но попросил передать семье, что ему нужны сушки и сухарики. Также Сафронов жаловался на больную спину и недавно перенесенную пневмонию - он в группе риска по коронавирусу.

«[Настрой] боевой. Он остаётся таким же журналистом, каким оставался всегда - едким, цепким, активным. Готов к длительной, продолжительной борьбе», - оценил состояние своего клиента адвокат «Правозащиты Открытки» Олег Елисеев.

Защита готовилась к тому, что после предъявления обвинений ФСБ допросит Сафронова, и возможно, проведёт «какой-то объём следственных действий», как выразился Елисеев. Впрочем, что именно их ждёт в следственном управлении, защитники толком не знали.

Адвокаты ждали, что им предъявят материалы дела, но один из защитников - руководитель «Команды 29» Иван Павлов с грустью заметил, что следствие, вероятно, не продемонстрирует ничего, кроме той же информации, которую защита уже видела в постановлении о возбуждения уголовного дела. «Оно малоинформативное и даёт лишь фабулу обвинения, никоим образом не обосновывая подозрения», - говорит он.

Павлов подчеркивал, что улик по делу никто ещё не видел. ФСБ, по его мнению, нарушила и «фундаментальное право» Сафронова знать, в чем он обвиняется. «Нам до сих пор непонятно, если Ивана обвиняют в том, что он в 2017 году собрал и передал информацию чешской разведке, то как он это сделал, посредством чего, в какой из дней 2017 года, при каких обстоятельствах?» - возмущался Павлов, подчеркивая, что это важные вопросы, которые помогают понять, от чего вообще защищаться.

«У нас есть предположения, зачем они [следователи] скрывают эту информацию, потому что раскроют эту тайну, и всем станет понятно, что есть прямая связь между обвинением и журналистской деятельностью Ивана», - отметил Павлов, подчеркивая, что в 2017 году, когда Сафронов, по версии ФСБ, совершил госизмену, работал он спецкором «Коммерсанта».

Павлов отметил, что у Сафронова было много недоброжелателей.

Сам он решил не идти на следственные действия в ФСБ к своему подзащитному, чтобы сохранить возможность комментировать дело в СМИ. Остальные адвокаты ожидали, что ФСБ из-за содержащейся в материалах дела гостайны запретит им публично комментировать дело с помощью подписки о неразглашении. Вместо Павлова в следственное управление пошёл его коллега по «Команде 29» Евгений Смирнов.

Адвокат Елисеев в свою очередь сказал Би-би-си: Сафронов уверен, что его «прессуют за заметки». «Осталось понять, за какую», - добавил он.

Задержание и протесты

Иван Сафронов был задержан 7 июля. В тот же день Лефортовский суд арестовал его на два месяца.

По версии ФСБ, журналист передавал сведения о российской «оборонке» странам НАТО. Адвокаты Сафронова утверждают, что речь идет о Чехии.

«Он [Сафронов], выполняя задание одной из спецслужб НАТО, собирал и передавал ее представителю составляющие государственную тайну сведения о военно-техническом сотрудничестве, обороне и безопасности Российской Федерации», - заявили в ФСБ вскоре после задержания Ивана Сафронова.

В пресс-службе «Роскосмоса» тогда сообщили, что Сафронову предъявлено обвинение по статье 275 УК РФ (государственная измена), которая предусматривает наказание от 12 до 20 лет лишения свободы. Судебные процессы по делам о госизмене проходят в закрытом режиме, их материалы не разглашаются.

Сам Сафронов заявил в суде, что вину не признает.

Как рассказал Би-би-си источник, близкий к следственным органам, задержание проводили сотрудники управления «П» Службы экономической безопасности ФСБ.

После задержания Сафронова в его квартире прошел обыск. Также оперативники провели выемку документов на рабочем месте Сафронова в «Роскосмосе», рассказал собеседник «Открытых медиа», близкий к ФСБ.

Кремль заявил, что задержание Сафронова не связано с его журналистской деятельностью.

Позже выступил глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин, который заявил, что доступа к закрытой информации в «Роскосмосе» Сафронов не имел. Рогозин также отметил, что он знает Сафронова как журналиста, глубоко разбиравшегося в материале, и не сомневается в его высоком профессионализме и личной порядочности.

О назначении 30-летнего Сафронова советником генерального директора «Роскосмоса» Дмитрия Рогозина стало известно в мае этого года.

На этом посту, как сообщалось, он должен был заниматься выстраиванием информационной политики внутри госкорпорации и входящих в нее предприятий, а также ему было доверено кураторство ряда спецпрограмм «Роскосмоса».

С 2010 по 2019 год Сафронов работал корреспондентом газеты «Коммерсант». Из газеты его уволили после публикации материала о возможной отставке спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко.

СМИ сообщали, что Матвиенко высказывала претензии по поводу материала владельцу издательского дома «Коммерсант» Алишеру Усманову. Сама она это отрицала. В знак протеста против увольнения Сафронова из издания также ушли все журналисты отдела политики.

После увольнения из «Коммерсанта» Сафронов работал специальным корреспондентом газеты «Ведомости».

В качестве журналиста Сафронов освещал деятельность оборонно-промышленного комплекса, космическую промышленность, а также военное и военно-техническое сотрудничество.

Сафронов также иногда подменял обозревателя Андрея Колесникова в президентском пуле - и после увольнения из «Коммерсанта» Песков называл его «одним из самых талантливых и профессиональных журналистов, которых мы знаем».

В защиту Ивана Сафронова выступили многие журналисты и издания. Вечером 7 июля бывшие коллеги Ивана Сафронова устроили серию одиночных пикетов в его поддержку у здания ФСБ на Лубянке. Однако вскоре после старта серии пикетов начались задержания, свои действия сотрудники полиции объяснили запретом на массовые мероприятия из-за эпидемии коронавируса.

Многие российские журналисты, в том числе бывшие коллеги Сафронова, заявляют, что не верят в предъявленные ему обвинения.