Ардо Ханссон: пять миллиардов – это ушедший поезд

Ученый-экономист Ардо Ханссон в понедельник побывал в редакции Postimees.

ФОТО: Madis Veltman

Для смягчения последствий коронакризиса государство уже взяло кредит в 2,8 миллиарда евро, но в течение двух лет общая сумма долга должна составить пять миллиардов евро. Часть денег уже потрачена. Куда и как использовать взятые в долг миллиарды, пока спорят. Правительство призвало на помощь экспертный совет, в который, в числе прочих, входит Ардо Ханссон, пишет Postimees.

Бывший президент Банка Эстонии говорит, что все эти пять миллиардов в действительности уйдут на уже принятые решения. Ханссон предостерегает от излишнего углубления бюджетной дыры, поскольку сейчас, как кажется, у государства нет плана, как снова добиться сбалансированности. Печальнее всего история со стратегией выхода из кризиса, которая сейчас составляется.

- Господин Ханссон, есть ли хорошие новости?

- Меня удивило то, что правительство вообще обратилось к экспертам. В течение года казалось, что мнение специалистов их не интересует.

- Как вы оцените работу правительства во время кризиса?

- Сначала о трех неудачах: это мера помощи рынку труда (которая была запущена второпях и направлена именно на сохранение рабочих мест); понятно, что Налоговый департамент (все же сохраняется небольшая опасность того, что прежняя налоговая дисциплина не восстановится) и открытие границ.

Неудачной получилась и мера KredEx, с которой опоздали. Еще - напрямую не связанная с «короной» крупная прямая дотация сельскому хозяйству и снижения акциза на топливо. Тут ощущается лобби заинтересованных групп. Я бы не останавливал государственные выплаты во вторую пенсионную ступень, что в будущем превратится в обязательство, хотя состояние бюджета это улучшит.

Кризис в экономике можно сравнить с болезнью. Сначала острая фаза, когда нам нужны реанимационные действии, кислородная маска и сильные болеутоляющие. Потом становится лучше, наступает период восстановления. В итоге мы выздоравливаем и живем так, чтобы избежать новой болезни. Я считаю, что сейчас мы находимся во второй фазе, в которой прямое вмешательство можно было бы сократить.

Экономика Эстонии во многом зависит от внешней среды, изменить которую мы не можем. Последний анализ Банка Эстонии показал, что две трети нашего экономического спада этого года пришли под влиянием внешней среды. Падение внешнего спроса – это как сообщение о плохой погоде. Тут ничего не поделаешь. Поэтому не стоит слишком стимулировать экономику внутри страны. Если перевозбудить внутренний спрос, возникнут новые проблемы. Не нужно после каждого эмоционального всплеска раздавать деньги. Нельзя слишком глубоко выкапывать бюджетную дыру, поскольку сейчас кажется, что у нас нет плана, как мы снова достигнем сбалансированности.

Сейчас дело еще не в долговой нагрузке, в этом смысле в Эстонии есть пространство для маневра. Но если мы привыкнем много тратить и не появится политической воли эту привычку свернуть, у нас возникнет дефицит.

Я надеюсь, что если медицинская часть останется под контролем, то все встанет на свои  места.

- Что вас тревожит, когда вы анализируете ситуацию?

- Поначалу меня беспокоило то, насколько неравно при возникновении кризиса относятся к разным группам общества. В государственном секторе шел праздник, зарплата капала, даже повышалась, а в это же время частные фирмы, в том числе и СМИ, должны были уменьшать зарплаты на треть и сокращать сотрудников. Если вначале некоторым было очень больно, то теперь немножко больно всем.

Скорее, дальше можно было бы в течение года-двух стимулировать экономику общими методами, отдельное поддерживая лишь те предприятия, где, например, возник очаг заболевания.

- Что будет с налогами?

- С налогами дело сложное. Сниженный однажды налог трудно снова поднять. Демократический процесс приводит к тому, что временная мера становится постоянной. Поэтому проще сократить расходы.

В будущем налоговая нагрузка должна увеличиться, поскольку бесплатного сыра не бывает. Вести себя так, что сначала мы берем в долг и только тогда начинаем думать, куда эти деньги направить – крайне рискованно. У экономики есть свой предел раздувания. Инвестиции без анализа результата – это разбазаривание денег.

Споры о легкомысленном получении кредитов сейчас идут и в других странах Европейского союза. Например, Германия стимулирует экономику в очень большом объеме.

Германия была очень консервативной, поэтому у них есть резерв и проще справляться. А по поводу тех, кто много тратит, мы сейчас говорим об их поддержке, поскольку они оказались в состоянии бедствия. Это доказывает, что от консервативности в финансовых вопросах есть польза.

- Планы, как потратить миллиарды, есть у многих: Bigbank хотел бы построить Диснейленд, Кристийна Каллас – дигитальную школу. А что предлагаете вы?

- Я понимаю, что эти пять миллиардов будут направлены на то, что уже запланировано сделать. Четыре из пяти миллиардов уйдут на меры, запланированные на этот и будущий год. Дополнительный бюджет 2021 года с минусом тоже потребует миллиарда - и все съедено! Можно сказать, что поезд с пятью миллиардами уже ушел.

Я немного побаиваюсь, что под вывеской «короны» разморозят старые идеи. Например, снижение акциза на топливо. Заинтересованные есть как среди политиков и чиновников, так и в кругу лоббистов.

К сожалению, программа Европейского союза местами точно такая же. Зеленые идеи и дигитальный мир – это нужные вещи, но связывать их с «короной»… Если для сохранения трудозанятости нам нужно инвестировать, то об этом так и нужно говорить. Инвестирование в зеленые идеи принесут пользу лишь спустя годы.

- Кто сейчас может сказать, в каком состоянии мы будем через пять лет? Нас ждет крупнейший в столетии спад.

- Поскольку речь не идет о природной катастрофе, в которой капитал полностью уничтожен, то торговые центры открываются и автобусы ходят. Изначально мы заняли позицию, что вместе переживем этот вирус. Восстановление будет, конечно, непростым, но оно все же будет.

13 экспертов дают советы правительству

При составлении плана перезапуска экономики правительство привлекло 13 специалистов своей сферы. Премьер-министр Юри Ратас (ЦП) планирует провести личные встречи со всеми экспертами. Их оценками будет пользоваться правительственная комиссия экономического развития.

В задачи экспертного совета не входит распределение идущих в Эстонию из европейского восстановительного фонда миллиардов – этим занимается Министерство финансов.

Экспертный совет помогает картировать ситуацию, пробивается через предложения министерств, и к концу августа должен представить правительству свое видение.

Если на время оставить в стороне постоянную политическую борьбу за предпочтения своих избирателей, то правительству нужно заниматься увеличением конкурентоспособности и производительности предприятий, улучшением доходов людей и инновациями.

Большая часть государственных планов развития в разных областях деятельности закончится в 2020 году. При составлении новых уже учитывают те риски, к которым мы, как государство, полгода назад еще не были готовы.

Пятимиллиардный краткосрочный кредит, то есть 20 процентов госбюджета требует разумной траты.

В экспертный совет входят: Рауль Эаметс, Ардо Ханссон, Ало Иваск, Вяйно Калдоя, Эрки Килу, Арно Кютт, Тоомас Луман, Кадри Мяннасоо, Пирет Мюрк-Дубот, Пуэп Петерсон, Яан Киллесаар, Индрек Нейвельт, Кай Реало, Иво Суурсаа и Кадри Украински.

Мы уже брали в долг

Для смягчения последствий коронакризиса Эстония уже взяла в долг 2,8 миллиарда евро.

200 миллионов евро по долговым распискам (процент:  –0,296%, крайний срок: март 2021)

750 миллиона евро у Инвестиционного банка Северных стран (шестимесячный еврибор + 0,32%, в 2035 году)

150 миллионов евро по долговым распискам (–0,177%, ноябрь 2020 года)

225 миллионов евро по долговым распискам (–0,141%, май 2021 года)

1,5 миллиарда евро по долговым распискам (0,125%, июнь 2030 года)

Ардо Ханссон

  • Родился 15 июля 1958 года в Чикаго
  • Женат, имеет двух сыновей
  • Закончил с отличием Британский Колумбийский университет (Канада) и Гарвардский университет (США)
  • Работал во многих международных университетах научным сотрудником и преподавателем
  • 1992–1994 и 1997 – экономический советник премьер-министра Эстонской Республики
  • 1993-1998 – член совета Банка Эстонии
  • 1998-2008 – ведущий экономической аналитик Всемирного банка в Польше, странах Балтии и Балканских странах
  • 2008-2012 – руководитель отдела экономической политики Всемирного банка в Китае
  • 2012-2019 – президент Банка Эстонии.
  • Был советником министра иностранных дел Эстонии и руководителем рабочей группы Совета экономического сотрудничества стран Балтийского моря, а также советником правительства и центробанка Польши, Словении, Монголии и Украины.
  • Сейчас является членом совет банков Praxis и Coop.
  • Награжден знаком отличия «Белая звезда» II класса и орденом командирского креста «За заслуги перед Литвой».
НАВЕРХ