Иван Сафронов.

ФОТО: Valery Sharifulin/Valery Sharifulin/TASS

Мосгорсуд в четверг рассмотрит апелляцию на арест обвиняемого в госизмене бывшего журналиста и советника главы «Роскосмоса» Ивана Сафронова.

Защита будет настаивать на избрании ему меры пресечения, не связанной с лишением свободы.

С момента его задержания пошла уже вторая неделя, но ни Сафронов, ни адвокаты не смогли узнать у следователя, что конкретно он совершил.

Русская служба Би-би-си рассказывает, что известно об уголовном деле Сафронова к настоящему моменту.

Улик не предъявлено

Уголовное дело о госизмене в отношении Ивана Сафронова ФСБ России возбудила 6 июля 2020 года, получив в Лефортовском суде Москвы постановления о проведении обысков у Сафронова и его близких.

7 июля Сафронова на выходе из дома задержали в качестве подозреваемого по делу оперативники ФСБ. В квартире, где он жил со своей девушкой, журналистской Ксенией Мироновой, а также у его близкой подруги и бывшей коллеги по «Коммерсанту», главного редактора издания «Холод» Таисии Бекбулатовой прошли обыски.

Обыскали и квартиру матери Сафронова Елены, где он был зарегистрирован. Следователи также провели выемку документов из кабинета Сафронова в Роскосмосе, где работал на момент ареста.

В тот же день на допросы в качестве свидетелей вызывали Миронову, Бекбулатову, а также мужа сестры Ивана - Максима Ковязина. Вечером суд отправил Сафронова под арест до сентября в СИЗО «Лефортово».

13 июля Сафронову предъявили обвинение в госизмене по статье 275 Уголовного кодекса России, после чего состоялся его первый допрос. Журналисту по этой статье грозит от 12 до 20 лет лишения свободы.

Сафронов вину не признает и считает, что его преследуют за публикации в СМИ о военно-промышленном комплексе России. До 18 мая 2020 года он работал журналистом в «Ведомостях», а с 2010 по 2019 - в «Коммерсанте». В чем конкретно его обвиняют, Сафронов из предъявленного обвинения так и не узнал.

Дело Сафронова ведет следователь ФСБ Александр Чабан, рассказали Би-би-си защитники журналиста. Он расследовал дело о госизмене против бывшего члена правления «Интер РАО» Карины Цуркан, которое скоро будет передано в суд. Чабан также ведет дело обвиняемого в госизмене физика Виктора Кудрявцева.

76-летнего сотрудника Центра теплообмена и аэрогазодинамики (ЦТА) Центрального научно-исследовательского института машиностроения (ЦНИИМаш) ФСБ задержала летом 2018 года. Он больше года провел в «Лефортово», и из изолятора его отпустили только когда врачи обнаружили у ученого онкологическое заболевание.

Как выяснила Би-би-си, на следственных действиях в понедельник, которые продлились три часа, следователь предложил Сафронову «охарактеризовать себя». Других вопросов обвиняемому следователь на задавал.

При этом сам Сафронов и его адвокаты задали около десятка вопросов самому следователю: кому конкретно, при каких обстоятельствах и через какие средства коммуникации он, по версии следствия, передавал информацию, как ее собирал и от кого получал. Все вопросы занесены в протокол.

Следователь должен дать ответы на них в течение трех дней. Защита подала ходатайство о необходимости конкретизировать доказательства, пояснил Би-би-си адвокат Олег Елисеев. После этого может состояться повторный допрос Сафронова.

Защита не исключает, что следователь сошлется на государственную тайну и доказательства будут засекречены вплоть до ознакомления с материалами дела перед его передачей в суд. Формулировки, что обвиняемый совершал преступление «из корыстных побуждений» или «посредством интернета» защита считает неопределенными - как если бы речь шла о действиях «посредством электричества», говорил Би-би-си адвокат Сафронова, руководитель «Команды 29» Иван Павлов, специализирующийся на делах о госизмене.

Пятерых присутствовавших на следственных действиях адвокатов Чабан официально уведомил о неразглашении тайны предварительного следствия. Иван Павлов при этом не присутствовал и после допроса активно комментировал дело журналистам.

«Следствие не справилось с процессуальной обязанностью обосновать как подозрение, так и обвинение. Мы не понимаем, от чего защищаться», - объяснил он. Давать показания Сафронов, по словам адвоката, будет после того, как ФСБ конкретизирует обвинение.

Вызовы в Генштаб и Минобороны

Защита по итогам всех следственных действий и предъявленных ей и суду документов утверждает, что обвинение не опровергло возможную связь дела Сафронова с журналистской деятельностью, а также тот факт, что она была добросовестной.

По словам адвокатов, ФСБ вела оперативную разработку дела Сафронова в период его работы в «Коммерсанте», но никаких улик пока не предъявила.

«Сафронов не понимает, за какие именно публикации его преследуют. Его обвинили в действиях 2017 года, связанных с получением информации, давайте относиться к этому с позиции презумпции невиновности вашего коллеги», - заявил Павлов.

Между тем преподаватели и бывшие коллеги Сафронова вспоминают, что Ивана неоднократно вызывали в силовые ведомства «на разговор» после его эксклюзивных публикаций об «оборонке».

Еще в 2011 году, будучи студентом Высшей школы экономики, он был «удостоен вызова в Генштаб» в связи с серией материалов в «Коммерсанте» о потере военного спутника геодезического назначения «Гео-ИК-2», говорится в преддипломном отзыве (копия есть у Би-би-си) его научного руководителя в ВШЭ Оксаны Тимофеевой.

Коллеги Ивана по «Коммерсанту» вспоминали, что Минобороны неоднократно высказывало недовольство заметками Сафронова.

В 2017-2018 годах первый заместитель главы ведомства Руслан Цаликов встречался с главным редактором Владимиром Желонкиным, который взял на эту встречу Сафронова.

«Там был разговор про целую пачку заметок Ивана», - сказал Би-би-си один из журналистов. Желонкин в разговоре с Би-би-си не отрицал, что ходил с Сафроновым на разговор к замминистра обороны, но не смог вспомнить, о каких именно заметках шла речь.

Использование VeraCrypt: что это означает

Следствие утверждает, что для «сбора и передачи информации» иностранным спецслужбам Сафронов использовал средство шифрования VeraCrypt, рассказал Би-би-си его адвокат Иван Павлов.

Как уточнил в разговоре с Би-би-си один из защитников Сафронова, фраза про шифрование содержится только в постановлении о привлечении Сафронова в качестве обвиняемого по делу о госизмене.

Документ защита и сам бывший журналист увидели на следственных действиях во вторник. Следователь Чабан ничего про шифрование не говорил. Других документов с упоминанием VeraCrypt защите также не показали.

«Ох ты господи! На таком шифровании работают обычные протоколы электронной почты», - отреагировал адвокат Павлов на то, что Сафронову вменяют использование VeraCrypt. По его словам, существуют и более современные программы, а VeraCrypt «вышла из моды».

Программа VeraCrypt используется для шифрования носителей информации, физических и виртуальных дисков.

Зашифрованные папки, называемые контейнерами, можно отправлять по электронной почте. Чтобы открыть контейнер, получателю нужно установить VeraCrypt и ввести пароль, - в противном случае он увидит набор случайных символов.

VeraCrypt считается одним из самых надежных средств шифрования и регулярно проходит публичный аудит.

Американский правозащитный Фонд электронных рубежей (EFF) рекомендует создавать невидимые разделы с помощью VeraCrypt при прохождении границы. Однако достаточно мощный компьютер (или несколько компьютеров) способны обнаружить и взломать зашифрованные данные, если на них установлен слабый пароль.

Средства для взлома используются правоохранительными органами по всему миру, например, Следственный комитет России в 2018 году приобрел программу Kit Forensic американской компании Passware за 122 тысяч рублей, которая позволяет расшифровывать данные методом подбора паролей.

Силовые структуры не впервые ссылаются при уголовном преследовании по тяжким статьям на использование фигурантом протоколов шифрования для хранения и пересылки электронной информации. Месяц назад о недопустимости таких доказательств обвинения заявляла на суде в Петербурге по делу «Сети» (сообщество признано в России террористическим и запрещено) защита программиста Виктора Филинкова.

По версии обвинения, он в силу своей профессии взял на себя роль «связиста» и обеспечивал в сообществе «меры по защите от разоблачения и утечки информации» с помощью PGP - обычной компьютерной программы для шифрования и цифровой подписи сообщений, файлов и другой информации в электронном виде, cистемы обмена сообщениями Jabber (ее широкое использование подтверждал в суде эксперт) и SMTP - протокола передачи электронной почты.

«Современный интернет так устроен, что практически всё взаимодействие выполняется в зашифрованном виде, чтобы мошенники не перехватили, это общее место. Сложно найти такую программу, такой мессенджер, чтобы там не было шифрования, для этого ничего специально делать не нужно, - объяснял вызванный в суд специалист. - Это как Почта России предлагает посылать письма в конвертах».

Правозащитник и бывший депутат Госдумы Юлий Рыбаков вспоминал, как в конце 1980-х годов глава ленинградского управления КГБ Виктор Черкесов, комментируя дело об издании антикоммунистической брошюры «Свободное слово», заявил, что раскрыл заговор антисоветчиков, ссылаясь на то, что во время обысков «была изъята машинка-факс, с помощью которой можно передавать тексты за границу». Это было последнее дело по статье «Антисоветская агитация и пропаганда», отмечал Рыбаков.

Залог или домашний арест?

16 июля защита будет настаивать на заседании в Мосгорсуде на отмене ареста Сафронова и избрании ему меры пресечения в виде выхода на свободу под залог или домашнего ареста.

По словам Павлова, адвокаты будут подчеркивать отсутствие обоснования выбора столь строгой меры пресечения в суде в первой инстанции.

«В апелляции обратим внимание суда на обстоятельства, на которые обращали внимание в Лефортовском суде - обвинение не справилось со своей процессуальной обязанностью обосновать выдвинутые против Ивана Сафронова подозрения», - сказал защитник.

При этом защита будет ссылаться на поручительства за Ивана Сафронова, которые дали полтора десятка человек. Среди них, например бывший замглавреда «Ведомостей» Филипп Стеркин, член президентского Совета по правам человека Екатерина Винокурова и профессор Высшей школы экономики Александр Архангельский.

Помимо прочего защита принесет в суд несколько десятков положительных характеристик на Сафронова - от его коллег, работодателей и преподавателей ВШЭ, где он учился. В поддержку экс-журналиста также публично выступили бывшая кандидат в президенты, телеведущая Ксения Собчак, музыкант Юрий Шевчук, журналисты Юрий Дудь и Леонид Парфенов.

Кроме того, коллективное видеообращение в поддержку Сафронова записали журналисты кремлевского пула. Во вторник пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что Владимир Путин при необходимости может запросить документы по делу Сафронова, чтобы изучить их лично.

Где и как содержат Сафронова?

Иван Сафронов сидит один в камере 46 на первом этаже СИЗО «Лефортово».

Как рассказал Би-би-си сидевший в изоляторе журналист Игорь Рудников, во всех СИЗО «карантинные камеры» находятся на первом этаже, и сидят в них до окончания карантина поодиночке.

Срок карантина из-за пандемии увеличен с 10 до 14 дней, для Сафронова он должен закончиться 21 июля. После этого заключенного могут оставить на первом - наиболее шумном и стрессовом этаже - либо переместить наверх. Чем выше этаж, тем комфортнее.

По словам одного из защитников, в соседней камере с Сафроновым сидит экс-министр, бывший глава «Открытого правительства» Михаил Абызов, обвиняемый в хищении 4 млрд рублей. Подтвердить эту информацию не удалось - адвокат Абызова Сергей Дрозда был недоступен для комментариев.

У Сафронова уже дважды побывала член Общественной наблюдательной комиссии Ева Меркачева. Во вторник Сафронов рассказал ей, что за неделю в изоляторе похудел на пять килограммов.

«Стресс тут не при чем. Я его столько испытывал. Если бы худел из-за стресса, то давно бы высох. Обнулился бы», - уточнил журналист. Он отметил, что занимается спортом, а жалоб на обращение и условия содержания в СИЗО у него нет. Сафронов лишь отметил, что пытается привыкнуть засыпать с включенным светом - его в камерах «Лефортово» не выключают.

О такой практике также рассказывал Би-би-си сидевший в этом изоляторе Рудников. Передача от родных Сафронову дошла, правда, антенну для телевизора он так и не получил, поэтому возможности смотреть телевизор у него нет. Ранее Сафронов жаловался на информационный голод в СИЗО.

Защитники рассчитывают посещать Сафронова раз в две недели. Вход в «Лефортово» ограничен из-за особых правил изолятора - туда проходят по три адвоката в день, и для распределения друг друга по графику защитники, чьи клиенты находятся в изоляторе, проводят жеребьевку.

Читайте нас в Telegram! Чтобы найти наш канал, в строке поиска введите ruspostimees или просто перейдите по ссылке!

1