Воспоминания о Таллиннской олимпийской регате: тяжелый факел, от которого не зажигался огонь

Зажигавший в Пирита олимпийский огонь Вайко Вооремаа. ФОТО: Sander Ilvest

Таллиннская олимпийская регата привлекла внимание публики к 17-летнему ученику средней школы Хаапсалу Вайко Вооремаа, который в то время хорошо ходил под парусом как в открытых водах летом, так и зимой, когда море было подо льдом, пишет Postimees.

Весной 1980-го года у ворот его дома в Хаапсалу появились двое мужчин, уговаривавших его зажечь олимпийский огонь. «Это стало для меня неожиданностью», - говорит Вооремаа.

У него уже были две золотые медали чемпионата мира среди юниоров в буерном спорте в классе DN. Но самый большой успех ждал впереди.

Через некоторое время руководитель отдела международных отношений спортивного комитета Маая Имелик пригласила его в Таллинн. Сказала, что это не шутка, решено - нужно делать.

По словам Вооремаа, он всю жизнь занимался парусным спортом, теперь он владелец фирмы E. & V. Foils, производящей дополнительное снаряжение для парусников. На этой неделе он будет участвовать в регате в проливе Муху.

«Всю церемонию зажжения огня совсем немного отрепетировали. Один раз на велотреке, где нарисовали церемониальную площадку. Там была серьезная репетиция, и один раз накануне открытия регаты одна репетиция также прошла на церемониальной площадке центра парусного спорта», - вспоминает Вооремаа.

Его задачей было у моста реки Пирита принять факел олимпийского огня у бегунов, которые прибыли со стороны центра города, и спуститься по лестнице к катеру. Лодка плыла вдоль реки Пирита к морю, мимо трибун, а затем брала курс на морское побережье, где находилась церемониальная площадка.

«Там я сошел на берег. Побежал к центру площади, поклонился, поприветствовал партии и правительство. Затем я побежал мимо флагштока прямо к факелу и снова поприветствовал».

Однако 20 июля олимпийский огонь от факела Вооремаа в Пирита не загорелся. Так получится могло, но возможных неожиданностей хотели избежать.

Вооремаа вспоминает, что его рука устала. Сначала отдельные факелы пришли из Москвы. Этот факел горел определенное количество минут, и это время не соответствовало времени церемонии. Факел был упрямой горелкой, которую не удавалось потушить даже в воде.

«Это было чертовски сложно», - вспоминает он.

В конце концов, в ход пошел тот же обычный факел, с помощью которого бегуны передавали олимпийский огонь. Внутри находился газовый баллон и кнопка под стволом, которая тушила огонь.

Нога дрожала? «Наверное, не очень. Эти мысли пришли только после. Когда тебе 17 лет, то не можешь думать о том, что это престижно. Обычная мальчишеская штука», - говорит Вооремаа.

Факел у него сохранился. С его помощью он зажег огонь еще один раз, когда в Раквере было шоу-соревнование, где топовые спортсмены пробовали свои силы в других областях. Только факел был немного переделан, потому что в Eesti Gaas не смогли заполнить газовый баллон олимпийского огня.

После церемонии открытия у Вооремаа продолжалась работа по парусной регате - он помогал отцу.

Проще стало только с доступом в олимпийскую зону. Товарищи в серых костюмах уже узнавали того, кто зажег факел, и пропуск больше не спрашивали.

НАВЕРХ
Back