Кому нарубить брюссельской «капусты»?

Вячеслав Иванов.

ФОТО: архив Вячеслава Иванова

Юри Ратас принес радостную весть: в течение ближайших семи лет Эстония гарантированно дополнительно получит из долгосрочного бюджета ЕС почти семь миллиардов евро для перезапуска экономики, пострадавшей в результате Covid-пандемии. И это – не считая возможности брать для тех же целей кредиты на льготных условиях.

Определение статей государственного бюджета, которые должны пополниться евросоюзными деньгами, чтобы немедленного перенаправить их нуждающимся в срочных инвестициях отраслям и конкретным предприятиям, – задача не из легких. И я нисколько не завидую тем экспертам и чиновникам, которым предстоит заниматься этим в ближайшие недели и месяцы.

«В очередь, сукины дети!»

Помнится, именно эту фразу первым делом членораздельно произнес бездомный пёс, которого хирург-волшебник профессор Преображенский превратил в человеческое существо по имени Полиграф Полиграфович Шариков.

В нашей ситуации никого – тем более, в столь грубой форме, – призывать становиться в очередь не надо. Она сама уже давно образовалась стихийным способом, и теперь следует только решить – кому, в каком объеме и когда будут выделены долгожданные финансы из Брюссельского щедрого кармана.

Давайте просто навскидку выберем несколько фрагментов из информационного потока последних двух-трех дней.

«Располагающиеся в Старом городе Таллинна рестораны и кафе опасаются, что не все популярные среди туристов и местных жителей заведения смогут продолжить свою деятельность. Причина проста: нет туристов – нет денег…»

«„Они не выживут без помощи и дня“: государство хочет отказать больным диабетом детям в поддержке».

«Руководитель нового департамента будет получать 6900 евро в месяц»…

На первый взгляд, подборка цитат и заголовков составлена по принципу «Где имение, а где – наводнение» и мало связано с предыдущим текстом. Постараюсь доказать обратное.

Страдающие рестораторы. Суть понятна: коронавирус нанес жесточайший удар по бизнесу, так или иначе связанному с туризмом. Хотя и тут все не так однозначно, как может показаться, и, к примеру, хуторской туризм и спа-отели по всей Эстонии именно благодаря (в буквальном смысле слова) Covid переживают небывалый сезонный бум. Но изрядный сегмент этой отрасли действительно несет более чем серьезные убытки и реально нуждается в поддержке.

Проблема с детьми-диабетиками вроде бы прямого отношения к обсуждаемой теме не имеет, но и здесь всё упирается в нехватку финансов, а по этой причине – необходимость экономить на всем, включая жизненно важное для таких больных оборудование.

Теперь о зарплате чиновницы… Хотя нет, об этом чуть позднее.

Денег много не бывает

Эта истина хорошо известна. Что касается, в частности, обсуждаемых 6,8 млрд. евро «брюссельской капусты», то они вообще-то вовсе не предназначены для раздачи тут же, на месте, и всем по потребности. Речь идет о структурных фондах, и поступление денег в бюджет Эстонии с дальнейшим инвестированием будет происходить под достаточно строгим контролем.

На фоне информации о намерении лишить государственной поддержки детей-инвалидов новость о сумме оклада директора департамента, превышающей зарплаты президента, премьер-министра и председателя Госсуда, выглядит особенно цинично.

Однако их главное назначение в конечном счете все-таки заключается в том, чтобы помочь эстонской экономике преодолеть кризисные последствия, если не совсем без потерь, то, по крайней мере, сведя их к минимуму.

Скажем, тем же рестораторам Старого города из этих средств вряд ли перепадет напрямую хоть один евроцент. Но они-то обращаются за поддержкой к городским властям, а Таллинн наверняка получит какие-то суммы, чтобы закрыть основные бреши в городском хозяйстве. Какие – это уж решать специалистам.

Но, получив таким вот образом подпитку со стороны, город сможет (будем надеяться!) протянуть-таки руку помощи своим партнерам-бизнесменам – снизить им арендную плату, предоставить налоговые льготы или помочь каким-то иным приемлемым способом.

То же самое – и с детьми-инвалидами. Хотя здесь даже несколько проще: европейские деньги предназначаются, в числе прочего, и на развитие социальных программ, включая здравоохранение.

Конечно, все эти схемы на самом деле сложнее, но принцип примерно такой.

А вот с чиновничьими окладами совсем непонятно. Назначение, подписанное министром образования и науки Майлис Репс, вызвало острую реакцию в обществе. Тем более что сообщение об этом появилось в разгар непрекращающихся разговоров о необходимости экономить бюджетные средства и искать малейшие возможности для компенсации ущерба и целым отраслям, и отдельным людям, потерявшим работу в результате сокращений из-за пандемии.

Размер оклада директора Департамента по делам образования и молодежи Уллы Илиссон в 6900 евро руководство головного отраслевого ведомства объясняет тем, что она является топ-менеджером из частного сектора, и её приход в министерство – «это победа для общественной службы».

Здесь действительно нет прямой связи с пандемией и евроденьгами для перезагрузки эстонской экономики. Но на фоне – особенно! – информации о намерении Департамента социального страхования лишить в этой ситуации государственной поддержки часть страдающих диабетом детей-инвалидов новость о сумме оклада директора департамента, превышающей зарплаты президента, премьер-министра и председателя Госсуда, выглядит особенно цинично. После этого так и ждешь, что скоро и в Эстонии станут привычными душещипательные ролики, которыми кишат телеканалы России, с отчаянными призывами: помогите больным детям, кто чем может! Для вас копеечка ничего не значит, а для них ваша копеечка – большая поддержка.

И еще один вопрос напрашивается у меня как у одного из массы простых обывателей, ради которых, собственно, и существует любое государство. Если для госструктуры приход в нее топ-менеджера, и даже не высшего звена, с зарплатой больше, чем у глав государства и правительства, – это такая важная победа, то зачем тогда нашему государству такие главы?

НАВЕРХ