Маари Пыйм: наша страна движется в направлении полиции нравов и тоталитаризма

Маари Пыйм

ФОТО: Erakogu

Идеология, импортируемая Фондом в защиту семьи и традиций (SA Perekonna ja Traditsiooni Kaitseks, SAPTK), оказывает чрезмерное влияние на государственные решения, пишет координатор социальных проектов Маари Пыйм.

На прошлой неделе стало известно, что финансирование проектов, направленных на развитие равного отношения к людям, проживающим в Эстонии, было приостановлено. Это решение затрагивает также те некоммерческие организации, чьи проекты были выбраны Министерством социальных дел в прошлом году в раунде конкурса на стратегическое партнерство «Поддержка и продвижение гендерного равенства».  

Каждый, кто когда-либо был в роли работодателя, понимает, что  если работа заказана, договор заключен и для реализации проекта уже пришлось понести расходы и взять на себя обязательства, будет крайне неприятно, неожиданно и обидно обнаружить, что заказчик работы посылает вас без видимой причины.

Приостановление в одностороннем порядке раунда публично объявленного конкурса посреди финансового года является предательством гражданских организаций, которые, доверяя своей стране, составили долгосрочные планы, проделали реальную работу, инвестировали время и энергию. То, что государство как финансист внезапно выходит из игры в середине проекта, может сперва показаться лишь провалом в переговорах - до тех пор, пока мы не рассмотрим картину в целом.  

Поездки в Варшаву

Приостановка финансирования была инициирована в декабре прошлого года Фондом в защиту семьи и традиций (SAPTK), когда от его имени к Госконтролю Эстонии обратились присяжные адвокаты Айвар Пильв и Ильмар Эрик Аавакиви и в связи с Законом об азартных играх выразили обеспокоенность по поводу выделения субсидий на 2019 год.    

Чем финансирование проектов по заказу государства мешает SAPTK и почему эта организация решила потратить свои деньги на лучших адвокатов, чтобы непременно оставить другие организации без финансирования? Меморандум Государственного контроля Эстонии этого не объясняет. Никто не интересовался мотивами SAPTK, однако финансирование проектов за счет налога на азартные игры приостановлено.

К сожалению, подобное подавление гражданских правозащитных организаций с помощью юридических уловок и толкований не является чем-то новым. Пара поездок в Варшаву помогут освоить этот трюк.

Кто знаком с деятельностью сети Ordo Iuris в Польше и за ее пределами, тот знает, что из их багажа можно позаимствовать уже проверенные стратегии и рекомендации – особенно из опыта тех стран, где юридическими средствами голос правозащитников уже подавлен.  

Однако остается вопрос, является ли право более сильного (читать как «более зажиточного») нашей новой вожделенной «демократией» - привлекаешь лучших адвокатов, потому что у тебя случайно есть на это злотые (1) и с их помощью способствуешь подавлению идеологически неугодных организаций?     

Однако этим интересные государственные тенденции и решения не ограничиваются. В феврале наше правительство успело обеспокоиться с точки зрения внешней политики близкой SAPTK темой (из-за «преследования христиан»), став наряду с Польшей и Венгрией (нашими новыми бравыми евроскептическими государствами-соратниками) одним из основателей альянса за свободу вероисповедания. В марте Эстония под руководством министра иностранных дел провозгласила себя «защитницей христианского культурного наследия и свободы вероисповедания, как и Венгрия».   

В июне мы видели, как к обсуждению поправок к Закону о психиатрической помощи в Рийгикогу привлекли в качестве представителя заинтересованной стороны и эксперта именно SAPTK, которой предоставили право голоса из-за ценностей, которые они представляют. Ни одна организация, компетентная в вопросах медицины или проблем молодежи, не была привлечена.  

Наблюдая за таким подходом к решению проблем государственной важности и передачей микрофона, хотелось бы спросить – с каких пор мы стали такими ужасно верующими в самой атеистической стране Европы?

И неужели в нашей новой реальности к принятию важных решений привлекают именно и только того, кто сильнее стукнет по столу кулаком и через весь зал Рийгикогу крикнет «Нет!»? (Да, это отсылка к тому, что произошло в Рийгикогу при принятии Закона о сожительстве).

К тому же, эта привлеченная сторона не является научным сообществом, чье мнение могло бы считаться решающим при принятии решений, и не представляет судебную власть. Нет, речь идет об одной маленькой религиозной организации. Кого же они представляют, что к их помощи стоит прибегать так часто?

SAPTK - это эстонская ячейка глобального религиозного движения, которая внедряет здесь импортную повестку, позиционируя себя как т. н. общество «ответственных граждан» и ведя себя так, словно темы, которыми они занимаются, являются огромными местными проблемами, а не заказной работой.     

Разделяй и властвуй

Кто еще полагал, что у SAPTK отсутствуют политические амбиции, тому самое время проснуться и обратить внимание на тот факт, что предоставляя на уровне государственной исполнительной власти право голоса и платформу группам, перефразирующим средневековые манифесты, наша страна движется в направлении полиции нравов и тоталитаризма. Такое будущее уже не за горами. 

Вам никто не гарантирует, что ваши собственные взгляды, вероисповедание или пол не окажутся однажды объектом ограничений.

Если вы когда-либо подписывали петицию против Закона о сожительстве, инициированную SAPTK, и/ или постоянно делаете пожертвования порталу Objektiiv, значит, вы отдаете себе отчет в том, что если вы не жили крайне благочестивой и воздержанной жизнью, то с таким же успехом можете изувечить сами себя с помощью подобранной на улице увесистой дубины. Как во время обращения Эстонии в христианство папы с помощью здешних коллаборационистов задабривали местных жителей, так и политические убеждения SAPTK являются, в сущности, импортным товаром.            

Подавляющее большинство из нас ведет жизнь, не соответствующую моральным установкам этой организации, которая, однако, удивительно хорошо умеет использовать зарубежные инструменты. Будь то подавление меньшинств или любой другой банальный и построенный на конфронтации прием. Мы все прекрасно знаем этот modus operandi – разделяй и властвуй.  

Часть нашего правительства также сейчас играет в меньшинства по отношению друг к другу так, что складывается впечатление, будто рупором народной воли, в конце концов, являются только они сами, олицетворяя «истинные» ценности народа. Как будто народ состоит только из людей одной масти, желающих одного и того же.   

EKRE реализует волю SAPTK из чистого прагматизма и расчета. Они не могут одним разом унизить большую часть общества и все же быть избранными – однако уловка состоит в том, что их политической целью никогда не было заполучить голоса всех меньшинств одновременно. Социальные темы и группы берут по одиночке и сталкивают друг с другом. Разделяй и властвуй.  

Товар, который вы не заказывали

Хорошо, вам не нравится тратить деньги налогоплательщиков на работу в том или ином направлении, поскольку вас лично затрагиваемые темы не касаются и вы полагаете, что права человека действуют выборочно: действительны лишь ваши права, ну и, в крайнем случае, те права, которые вы считаете подобающими. Разумеется, придерживаться подобных мнений никто не запрещает.    

Проблема возникает, когда взгляды, ограничивающие чьи-либо права, проникают в законодательство, угрожая правам тех, чьи взгляды отличаются и кого эти ограничения напрямую затрагивают. И вам никто не гарантирует, что ваши собственные взгляды, вероисповедание или пол не окажутся однажды объектом ограничений.

Я бы условно сравнила такой вид тематического популизма с покупкой какого-то запрещенного вещества в интернете – приобретая желаемый товар, вы тем самым поддерживаете организованную преступность, в том числе ее другие направления, такие как международная торговля оружием, людьми, органами, а также мошенничество всякого рода и убийства.  

Возможно, вас это не интересует? Ладно, сегодня, вероятно, нет. Однако было бы наивно предполагать, что одно религиозное объединение с политическими амбициями остановится на полпути и именно там, где это окажется подходящим для вас.

Вы в разводе? Вы изменяли любимому человеку? Вы делали аборт или оплачивали его? В вашей семье прибегали к искусственному оплодотворению? Вы пережили изнасилование?  

Глядя на то, что происходит не в столь дальних странах, как Польша и Словакия, не стоит вообще удивляться, если предложения по ограничению искусственного оплодотворения через пару лет проникнут и в наше законодательство. С большим усердием готовится почва для таких изменений, при которых хозяином вашего тела может стать кто-то другой. Да, «традиционные семейные ценности» значат для братьев по злотым также ограничения для вашего тела.   

SAPTK годами высказывается как против абортов, так и против искусственного оплодотворения и суррогатного материнства, пытаясь понять, возможно ли ввести соответствующие изменения в Эстонии. Это является частью предписанной нам идеологии, импортированной из стран, разительно отличающихся от нас в культурном плане, как и стремление ввести в эстонский язык неопределенное понятие сфабрикованного значения - «гендерная идеология» (2) - с помощью ежедневных тематических статей на портале Objektiiv. Не все возможно сразу, тем не менее, поиск подходящей почвы продолжается, и, если вас (ваш голос, подпись и т. д.) удастся «купить» - это не останется без последствий, которые вскоре, однако, затронут вас лично.   

Светское государство, куда ты пропало?

Я всегда гордилась тем, что у нас светское государство. Однако теперь я уже не знаю, как будут развиваться события, учитывая, что у организаций, борющихся за права человека, отбирают центы, в то время как сидящие на шее и без того безумной мамоны и занимающиеся развитием недвижимости религиозные объединения до последнего гребут из государственной казны. Так, например, в июле Министерство внутренних дел Эстонии выделило религиозным организациям 2 миллиона евро. 

Нынешнее противостояние темам гендерного равенства со стороны религиозных организаций является искусственно созданным для нашей страны. В любом случае правозащитные организации борются против дискриминации на основании религиозных убеждений. Например, один из партнеров проекта, оставшийся без финансирования, Центр по правам человека Эстонии (EIK), занимается стратегическими разбирательствами, защищая дискриминируемых – это услуга, которая предназначена также, например, для помощи тем, с кем несправедливо обошлись на основании религиозных убеждений.

Также в EIK составляют ежегодные отчеты по правам человека, в которых рассматриваются, в частности, случаи дискриминации на основании религиозных убеждений. Однако если при отсутствии финансирования деятельность приостановят, на основании чего мы будем далее утверждать, имеются ли у нас в государстве проблемы, связанные с правами человека  в какой-либо сфере? Уже сейчас эти отчеты пишутся за счет частных пожертвований, что ставит под сомнение жизнеспособность и, следовательно, способность правительства определить, в какой области прав человека у нас существуют проблемы и ограничения.           

К сожалению, из этого следует, что финансирование подобных проектов не подходило SAPTK не потому, что в них не увидели связи с новой государственной повесткой, со свободой вероисповедания и убеждений, а именно потому, что SAPTK (и части правительства) не подходят другие аспекты прав человека, которые наряду с их собственными тоже представлены.

Увы, братцы, права человека не действуют избирательно.

(1) При упоминании о финансировании я опираюсь на доклад Европейского парламентского форума по демографии и развитию «Modern-Day Crusaders in Europe: Tradition, Family and Property: analysis of a transnational, ultra-conservative, Catholic-inspired influence network» («Современные крестоносцы в Европе: Традиция, семья и собственность: анализ транснациональной, ультраконсервативной сети влияния, вдохновленной католичеством»), в котором Эстония упоминается 13 раз в связи с деятельностью SAPTK).   

(2) Если кто-то хочет узнать, что означает это понятие, желаю тому человеку удачи в поисках, поскольку ни один источник не дает четкого ответа. В широком смысле оно охватывает проблемы сожительства ЛГБТ, права женщин, борьбу с домашним насилием, право на аборт, специальность по академическим гендерным исследованиям, и т. д. 

Проблема в том, что это понятие намеренно введено некорректно. Оно включает в себя темы и области, демонстрация которых может подвергнуть угрозе правозащитную культуру и доступ к образованию в сфере прав человека, а также разжечь ненависть к таким группам, как ЛГБТ-активисты, феминистки, студенты, изучающие гендерные вопросы, преподаватели этих направлений и т. д.  

НАВЕРХ