Культ личности пространства

Марианна Тарасенко.

ФОТО: Erakogu

Мы все давно друг другу мешаем. Чем дальше, тем больше. Трагически, катастрофически и уже практически апокалиптически. Чихнешь – оторвешь от дум, надушишься – оскорбишь обоняние, закуришь – отравишь атмосферу, включишь музыку – разбудишь, будешь сидеть тихо – вгонишь в тоску. Придешь – чего приперся, уйдешь – обидишь.

Чужие дети плачут противно, свои – мелодично. У одного лает собака, у другого вопит кот, третий жарит рыбу на весь подъезд, бабки на остановке кормят голубей: я ненавижу голубей!!! Я еле плетусь по магазину под ручку с тремя подругами, и не надо нас обгонять и толкать. Я тороплюсь, расступитесь все! Что ты идешь и лыбишься, когда от меня жена ушла? Что за похоронное выражение у того дядьки на морде – все настроение испортил! Почему у водителя играет музыка? Что за идиотская кепочка на мальчике? Почему вы такие странные?   

А надо жить так, чтобы меня устраивать. Иметь точно такие же потребности на данный момент, но не когда я пришел на пляж: тогда подите все вон и не сыпьте мне на голову песок. Но если я бегу – пусть все бегут в том же темпе по специально выделенной, но индивидуальной траектории, я сплю – тоже спите все. Не чавкайте рядом, я на диете. Не смейтесь, я раздражен, и вообще у вас неприятный смех. Молодежь одета по-дурацки. Люди среднего возраста одеты безвкусно. Старики… лучше бы дома сидели.

Чем больше нас призывают к терпимости, тем в большей степени нетерпимость проявляется. Большинство из нас вынуждено жить в многоквартирных домах, пользоваться общественным транспортом или общественными дорогами, ходить в магазины, где много народу, в хорошую погоду гулять по переполненным паркам. И с трудом друг друга выносить.

Доколе?

Где выход – всем на хутора? Их, конечно, не хватит, но и проблема в другом: многие любят, чтобы жизнь вокруг бурлила. Даже кипела. Но при этом на них не брызгала и паром не обдавала, то есть не вторгалась в их личное пространство. Но, к сожалению, границы этого личного пространства законодательно не закреплены. Поэтому для одного это метр, а для другого – весь город. 

Возмущает строительство под окном. Раздражает хлопающая дверь подъезда. Убивает ор чаек на крыше. Бесят трескучие коллеги. Доводит салют. Шум – это вторжение в личное пространство. Шум, но не вид: я покажу вам что угодно на расстоянии полуметра, но вам не должно быть противно. Не нравится – зажмурьтесь. Но не делайте мне замечаний: это уже шум. Не показывайте на меня пальцем, вы проткнете мою ауру.

И да, запах. С ним сложнее. Я натерла голову луком и села рядом с вами, но могла ли я ожидать, что от вас так мерзко пахнет духами? Это не от вас? И вам тоже не нравится? Тогда нюхайте мой лук, это полезно.  

У соседей гости, а вы болеете и хотите тишины. У вас ремонт, а у соседей уснул ребенок. Уснули вы, а соседский ребенок проснулся и оповестил об этом как минимум три этажа. На трех этажах проснулись две собаки и стали выяснять, у какой из них голос громче. Проснулся старый дед и своим кашлем разбудил подростка из квартиры слева, который в знак протеста включил музыку. На лестницу вышел хмельной мужик и громко объяснил, что он сейчас сделает с ребенком, собаками, дедом и подростком.

Проснулась местная сумасшедшая, надела на голову кастрюлю и вышла на балкон, стуча по голове половником. Началась гроза, загремел гром и разбудил все машины с нервной сигнализацией. От этого проснулись чайки, кто-то достал воздушку и пульнул. И тут приехала полиция и разбудила своей сиреной всех, кто еще спал. А наутро каждая из пострадавших сторон рассказала о вопиющем беспределе в соцсетях.

А поговорить?

Да, все это было и раньше, но не было культа личного пространства. Поэтому как-то обходилось и часто даже не выплескивалось за пределы квартир. Ну, топают над головой дети – что поделаешь, и у нас были. Ну, разгулялась за стеной компания – ладно, и мы были молодыми. Ну, пес за дверью гавкнул – значит, кто-то по лестнице протопал, черти его по ночам носят. Ну, девки в мини-юбках мимо бабок на лавке прошли – бабки осудили, девки огрызнулись. Но вот этого «вы – нарушаете – мое – личное – пространство» не было.

И не было соцсетей, в которые мутными потоками ежедневно выливается это недовольство, раздражение, негодование – мне сказали, на меня посмотрели, мне помешали. И встречными потоками – так тебе и надо, ибо нефиг, иди нафиг, в зеркало на себя посмотри, в такой шляпе – и по личному вопросу.

Господа, пока мы живы, нам придется жить бок о бок. И для того, чтобы существовать рядом более-менее мирно, нам надо научиться слышать не только себя (мне надо, я хочу, я имею право!), но и других, которым в это время может быть нужно ровно противоположное, и они тоже хотят и  имеют право. И нам необходимо научиться договариваться, идти на компромиссы и достигать – не побоюсь этого слова –  консенсуса. Иначе – край, иначе мы друг друга просто поубиваем.

А личное пространство – да, должно быть. Но заканчивается оно не на границе чужого личного пространства, а там, где начинаются нейтральные воды – пространство общественное, в котором право в равной степени имеют или не имеют абсолютно все. И если это не регулируется законом, то только на основании договора. Может быть, наконец, поговорим?

Читайте нас в Telegram! Чтобы найти наш канал, в строке поиска введите ruspostimees или просто перейдите по ссылке!

НАВЕРХ