Венецианка живет в Нарве, как в мечте

В доме Ирэн Масато-Рандойи в Нарве говорят на нескольких языках: родители между собой говорят на эстонском и английском языках, а дети с матерью на итальянском. ФОТО: Ilja Smirnov

34-летняя Ирэн Масато-Рандоя, родившаяся недалеко от Венеции и преподающая английский язык в Нарвской эстонской гимназии уже пятый год, никогда не хотела жить в Италии, передает Postimees

«Когда мои родители узнали, что я переезжаю в Эстонию, они сказали, что если я буду счастлива, то и они тоже. Они знали, что я не планирую оставаться в Италии», - рассказывает Масато-Рандоя.

Ее родителям 62 и 60 лет, отец - сыровар, а мать - учительница на пенсии.

На вопрос, почему она не хотела жить в Италии, Ирэн со смехом отвечает, что ей не нравятся итальянские мужчины. «Мужчиной моей мечты всегда был немец, но я взяла курс еще севернее», - улыбается Масато-Рандоя.

Женщина, которая родилась и выросла в маленьком городке Долос на севере Италии с населением в 15 000 человек, впервые услышала об Эстонии в 2007 году, когда изучала, куда поехать учиться по программе Эразмус. Изучив русский язык в университете Падуи, она хотела найти место, где русский язык не является чужим - но Эразмус не охватывает Россию.

Предметом, который она изучала в Тартуском университете, была межкультурная коммуникация, что парадоксально не означало отношения к эстонской культуре, поскольку сокурсники Масато также были иностранцами.

Плоская земля и ноль промилле 

В качестве основного различия между Эстонией и северной Италией женщина указывает на отсутствие в Эстонии гор.

«Суур Мунамяги для меня как маленькая насыпь. В Эстонии есть город, а за ним - километры полей и лесов. В северной Италии небольшие города расположены близко друг к другу и между ними есть деревни. В детстве я училась кататься на велосипеде, совершая поездки в город, который находится в шести километрах от моего родного города. По вечерам мы с друзьями ездили из одного города в другой, чтобы там выпить», - рассказывает Масато-Рандоя.

Что еще? В Италии вы можете сесть за руль при показателе промилле 0,5, а в Эстонии - только при нуле. В Италии расстояния измеряются в часах, а в Эстонии - в километрах.

«Когда мне нужно было добраться до моря, озера или гор в Италии, дорога занимала полтора часа, а здесь говорится, что расстояние составляет 100–150 километров», - улыбается Ирэн. Она говорит, что Эстония никогда не казалась ей бедной по сравнению с Италией, хотя в 2007 году стоимость жизни в Эстонии ей казалась намного ниже, чем на родине.

Согласно стереотипу, итальянцы очень эмоциональны, а эстонцы сдержанны. Масато-Рандоя не согласна с тем, что эстонцы такие - они довольно открыты и любопытны.

«Эстонцы всегда приходят на помощь, когда их об этом просят - такого не встретишь в Италии. Например, вчера я должна была подготовить тур по Нарва-Йыэсуу и попросила, чтобы мне дали информацию о тире. Я сразу же получила помощь», - рассказывает Ирэн.

Хорошо знающий Масато-Рандоджу Кристел Хабакук из Нарвского музея подтверждает, что Ирэн разрушает стереотип об итальянцах, придерживаясь времени с предельной точностью. В этом отношении она совсем не похожа и на нарвитян. 

Хабакук называет Ирэн тихой, скромной и спокойной. И признается в тайном желании уехать жить в Италию хотя бы на какое-то время. «Ирэн не театральна и не драматична, какой ожидают увидеть итальянку в Эстонии. Она уверена в себе и целеустремленна, одним словом - сильная женщина», - рассказывает Хабакук.

Он знает мужа Ирэн Индрека с тех пор, как преподавал в Нарвской эстонской гимназии. Он описывает его как спокойного человека.

Хрупкая Ирэн ростом 158 сантиметров и 194-сантиметровый Индрек - вместе они великолепны.

Встреча с судьбой

Получив степень бакалавра, Масато несколько месяцев работала дома в Падуе, а затем еще три месяца изучала русский язык в Санкт-Петербурге.

Она познакомилась с будущим мужем, когда получила степень магистра в Тартуском университете и проходила практику в Нарвском музее.

Магистерская диссертация Ирэн рассказывает о Нарве и самобытности местных жителей. «Молодые нарвитяне не считают себя эстонцами. Когда они едут в Россию, то не чувствуют себя и русскими. Они определяют себя как эстонских русских», - говорит Ирэн.

Она родилась в католической стране и, конечно, была крещена, но в Эстонии не ходит на богослужения. Тем не менее, в качестве места для бракосочетания в 2014 году супруги выбрали Александровскую церковь в Нарве.

Сначала пара общалась на английском, но когда Масато-Рандоя начала работать в эстонской школе, выяснилось, что они могут общаться дома и на эстонском языке.

«Языковой барьер может стать проблемой для отношений, если один из партнеров говорит на чужом для себя языке. Но если вы понимаете, что у вас смешанная семья, то становитесь более терпимыми, потому что знаете, что партнер из другой культуры и с другим мышлением. Вы готовы к этому. Все зависит от конкретных людей, и я всегда мечтала о смешанной семье и детях, которые говорят по крайней мере на двух языках. Я добилась этого и поэтому очень счастлива», - говорит Масато-Рандоя. В семье двое детей, шестилетняя и трехлетняя дочери говорят по-итальянски с матерью, по-эстонски с отцом, а в в детском саду - по-русски и по-эстонски.

Учитесь тому, что вам интересно 

Масато-Рандоя называет Нарвскую эстонскую гимназию маленькой семьей с теплой атмосферой. Она говорит, что чувствует там дружескую поддержку.

«В то же время, маленькая школа означает малое количество денег, и у учителей нет большого количества инструментов для обучения - например, досок, проекторов», - говорит Масато-Рандоя.

Итальянская школьная система отличается от эстонской. Вы идете в начальную школу в возрасте шести лет и учитесь там до 11 лет. Затем следует средняя школа, в которой вы учитесь три года. 

«Я выбрала школу, которая специализируется на туризме - там преподавались предметы, связанные с туризмом, и внимание было уделено изучению иностранных языков. Мне больше нравится итальянская система, потому что я уверена, что лучше изучать то, что мне нравится, чем изучать много предметов одновременно. Я не хотела изучать физику, химию, биологию - вот почему я пошла не в старшую школу, а в школу туризма, которая мне нравилась и где не было реальных предметов», - говорит Масато-Рандоя.

Она не слишком тоскует по Италии, потому что ее родина близко. «У меня такое ощущение, что Таллинн находится дальше, потому что ехать туда с детьми гораздо утомительнее, чем лететь в Венецию три часа. Я нахожу много итальянских продуктов и брендов в Эстонии. Я умею готовить и поэтому не скучаю по итальянской кухне», - говорит она, слегка обижаясь на вопрос, кто готовит дома.

Ирэн называет свою домашнюю кухню эстонско-итальянской, потому что в один день основное блюдо - картошка с соусом, а на следующий - ризотто.

НАВЕРХ
Back