От редакции ⟩ Повод для паники

В Таллинн прибыл спецрейс с украинскими рабочими, у троих из которых был выявлен коронавирус.

ФОТО: Madis Veltman

Едва ли не самая обсуждаемая, хотя и крайне спекулятивная, связанная с коронавирусом тема последних месяцев, - вторая волна пандемии, которую миру прочат не то осенью, не то зимой.

Конечно, мы утешаем себя верой в лучший сценарий, надеемся на извлеченный урок и лучшую информированность и готовность, но давайте признаемся: каждый раз, когда промелькивает заголовок о новом выявленном зараженном - на пароме из Финляндии, в Таллиннском аэропорту, да где угодно - в голове, пусть на долю секунды, мелькает мысль - а вдруг это оно, тот самый пациент зеро, с которого все снова покатится в тартарары, суля, помимо прочего, удаленную учебу или работу, закрытие магазинов, урезание зарплаты, пропавший отпуск, отмененную свадьбу и т.д.?

Ведь именно так все и начиналось - сначала новость об одном случае в далеком Китае, потом о следующем, затем где-то в Европе, после этого первый случай у нас, и пошло-поехало.

И если весенний казус с печально известным волейбольным матчем на Сааремаа можно было как-то объяснить новой, не знакомой никому ситуацией, то к прилету целой делегации сезонных работников из страны, где с начала эпидемии выявлено свыше 63 тысячи заболевших, а ежедневный прирост все еще находится в районе тысячи, стоило бы подготовиться лучше, разве нет?

Если из 159 пассажиров самолета трое были больны коронавирусом еще до начала рейса, то скольких они могли заразить в салоне самолета за несколько часов полета Киев-Таллинн? Очевидно, что в таком случае эти пассажиры сдали бы по прилету отрицательный тест и почувствовали недомогание через несколько дней.

Да, нас заверили, что все прилетевшие украинцы проведут две недели в карантине. Можно даже поверить, что трое коронапозитивных помещены в строгую изоляцию: на примере тартуского общежития на Раатузе мы видели, как людям перекрыли любые контакты с внешним миром и все это время доставляли продукты под дверь.

Но будут ли остальные 156 пассажиров находиться в это время под столь же пристальным контролем? Исключен ли их контакт с соседями по дому, продавцами близлежащих магазинов и т.д? Вздохнуть с облегчением можно было бы только в случае уверенности, что 14 дней они провели в буквальном смысле взаперти. Но карантинные требования к прибывающим не настолько строги - и чутье подсказывает, что нарушений режима не избежать.

Представим на секунду, что помимо тех троих, сдавших положительный тест, самолет покинул всего один заразившийся в полете и 155 полностью здоровых человек. А теперь представим, что речь идет о неком заболевании, еще более опасном, чем Эбола или чума - таком, где контакт с заболевшим стопроцентно ведет к летальному исходу. Рискнули бы вы тогда, верили бы в то, что этот единственный пассажир не ходил с вами одними маршрутами, не садился в тот же транспорт, не посещал те же магазины?

Нет спору, на чаше весов лежит ни много ни мало экономика страны - о нехватке рабочих рук, о гниющих урожаях клубники, о неизбежном росте цен, о колоссальных убытках хуторян этим летом не слышал разве что глухой - но если альтернатива выражается в новой вспышке  вируса, в повторном закрытии границ, в еще одной волне увольнений, виновнику достанется по полной, и украинский спецрейс - очевидная и легкая мишень.

Опять же, на фоне участившихся поездок жителей Эстонии в страны, где вспышка коронавируса не сошла на нет окончательно, распространение вируса этим путем куда как вероятнее, чем от одного отдельно взятого рейса, к которому, к тому же, проявлен повышенный интерес.

Но разве не стоило, как минимум, перестраховаться, и провести пресловутые тесты еще в Борисполе, избавив нас, рядовых коронапаникеров, от лишнего повода для паники?

Читайте нас в Telegram! Чтобы найти наш канал, в строке поиска введите ruspostimees или просто перейдите по ссылке!

НАВЕРХ