Студия Postimees: протесты в Белоруссии и России объединяет одно — народу осточертело!
У Лукашенко больше не осталось пряников

  • Протесты могут сильно изменить ход событий
  • Лукашенко следует опасаться не крестьян, а рабочих
  • Однажды правителя могут просто вывести из кабинета
  • В Белоруссии всё может рассыпаться вдребезги

В Белоруссии приближаются выборы президента. Число выдвиженцев на пост главы государства тает с каждым днем. Стоит ли ждать перемен, хотя бы декоративных? Удастся ли Минску избежать протестов? Что происходит в это время в России и к чему приведут протестные настроения в Хабаровске?

На вопросы Rus.Postimees ответили в прямом эфире представитель парламентской комиссии по иностранным делам Михаил Лотман («Отечество») и политолог Кармо Тюйр.

Выдержки из беседы:

— В преддверии выборов белорусский лидер по традиции зачищает поле от конкурентов. Сможет ли кто-то пошатнуть власть Лукашенко?

Михаил Лотман: — Реально такой возможности, чтобы кто-то другой стал президентом, я не вижу. Однако...

Лукашенко очень много потерял на поле общественного мнения и в моральном плане. Я даже думаю, что в крупных городах может победить представитель оппозиции.

И все же, поскольку в Белоруссии, как в той же Венгрии, именно деревня диктует, кто победит, то шансов у оппозиции нет. Даже если там будут честные выборы (улыбается).

Кармо Тюйр: — Когда мы говорим об авторитарных режимах, то часто используется формулировка «железная власть». Так как железо само по себе субстанция довольно мягкая, то обычно его используют в двух сплавах: сталь и чугун. Сила стали в ее гибкости, сила чугуна — в его прочности. Негибкий чугун иногда оказывается очень хрупким.

Мне кажется, что Белоруссия дошла до того момента, когда всё может рассыпаться вдребезги.

Изменилась обстановка и среда. Накопилась чисто человеческая усталость от власти Лукашенко, и сейчас обозначилась перспектива еще на пять лет. Выросло новое поколение, которое не знает никого, кроме Лукашенко, но этим поколением уже не удается управлять с помощью старых механизмов — телевидения, государственных СМИ и т.д.

Новое поколение уже трудно запугать. Кроме того, реакция Лукашенко на пандемию поставила вопрос о его адекватности.

Все эти факторы могут привести к тому, что народ выйдет на улицы, и в довольно массовом порядке. Фактор улицы может повлечь за собой изменения.

— Когда возможны протесты? До или после выборов?

Кармо Тюйр: — Во время выборов.

Михаил Лотман: — В Минске на улицах уже сейчас проходят регулярные демонстрации против Лукашенко. Только вчера там арестовали пару сотен человек.

Протесты не будут результатом выборов. Выборы пройдут на фоне протестов. Подчеркну, что речь идет только о крупных городах. Это не деревня, которая определяет итоги выборов.

Кармо Тюйр: — Социологи подсчитали, что если в акциях участвует 3,5% населения, то протесты обычно успешны. В Минске должно быть 70 000 участников, по стране — 300 000. Напомню, что Бабарыка и Цепкало собрали порядка 600 000 подписей. Так что та масса людей, которая готова вслед за ними выйти на улицу, способна изменить ход дел.

Михаил Лотман: — В Белоруссии, в отличие от России, есть важный момент — женский фактор. Цепкало арестован, Бабарыка сбежал в Россию. Главным кандидатом от оппозиции стала Светлана Тихановская, которая баллотируется вместо мужа, которого превентивно посадили еще до его выдвижения. Три женщины: Вероника Цепкало, Светлана Тихановская и Мария Колесникова, которая представляет Бабарыку, — договорились о коалиции. Мужская часть оппозиции этого сделать не смогла, женская часть выступает совместно, и к ним уже присоединяются кандидаты-мужчины от оппозиции.

Это называется «у войны не женское лицо» — они не хотят войны. Лукашенко от этого был в панике. На одном из митингов он даже сказал, что белорусская конституция заточена под мужчину. Мол, на президента накладывается такая большая нагрузка, что ни одна женщина не потянет. Как минимум в Минске народ другого мнения.

Впервые на постсоветском, славянском пространстве на первый план выходит женщина. Это симптоматично.

— Может ли в Белоруссии когда-нибудь прийти к власти антироссийский кандидат?

Кармо Тюйр: — Антироссийскость сложно измерить. Если кандидат говорит, что он не за Россию, а за свою страну, это антироссийская позиция? Сейчас ситуация может так повернуться, что выиграет тот, кто вообще не старается выиграть. Главный кандидат от оппозиции пообещала в случае победы сразу же организовать новые выборы, где большие шансы на победу у Виктора Бабарыки. И тогда президентом станет относительно пророссийский человек. Кандидата с яркими антироссийскими лозунгами, способного подняться на вершину власти, я не вижу.

Михаил Лотман: — Открытого антироссийского кандидата сейчас там нет. Многое зависит от России. Кандидат может быть пророссийским, но если Путин решит, что это русофоб, то ему ничего не останется. У российской власти есть странная идея, суть которой заключается в том, что Россия должны быть окружена врагами.

И вообще, кто такой антироссийский кандидат? Тот, кто обещает сделать белорусский язык государственным или вступить в НАТО? Это даже не обсуждается!

— Предполагалось, что поправки к Конституции РФ могли стать референдумом об объединении России и Белоруссии. Возможен ли такой сценарий?

Кармо Тюйр: — С одной стороны, это выглядит заманчиво: прихватить новый кусок и продемонстрировать свою мощь. Но в этом случае Россия потеряет одну из своих главных карт в колоде: она не сможет играть роль привлекательной для других. О какой привлекательности можно будет говорить, если Россия поглотит другую страну? Точно так же я думал и в отношении Крыма, но, видимо, ошибался.

— Куда исчезают оппоненты Лукашенко? Насколько жесткие формы может принять преследование оппозиции? Известно, как жестко поступали с оппозицией на предыдущих выборах, сообщалось о пытках в тюрьмах и т. д.

Михаил Лотман: — Да, но их не держали в тюрьмах десятилетиями! После выборов их обычно отпускали. Конечно, режим типа Лукашенко еще может измениться. И обычно он меняется не в лучшую сторону.

Если Лукашенко уверенно победит в первом туре, оппозиционеров выпустят.

— Если Лукашенко удержится у власти, как он будет себя вести после выборов? Заигрывать с Европой?

Кармо Тюйр: — Это старая игра, которая и привела его на вершину.

Лукашенко — успешный манипулятор, который играет между двумя стогами сена. Вероятно, он продолжит в том же духе, вовлекая в свои манипуляции еще и третью сторону — Китай.

— Европа не всегда была последовательна в отношениях с Лукашенко: то приближала его, то отдаляла. Почему?

Михаил Лотман: — Как только он отпускал несколько заключенных, Европа сразу выдыхала с облегчением, потому что у Лукашенко проявлялось некое человеческое лицо.

У Лукашенко, как и у многих других авторитарных лидеров, нет программы развития страны. Кроме того, он четко не мог представить, что делать с эпидемией.

100 грамм водки, сесть за трактор и позитивные гормоны — это рецепт Лукашенко против вируса.

Кармо Тюйр: — Нынешние выборы отличаются от предыдущих тем, что раньше у Лукашенко были в руках два классических инструмента — кнут и пряник.

Раньше Лукашенко мог закрутить гайки, но при этом что-то подкинуть людям: поднять пенсии, зарплаты силовикам, увеличить социальные льготы. Сейчас этого пряника у него уже нет. Возможность социально-экономического маневра пропала.

Остался только страх, с помощью которого можно будет запугать представителей избирательных комиссий.

Если это не сработает, потому что народ взбунтуется, то те же самые серые мышки из комиссий (учителя и т. д.) не захотят остаться крайними, чтобы отвечать за манипуляции. Протесты могут сильно изменить ход событий.

Михаил Лотман: — Я бы в такой ситуации на учителей сильно не рассчитывал.

Главное, чего должен опасаться Лукашенко, — это рабочие. Не крестьяне, а рабочие! В Белоруссии осталась от советского периода довольно сильная промышленность — она ржавая, но работает. В этой сфере занято много людей.

Лукашенко, как Чаушеску, — коммунист, но не советский.

Как всякий авторитарный правитель, он должен помнить следующее: того, кто ни за что не хочет выходить из своего кабинета, однажды оттуда просто выведут.

Сейчас в Белоруссии основная часть населения живет в деревне, где нет интернета. В городах, где есть интернет и соцмедиа, нужно говорить не о Майдане, а об арабской весне — фейсбучной революции, как это было в Тунисе и т.д. Поэтому если на улицы выйдут рабочие, то против них полиция и КГБ будут неэффективны.

Кармо Тюйр: — И пусть вас не смущает то, что это кажется маловероятным.

Еще 15 дней назад казались маловероятными и события в Хабаровске. Массовых протестов никто не ждал. Тут есть общее для обеих авторитарных стран: народу осточертело!

— Поставлен ли Кремль в тупик?

Кармо Тюйр: — Это не тупик. Протесты бывали в России и раньше. Достаточно вспомнить Болотную площадь. Российские власти сейчас выбрали выжидательную тактику: авось, само рассосется. Но она себя не оправдала. По всей видимости, далее последуют судебные процессы, преследование участников акций и т.д.

Михаил Лотман: — Важный момент: полиция в дело не вмешивается.

В Хабаровске сейчас действует ФСБ в штатском — «вежливые люди», приехавшие из Москвы. Выступления застали Кремль врасплох. Путин на это не рассчитывал.

Кстати, он очень грамотно погасил протесты на Болотной. Есть такая метафора. Если лягушку бросить в кастрюлю с кипящей водой, она оттуда выпрыгнет, а если воду постепенно нагревать, лягушка сварится. Путин дозировал насилие, температуру подкручивали потихоньку.

Не уверен, что хабаровские протесты приведут к изменению положения. Но тут вмешивается фактор пандемии. Люди доведены до отчаяния.

И если народные массы выплеснутся на улицы в разных городах, то возможны непредсказуемые результаты. Это то, что мы наблюдаем сейчас в Америке.

Подробнее в повторе!

Студия Postimees: куда исчезают оппоненты Лукашенко? / Одежда ведущей: Diana Arno

ФОТО: MIHKEL MARIPUU/PM/SCANPIX BALTICS

  • В преддверии выборов белорусский лидер по традиции зачищает поле от конкурентов. Сможет ли кто-то пошатнуть власть Лукашенко?
  • Может ли в Белоруссии когда-нибудь прийти к власти антироссийский кандидат?
  • Насколько жесткие формы может принять преследование оппозиции? 
  • Если Лукашенко удержится у власти, как он будет себя вести после выборов? 
  • Предполагалось, что поправки к Конституции РФ могли стать референдумом об объединении России и Белоруссии. Возможен ли такой сценарий в будущем?
  • В Хабаровске уже третью неделю не утихают протесты, подхваченные оппозиционными силами. Может ли это привести к протестам по всей России?
  • Поставлен ли Кремль в тупик? 

Одежда ведущей: Diana Arno 

Читайте нас в Telegram! Чтобы найти наш канал, в строке поиска введите ruspostimees или просто перейдите по ссылке!

НАВЕРХ