Эркки Баховски: что случится, если товары тирании будут лучше?

Эркки Баховски.

ФОТО: Mihkel Maripuu

Те, кто жил в советское время, конечно, помнят, что такое дефицит и товар под прилавком. Товар, который всегда отсутствовал, и который нужно было выпрашивать у знакомого продавца. Часто дело было не просто в дефиците, а в сравнении с аналогичными товарами на Западе.  

Те, кому в советское время доводилось посмотреть финское телевидение, сразу понимали, без чего они остались. Некоторым также удавалось перевезти тайком через границу западные журналы, в которых можно было полюбоваться небывалыми товарами. Позднее появились дельцы из «Виру», которым удавалось материализовать этот товар.        

Важный вопрос заключается в том, многие ли из нас в связи с Западом думали о свободе и правах человека. Я верю, что о свободе думали, однако в первую очередь – привожу свое смелое предположение – Запад ассоциировался с красивыми автомобилями, не разваливающейся мгновенно обувью и съедобной колбасой. Особенная разница была заметна в электронике. Например, телевизоры Sharp и «Березка» были как будто с разных планет. Таким образом, победе Запада в холодной войне способствовала не только программа «звездных войн», вторжение Советского Союза в Афганистан, но и так называемая мягкая сила.

Уже сейчас мы видим, что разговоры о ценностной политике сдают позиции, когда дело доходит до российского газа и китайских денег.

Давайте теперь в связи с этой же темой зададим вопрос о Китае. Если он продолжит свой рост и экономический прогресс, не случится ли так, что в один прекрасный день количество китайских товаров превысит количество западных? Однако мы их не получим из соображений безопасности. Многие страны отказываются использовать технологию 5G, связанную с Huawei: а вдруг в устройствах есть лазейки, которые позволят китайским спецслужбам шпионить за нами? Например, Великобритания недавно запретила Huawei создавать телекоммуникационную сеть 5G.  

В течение последних 500 лет Запад технологически доминировал в мире. Теперь это превосходство под угрозой. На лидерство претендуют Азия, в особенности Китай. Запад долгое время находился в зоне комфорта – ярлык «Made in China» на товарах означал субподряд, дешевую рабочую силу и низкую цену. Теперь, однако, «Made in China» означает, что товары с этим ярлыком лучше и не были результатом субподряда.  

Мягкая сила Китая набирает обороты. На Netflix уже можно смотреть китайские художественные фильмы. Некоторые из них выполнены в стиле голливудских боевиков, где в конце китайский герой побеждает плохих парней. Сейчас по сравнению с продукцией Голливуда они выглядят несколько плоско и высокопарно, но, по-видимому, это лишь вопрос времени и когда-то место на постерах, ранее принадлежавшее Арнольду Шварценеггеру, займут новые китайские терминаторы. В Китае все еще есть лоббисты, но, возможно, через некоторое время они уже не понадобятся – товары будут говорить сами за себя.   

Запад – это потребительское общество, и хотя климатическая политика стремится обуздать безрассудность потребления, игры на политической арене все еще по большей части состоят в том, какой политик пообещает своим избирателям больше качественных товаров. Что же произойдет, когда избиратели увидят, что китайские товары лучше и дешевле, но из соображений безопасности они им недоступны?

Нет сомнений, что на Западе есть политики, которые допустили бы на рынок китайские товары. Разумеется, такие товары есть и сейчас, и они не представляют угрозу безопасности. Таким образом, китайские деньги уже повсюду. Однако уже сейчас мы видим, что разговоры о ценностной политике сдают позиции, когда дело доходит до российского газа и китайских денег.

Конец холодной войны в этом смысле был прост - тогда либеральная идеология и лучшие товары были в одном лагере, а тирания и плохие товары в другом. Что будет, если тирания завладеет лучшими товарами? Вопрос не только в лучших товарах, а в сущности Западного мира. И это уже серьезный вопрос.  

НАВЕРХ