Владимир Пооль: если бы Эстония отказалась от ультиматума, нас бы попросту разбомбили

Книга Владимира Пооля о Константине Пятсе вот-вот станет доступна читателям.

ФОТО: Kirjastus Postimees Kirjastus

В издательстве Postimees вышла новая книга последнего зампреда КГБ ЭССР Владимира Пооля «Константин Пятс. Заключенный № 12» (Konstantin Päts. Vang № 12). Впрочем, вполне вероятно, на русский язык ее название переведут как-то по другому – «Узник № 12», например… Или «пленник». Или вообще «зэка». Но имя «Константин Пятс», естественно, останется. А издать книгу и на русском языке нужно обязательно: автор при ее написании опирался на такие материалы, что любой историк от зависти заплачет.

Первой книгой Пооля стала вышедшая теперь уже на двух языках «Зампред КГБ Эстонской ССР. Жизнь и служба в спецслужбе» («Minu elu ja teenistus KGB-s»). На эстонском языке она была представлена на книжной ярмарке в Лондоне, на русском – на книжных ярмарках в Петербурге и в Москве. Кстати, спецзаказ для своих членов сделало Российское военно-историческое общество, а в первый же день на московской ярмарке триста экземпляров раскупили простые смертные.

Послесловие заканчивалось так: «Даст бог здоровья, я еще, возможно, напишу продолжение: книгу воспоминаний о ликвидации КГБ, о гражданской жизни, судьбах коллег, своих жизненных перипетиях в новой Эстонии за последние тридцать лет и еще кое о чем». Немногие тогда, год назад, могли предположить, что продолжение «Зампреда» будет перенесено на неопределенный срок, а «кое о чем» превратится в «кое о ком» и речь пойдет о персоне такого масштаба.

Владимир Пооль во времена службы в КГБ.

ФОТО: Erakogu

- Владимир, почему? Узнать о ликвидации КГБ и прочих приметах того времени тоже было бы очень интересно. Одно дело – то, что знаем мы, – а мы знаем ничтожно мало, – и совсем другое – взгляд изнутри.

- Интересно – может быть, но это не первостепенное. Годы идут, и не страшно, если я не успею написать продолжение. А что касается Пятса, то я использовал в своей книге информацию из закрытых источников, и если бы об этом не написал, то никто бы не написал.

- Так серьезно? Но есть же архивы, со многих документов снимают гриф секретности…

- Да, многое написано на базе уголовных дел, и порядок и сроки в данном случае определены законом – с чего и когда можно снимать гриф. Но никогда и ни на каком языке я не сталкивался с тем, чтобы были приведены материалы наблюдательных дел, то есть оперативной разработки. Наблюдательные дела определены ведомственными нормативными актами, и ни одно ведомство не выкладывает их в открытый доступ. А потом они просто уничтожаются – в большинстве своем. Ну, может, только на особо крупных деятелей хранятся. Но все равно их никому не выдают. А мне удалось получить к ним доступ: прошло 80 лет, сняли гриф секретности, да и той страны – СССР – уже нет. И я этим воспользовался.

- Не могу не спросить о вашем личном отношении к Константину Пятсу, личности неоднозначной, споры по поводу которой не утихают.

- Я этого отношения прямо не высказываю. Я привожу факты – и пусть читатель разбирается сам. Но, конечно, к какому-то мнению я все же склоняюсь, и, думаю, читатели в конце концов это поймут.

- И что это за мнение?

- Я думаю, что в 1940 году Пятс поступил правильно. Кто-то говорит, что нужно было сделать хотя бы пару выстрелов… Но парой выстрелов дело бы не обошлось. Тогда в Эстонии уже были советские военные базы, у границ уже стояли войска. Страна была под прицелом. И если бы Эстония отказалась от ультиматума, нас бы попросту разбомбили. Могло произойти и как в Латвии, когда у кого-то из командиров штурмовых отрядов не выдержали нервы, и не дождавшись приказа, он ввел отряд в Латвию. Захватили 28 человек, в том числе и детей… Одного человека расстреляли, других, правда, отпустили, и для вида даже было проведено какое-то разбирательство – как так, вторглись без приказа.

А кроме того, в Эстонии уже знали, что будет большая война – об этом говорили данные разведки, и даже немцы сказали: да пусть советские войска войдут, это ничего. Если бы маленькая Эстония начала сопротивляться, жертвы были бы огромными. Пятс к тому моменту уже видел войну и ее последствия, он побывал в разрушенной Польше. И Пятс с Лайдонером решили, что лучше пусть так. Благодаря этому сохранилась после фильтрации большая часть старой – «буржуазной» – армии, которая стала костяком Эстонского стрелкового корпуса, пополненного за счет эстонцев, собранных со всех концов СССР. 

- А эпоха безмолвия? Пресса была очень обижена.

- Пятса на это вынудили обстоятельства, было не время играть в демократию. Если бы к власти пришли вапсы (vapsid, члены Лиги ветеранов Освободительной войны прим. ред.), они установили бы режим покруче. И они готовили переворот, который не удался благодаря тому, что заговорщиков подслушал истопник и рассказал об этом жене, которая побежала к пастору – и тот уже обратился в полицию. Легко рассуждать многие десятилетия спустя, как надо было сделать, а как было делать не надо. Меня спрашивали: зачем ты это пишешь, чего ты добиваешься? Ничего не добиваюсь: хочу – и пишу. Считаю это важным для истории.

- Книга увидела свет, и что теперь?

- Уже пишу новую: о генерале Лайдонере.

Презентация книги пройдет уже 30 июля в Таллиннском городском архиве на Толли, 6 в 15.00. Беседу с автором проведет историк Кюлло Арьякас.

НАВЕРХ