Глава МИД Эстонии прокомментировал отставку посла

Урмас Рейнсалу.

ФОТО: Mihkel Maripuu

По словам главы МИД Урмаса Рейнсалу, не соответствует действительности заявление подавшего в отставку с дипломатической службы Харри Тийдо, что прошлогодние неуместные высказывания бывшего председателя EKRE Марта Хельме испортили отношения между Эстонией и Финляндией.

«Благодарю Харри Тийдо за долгую службу в Министерстве иностранных дел, — написал Рейнсалу в социальных сетях. — Он уже давно заявил, что намерен покинуть службу. Министерство занимается поисками нового сильного посла и, как ожидается, новый посол вступит в должность ранней осенью. Каждый имеет право на собственное мнение, это касается и отношения Харри Тийдо к этому правительству».

«В демократическом государстве внешнюю политику проводит правительство на основе мандата, полученного от Рийгикогу. Если Харри Тийдо решил, что не может оставаться на службе еще год, это принятое им честное решение. В то же время, я не согласен с его диагнозом отношений между Эстонией и Финляндией, опубликованным финскими СМИ. Наши особые отношения с Финляндия — это большая ценность, а несколько неуместных прошлогодних заявлений не повредили им, хотя их могло бы и не быть», — отметил Рейнсалу.

«Премьер-министры наших стран интенсивно общались и во время прошлого правительства, когда даже состоялось ставшее историческим прецедентом совместное заседание правительство, и продолжают общаться сейчас. Премьер-министры звонят друг другу и общаются напрямую. То же касается общения глав МИД. Особенно во время коронакризиса. Мой коллега сам говорил, что во время кризиса чаще всего общался со своим эстонским коллегой, и я могу сказать то же. Летом мы также обсуждали новые инициативы, которые мы планируем в сфере наших двухсторонних отношений», — написал Рейнсалу.

«Самые трогательные примеры дружбы между нашими народами за последнее время — это празднества в честь столетия Тартуского мирного договора, где выступил с речью министр иностранных дел Финляндии, и недавние торжества в честь столетия дипломатических отношений в обеих стран. Мнение, что эстонское правительство более правостороннее, чем финское, и это ограничивает отношения, на мой взгляд, нельзя механически перенести на отношения между государствами, — написал Рейнсалу. — В Европе, как правило, действуют коалиционные правительства и, хотя политики общаются внутри своих политических семей в разных странах, отношения между странами по своему существу другое дело, поскольку они основаны на интересах и сотрудничестве стран, длящихся гораздо дольше избирательных циклов».

«Точно так же можно было бы заявить, что отношения между Эстонией и Финляндией ухудшились, поскольку в 2015 году в Финляндии пришли к власти Кокоомус и Истинные финны, а в эстонском правительстве были либералы и социал-демократы. Разумеется, это не так», — провел Рейнсалу параллель.

«Долгосрочный внешнеполитический курс этого правительства определяет впервые принятый этим летом план развития внешней политики, — пояснил Рейнсалу. — Эстония является внешнеполитически активной и успешной страной, влияние которой в мире существенно больше размера нашей страны на планете. Эстония участвует в ряде новых международных инициатив и сама рождает новые инициативы. Внешняя политика Эстонии успешна и эффективно служит интересам нашего государства. В это вносят значительный вклад работа наших приверженных своей службе дипломатов, многолетняя надежная репутация Эстонии и ее четкие внешнеполитические намерения».

НАВЕРХ