Поколение флешмоб, или На кого работает Covid-19

Вячеслав Иванов.

ФОТО: архив Вячеслава Иванова

Мы живем в странное время. Хотя вообще-то оно редко когда бывало не странным в истории цивилизации.

Но сегодня слово «странное», применительно к так называемому текущему моменту, из антонима становится фактически синонимом слов «обыкновенное, обыденное».

В Стране Чудес, куда попала Алиса, это называлось:

«Чем дальше, тем всё страньше и страньше!»

Едва ли не главная странность заключается в том, что – пожалуй, впервые с библейских времен – в одном отрезке времени сосуществуют не два или три, а минимум четыре, а то и пять поколений. Если ещё двадцать-тридцать лет назад встретить девяностолетнего человека считалось большой редкостью, то сегодня каждый из нас хотя бы просто более-менее близко знает как минимум одного такого долгожителя, а то и сам состоит с ним в родстве. Да что там: в одном только Таллинне, который вовсе не является идеальным в смысле природных условий и качества жизни вообще местом для процветания живучести вида homo sapiens, насчитывается сегодня четыре десятка тех, кому за сто!..

При этом в отличие от тех же библейских времен, когда патриархи были окружены всеобщим уважением, пользовались беспрекословным авторитетом и всеми доступными благами, нынче они хотя тоже уважаемы, но уважение это носит скорее характер изумления перед феноменом необыкновенной, в сравнении с предыдущими периодами, живучести. Что касается благ, то ими они нынче тоже не обделены, но и здесь присутствует совершенно немыслимый во времена Авраама и Ноя элемент прагматики: а не слишком ли большую нагрузку испытывает государственный бюджет из-за растущих расходов на социальные нужды, в первую очередь на пенсии старикам, число которых растет в ощутимой прогрессии? Говорить об этом прямо пока считается некоторым моветоном, но с чисто экономической точки зрения проблема, действительно, становится «всё ощутичнее и ощутичнее». Недаром же вполне себе средней руки политик Юрген Лиги прочно вошел в эстонские исторические анналы одной своей фразой: «Умирать надо вовремя!».

Словно белые снеги идут в небо с земли…

И в этом же временнóм пространстве существуют те, кому либо едва сравнялось, либо даже еще не исполнилось двадцати лет. И между этими поколениями пролегает бездна, вполне сравнимая с той, что отделяет сегодняшний день от Ноя и его ровесников. Для детей Миллениума, собственно, их родные пра- и прапрабабушки и дедушки и есть ожившие (или так и не умиравшие) персонажи из Ветхого Завета. И это не поэтический образ, я знаю человека – моего сверстника, работающего с очень интеллигентными подростками, которые родились уже в XXI веке и уверены, что родители их наставника жили при декабристах, а те, в свою очередь, недалеко ушли от Чингисхана и Александра Македонского…

Евгений Евтушенко где-то в середине 1960-х, когда на мировой социокультурной сцене активно действовали хиппи – поколение, получившее романтическое название «дети цветов», написал стихотворение про «белые снеги». Правда, сами по себе эти стихи «про совсем другое», имея очень опосредованное отношение как к хиппи, так и, тем более, к их внукам, родившимся на стыке двух тысячелетий. А вспомнилось мне название просто по ассоциации с именем, которым еще в конце ХХ века окрестили этих внуков: «поколение снежинок».

Хотя на самом деле мне представляется, что – и это бывает нередко – при всей его поэтичности, название, сравнивающее целую человеческую генерацию с хрупкими кристалликами замерзшей воды, не может считаться удачным, поскольку не отражает в полной мере ни реального содержания ценностных установок, ни личностных качеств, типичных для представителей этой генерации.

Как и обычно в таких случаях, «крестные родители» имели в виду главным образом тех, кто имел удовольствие (или, по мнению других, несчастье) родиться в странах «золотого миллиарда». Тогда как определяющие черты, свойственные им, столь же присущи их сверстникам из «второго» и «третьего» мира. Но без той ранимости и беззащитности (да и то, на мой взгляд, сильно преувеличенных ради красного словца), которые сыграли роль при «крещении».

Что же касается трепетного отношения к душевному комфорту, неприятия грубой силы в любых её проявлениях, как в личных, так и в более масштабных отношениях, включая международные, то еще до Махатмы Ганди непротивление злу насилием проповедовал, как известно, граф Лев Толстой. Да и он был не первым, если вспомнить «того самого малого из Назарета», по выражению Довлатова…

Гадкие лебеди

Насколько я могу судить – не только по литературе, публицистике и более-менее достоверным исследованиям в этой области, но и из личных наблюдений, и из опыта моих друзей и знакомых, – главная отличительная черта этого поколения – крайняя степень личностной обособленности каждого его представителя.

При всей их внешней открытости и общительности, отмечаемых наблюдателями, «снежинки» свято соблюдают свое собственное, индивидуальное, пространство. Они либо сами организуют, как Грета Тунберг, либо с готовностью поддерживают все движения и начинания, направленные на сохранение окружающей среды – как природной, так и социальной, но эта готовность диктуется не какими-то абстрактными соображениями о всеобщем благоденствии и всечеловеческом достоянии, а абсолютно прагматическими мотивами: если непоправимый ущерб будет нанесен всей планете, значит станет плохо конкретно лично мне. И, по-моему, это единственно верный и надежный способ добиться реального положительного результата.

Бессмысленно рассуждать на тему, кто виноват в появлении такого поколения или, напротив, чья в этом заслуга. Просто весь ход истории, всё развитие человеческой цивилизации путем эволюционной селекции логически привело к их возникновению. Доведенные до абсолюта индивидуализм в сочетании с умением понять и принять мнение ближнего, прагматизм без алчности, обостренное чувство справедливости, точное распознавание зла и его неприятие, – всё это и определяет суть «поколения снежинок», оно же «поколение Зет», «дети Сети» и так далее.

Их способ социализации – это дружба в виртуальном пространстве, которая дает практически безграничные возможности поделиться в исповедальной форме самым сокровенным, одновременно сохраняя при этом высшую степень личной неприкосновенности.

С одной стороны, это дает ощущение общности и близости интересов, а с другой – ни к чему особо не обязывает, хотя в случае острой необходимости и может сослужить добрую службу. Одна из высших форм такой социализации – флешмобы, которые могут выглядеть как забавная игра, а могут и заставить содрогнуться: всё зависит от целей и от формы, на которые, в свою очередь, влияет степень заинтересованности участников.

Можно до хрипоты спорить, развитие ли глобальной компьютеризации привело к возникновению «Z-снежинок», или же объективная потребность в них стала условием появление Сети. Так или иначе, эти два фактора взаимосвязаны. И, как бы парадоксально это ни прозвучало, складывается впечатление, что вызванная пандемией Covid-19 необходимость в самоизоляции и работе на удалении способствует ускоренному освоению опыта и внедрению «бесконтактных» методов успешного решения реальных проблем общества, включая экономические и социально-политические. То есть именно тех качеств, которыми хрупкие «снежинки», создающие сообщество индивидуальностей, обладают в наибольшей мере по сравнению с остальными возрастными группами.

…Мне кажется, с максимальной точностью суть детей Миллениума определили, задолго до наступления этой эры, братья Стругацкие в своей книге «Гадкие лебеди»: желание – и умение (!) – исправить все сделанные предыдущими поколениями ошибки, никому при этом не причиняя зла. Бог в помощь!

Читайте нас в Telegram! Чтобы найти наш канал, в строке поиска введите ruspostimees или просто перейдите по ссылке!

4
НАВЕРХ
Back