Арабские подростки-беженцы быстро выучили эстонский и удивились, когда в Силламяэ им понадобился переводчик

Нихарласан из Шри-Ланки (в центре) выучил эстонский язык и с трудом, но сдал экзамены на гражданство с первого раза.

ФОТО: Николай Андреев

4 августа в Силламяэском молодежном центре ESN прошла встреча местных школьников с живущими в Эстонии юношами и девушками из семей беженцев. Во вторник подростки вместе занимались рукоделием, на среду запланирована съемка в рамках совместного фотопроекта. Но прежде всего местные и приезжие школьники познакомились друг с другом. Самым большим открытием для силламяэсцев стало то, что ребята из Сирии, Ливана, Турции, Шри-Ланки говорят по-эстонски гораздо лучше них, хотя учили язык всего несколько месяцев.

При помощи силламяэского молодежного центра ESN встречу из серии “Saame tuttavaks!” организовал Эстонский совет помощи беженцам. Как рассказала координатор программы “Saame tuttavaks!” Аннела Самуэль, прошло уже больше 45 таких мероприятий в маленьких городах по всей республике. Цель встреч - познакомить молодых жителей эстонской глубинки со сверстниками, переселившимися из других стран.

С собой представители Совета помощи беженцам привезли в Силламяэ также арабские пирожки и сладости, которые испекла Ширин из Сирии, работающая поваром в компании Siin & Sääl. Это социальное предприятие было создано специально, чтобы беженцы могли реализовывать в Эстонии свои бизнес-идеи.

Беженцы попадают в Эстонии по двум разным программам (в рамках ООН и ЕС). Дети из семей беженцев учатся в школах, гимназиях, кто-то - уже в университетах. Большинство приехавших на встречу в Силламяэ юношей и девушек родились в Сирии, а сейчас живут в Таллинне. Поскольку по пути им приходилось временно жить в разных странах, многие сирийцы кроме родного арабского успели немного выучить турецкий, английский, греческие языки.

Эстонский язык они освоили за несколько месяцев на специальных курсах и, как выяснилось на встрече, говорят на нем гораздо лучше большинства силламяэских участников встречи. Подростки из Силламяэ удивились, как быстро беженцам это удалось. Беженцев, в свою очередь, поставило в тупик то, что для общения понадобился переводчик, поскольку многие русскоязычные школьники не говорят по-эстонски, хотя учат его в школах. Но при этом некоторые силламяэские участники встречи говорят по-английски заметно лучше, чем беженцы, успевшие пожить в нескольких странах.

16-летний Нихарласан из Шри-Ланки успел интегрироваться в эстонское общество больше остальных - он живет здесь уже больше восьми лет, давно выучил эстонский и даже сдал экзамен на гражданство. Нихарласан рассказывает, что этот экзамен оказался для него сложным.

“Я сдал экзамен с первого раза, - рассказал он. - Самыми сложными были вопросы про Эстонию. У меня было свое гражданство и свои ассоциации, и трудно было перестроиться”.

Сейчас Нихарласан планирует поступать в университет на специальность “Технотроника”. Где он после этого будет работать, пока не знает - может быть, в Эстонии, может быть - в какой-то другой стране.

16-летний Ахмат из Ливана перешел в девятый класс.

“Окончу школу, хочу поступить в университет, - рассказал он. - Сейчас думаю, чего больше хочу - пойти на хирурга или на IT-специалиста”.

Ахмат из Ливана и Шурук из Сирии.

ФОТО: Николай Андреев

18-летняя Шурук из Сирии сейчас живет в Таллинне и в наступающем учебном году окончит гимназию.

“После хочу учиться в Тартуском университете на стоматолога”, - рассказала Шурук.

Эстонский язык на категорию В1 она выучила на курсах, которые длились около восьми месяцев. Затем прошла курс на В2, который из-за коронавируса проходил онлайн. По ее мнению она говорит по-эстонски еще не особенно хорошо, но надеется сдать экзамен на В2. По признанию Шурук, тяжелее всего ей дались числительные, целых 14 падежей и особенно длинные, составные слова. Вообще, эстонский язык Шурук не считает особенно сложным, но говорит, что сложно было его освоить из-за того, что курсы были слишком интенсивными.

Кроме родного арабского Шурук говорит по-турецки и рассказывает, что этот язык оказался для нее очень легким. В школе она учила английский, но оказалось, что уровень был такой низкий, что в Таллинне пришлось заниматься им с начала. Также Шурук начинала учить немецкий.

“На самом деле, я хотела учить русский, но буквы в русском языке были очень трудными, - рассказала она. - Арабские буквы - тоже сложные, но это мой родной язык и для меня буквы не были сложными. В эстонском языке буквы почти такие же, как в английском или турецком, даже легче, чем в турецком. А немецкий оказался очень-очень тяжелым!”

В целом, Шурук считает, что более легким для человека оказывается тот язык, которым он пользуется, на котором постоянно общается.

Читайте нас в Telegram! Чтобы найти наш канал, в строке поиска введите ruspostimees или просто перейдите по ссылке!

29
НАВЕРХ
Back