Андрес Херкель: кто отвечает за происходящее в соцсетях?

Андрес Херкель

ФОТО: Konstantin Sednev/Postimees/Scanpix

Несмотря на то, что социальные сети способствуют провокациям и выражению недовольства и не могут передать нюансы, это не освобождает ни одного автора от ответственности, пишет в Postimees колумнист Андрес Херкель.

Связи с общественностью многих стран и организаций все больше развиваются через социальные сети. Twitter, Facebook и Youtube – это первые каналы, где сообщают о новых инициативах. Традиционные блоги – это уже старомодные «игровые площадки длинных мыслей». Козырем социальных сетей является скорость, а не заслуживающая доверия информация.

Когда председатель Европейского совета Шарль Мишель утром 21 июля написал в Twitter одно слово «Deal!», это означало ни много, ни мало – Европа уцелела и в состоянии о чем-то договориться. Быстрее и яснее сообщить об этом было невозможно.

Во многих странах социальные сети все больше заменяют собой газеты и новостные порталы, поскольку независимых национальных СМИ или нет вообще, или они закрылись по причине нехватки денег. Для правительств всемирная социальная сеть оказывается удобным партнером. И что говорить о борьбе с глобализацией, если ее противники сами ведут подстрекательскую деятельность на платформах социальных сетей? Проще работать там, где нет критических фильтров.

Не исключено, что когда-нибудь потом нынешний век социальных сетей покажется нам эпохой глупостей и законов джунглей. Поэтому еще важнее задать себе вопрос, где мы находимся и что будет дальше?

Австралия не является ни маленькой, ни слабой страной. Напротив, она достаточно самоуверенна, чтобы противостоять гигантским социальным сетям. Чиновничий аппарат, который регулирует конкуренцию, считает, что крупные интернет-фирмы должны делиться с государственными СМИ теми доходами, которые они зарабатывают благодаря новостному контенту, передаваемому на своих платформах.

Поскольку местные производители новостей потеряли большую часть дохода от рекламы из-за мировых платформ, они хотят его вернуть главным образом с помощью Google и Facebook. Эти две корпорации зарабатывают на австралийском рынке в год шесть миллиардов австралийских долларов и минимум десять процентов этой суммы должны отдавать местным СМИ.

Обе корпорации считают требование абсурдным, даже основанным на ложных фактах. Договор о добровольном разделе дохода явно утопичен.

Другим путем идет Турция. Президент Эрдоган не обеспокоен доходами, без которых остаются свободные СМИ из-за Facebook. Его волнует скорее то, что платформы соцсетей все еще свободны.

Был представлен законопроект, согласно которому Twitter, Facebook и YouTube в дальнейшем должны зарегистрировать себя в Турции или назначить представителя, который отвечает по правовым и налоговым вопросам. Турция хочет иметь полный контроль над этими фирмами, в том числе цензурировать передаваемый контент. Предположительно такую инициативу спровоцировали оскорбляющие семью Эрдогана публикации в Twitter, из-за чего ряд людей были арестованы.

Таким образом, заставить социальные сети нести ответственность можно двумя очень разными путями: путем Австралии и путем Турции. Оба находятся под очень пристальным вниманием. Если Австралия получит от платформ социальных сетей деньги на поддержку качественной журналистики, то их могут начать просить и другие демократические страны. И если Турция введет цензуру в Twitter и Facebook, то за этим могут последовать авторитарные страны. Опасаюсь, что сейчас у Турции имеется большее желание продавить свой вариант.

Ситуация со свободой СМИ и независимой журналистикой в мире в целом ухудшилась и потребуется еще немного времени, чтобы она начала улучшаться. И все же Twitter и Facebook в состоянии постоянно меняться. Пару недель назад Twitter был атакован хакерами-любителями, что в худшем случае могло привести к падению рынка акций и политиков разных стран. И Facebook, и Twitter постепенно пытаются давать отпор разжигающим ненависть сообщениям и проверять факты.

13 июля Сергей Метлев писал в Postimees, что молодежь все больше отказывается от Facebook, поскольку не хочет терпеть распространяющиеся там пинки и оскорбления. Заголовок «Смерть Facebook», возможно, несколько преувеличен, но о чем-то важном он, конечно, говорит.

И, тем не менее, у меня есть ощущение, что нужно было бы добавить нечто еще более важное. Мы не можем возложить ответственность на Facebook – или эпоху, или человеческую природу – за все то, что с нами происходит, прежде всего, отвечает сам человек. Сказать, что что-то пошло не так, поскольку «время такое», это одно из самых слабых и повторяющихся из года в год самооправданий. Утверждение, что радикализм и поляризация – это последствия социальных сетей, никуда нас не приведет и ничего не исправит.

Гуру коммуникации Маршал Маклюэн, как мне кажется, очень ошибся, когда в 1964 году сказал, что медиа важнее слова, то есть медиа и есть само слово. Сутью этой ошибки является перекладывание ответственности с человека на технологии, что сделало нас подкаблучниками сначала телевидения, а теперь - социальных сетей. Даже в том случае, если правы те современные исследователи коммуникации, которые говорят, что социальные сети способствуют провокациям и выражению недовольства и совершенно не передают нюансов, это не освобождает ни одного автора от ответственности.

Таким образом, самое правильное начать с вопроса: а когда мы сами слишком легкомысленно поддержали оценку или осуждение, усиленное слухами? Кроме того, наличие качественных СМИ, преданных фактам и передающих нюансы, в наших с вами интересах.

Читайте нас в Telegram! Чтобы найти наш канал, в строке поиска введите ruspostimees или просто перейдите по ссылке!

3
НАВЕРХ
Back