Летний автопробег: 8710 километров по коронакризисной Европе

Средиземноморское побережье в Калета де Велес теплым июльским вечером было абсолютно безлюдным. Туристов нет, сами испанцы обычно отдыхают в августе.

ФОТО: MART RAUDSAAR

Хотя коронавирус усложнил возможность отправиться в путешествие, совсем недавно я вернулся из длительного автопробега по Европе, который одновременно стал отпускной и рабочей поездкой, а заодно и паломничеством, позволившим осознать жизнь в изменившейся ситуации, пишет главный редактор Postimees.

Поскольку моя семья имеет в Испании небольшой бизнес – домашнюю гостиницу и выращивание оливок, было ясно, что при первой же возможности, как только кризис ослабеет, придется туда съездить. Коронавирус нес с собой одну проблему за другой. На третий месяц гостиницу пришлось закрыть, а персонал вывезти из страны сразу после отмены самых жестких ограничений на передвижение. И это в ситуации, когда международных авианаправлений еще мало, а найти местных людей, управляя процессом издалека, невероятно сложно. Доставить людей из Эстонии в Испанию было вообще невозможно, поскольку испанские границы были закрыты до конца июня. В довершение всего местный банк Banco Sabadell умудрился во время кризиса угробить мой э-банк, после чего у них хватило наглости потребовать, чтобы я пришел в контору, поэтому у меня не было ни обзора перемещения денег, ни возможности расплачиваться с партнерами и поставщиками услуг.

С самого начала было понятно, что ехать придется по суше. Авиалиниям довериться я не мог, поскольку билеты были очень дорогие. Я хотел привезти в Эстонию свое оливковое масло (сельское хозяйство – единственный сектор экономики Испании, где дела идут очень хорошо). Я и раньше ездил в Испанию на машине, в этом нет ничего необычного, но в этот раз готовиться пришлось совсем по-другому.

Мое первое в жизни селфи. Маски в магазинах Франции и Испании являются обязательными.

ФОТО: MART RAUDSAAR

Меньше остановок, меньше контактов

Забегая вперед, скажу, что на границах ни по дороге туда, ни на обратном пути у меня не возникло никаких проблем. Свободное передвижение в Шенгенском пространстве восстановлено, и могу предположить, что, несмотря на распространение болезни тотального закрытия больше не будет. Однако могут происходить региональные очаговые закрытия, как это было в июне в испанской Каталонии, в Лериде или в Мурсии, в Тотане. Тотальное закрытие границ принесет мало пользы в борьбе с вирусом, в то же время это ущербно для экономики.

Таким образом, если сесть в Эстонии в машину, по-прежнему можно без остановок доехать до Атлантики. Конечно, нужны добровольные остановки. Нужно есть, нужно заправляться и нужно отдыхать. Если в первый раз я ехал в Испанию пять дней, то теперь смог сократить время в пути до четырех дней. Это возможно, если взять еду в машину в холодильнике, а количество остановок сократить до минимума: заправиться, отдохнуть и нормально поесть за один раз. Для путешествия у меня был дизельный Seat Alhambra с 70-литровым баком, то есть заправляться пришлось реже. Например, проехать Германию удалось без единой дозаправки, то же самое с Каталонией, где мы хотели избежать зараженный вирусом регион.

Входящие в торговый центр Эсихи должны продезинфицировать руки, надеть маску и соблюдать двухметровую дистанцию от других посетителей. 

ФОТО: MART RAUDSAAR

Все эти нюансы оказались крайне полезными в новое, вирусное время: меньше остановок, меньше контактов. Кроме того, в машине имелся достаточный запас масок и дезинфицирующих средств. С Польши ношение масок становится обязательным, а строгость правила варьируется от легкой до строгой, когда добираешься до Испании, где без маски можно только есть в ресторане, находиться дома в кругу семьи или гулять в сельской местности. Я дезинфицировал руки после каждого похода на заправку. Конечно, была обеспокоенность ночлегом – открыты ли гостиницы, безопасны ли они? Прежде чем ответить, вскользь объясню, почему в первый день мы проехали около 800 километров, а во все остальные удавалось преодолеть 1100-1200 километров. Проблема в дорогах. Смотрим дневник путешествия: если в первый день средняя скорость в Польше (Тарту-Монки) была 83 километра в час, то средняя скорость второго дня (Монки-Нюрнберг) была уже 107 километров в час. Балтийские дороги просто очень плохие, а несмотря на ремонт скоростной трассы вокруг Риги или новую объездную в Паневежисе, местные Департаменты шоссейных дорог, как и Эстония, занимаются установкой островков безопасности и резиновых столбиков. В действительности нам необходима скоростная трасса по направлению Via Baltica! Особенно жуткая ситуация от польско-литовской границы до Белостока. Дорога тянется между мелкими населенными пунктами, время от времени появляется какой-нибудь грузовик или трактор, за которыми собираются километровые автоколонны.

Невероятно пусто в ресторане на центральной площади Нерхи в разгар солнечного дня. Туристов нет, единичные иностранцы, вероятнее всего, это - постоянно живущие в Испании люди. 

ФОТО: MART RAUDSAAR

Все вкладываются во внутренний туризм

Но вернемся к основному вопросу. Может быть, по экономическим причинам, а может быть, из страха перед вирусом, хозяин гостиницы в Монки больше не предоставляет краткосрочное размещение. Мне как неоднократному клиенту исключение все же сделали. Так же мы смогли переночевать в обычной квартире от AirBnB недалеко от Нюрнберга в Редницхембахе. Ключ был спрятан в коробочке с кодовым замком на внешней стене дома, а хозяина я еще ни разу живьем не видел. Оба места были чистыми и казались во всех смыслах безопасными.

Намного сложнее оказалось найти ночлег в Южной Франции. Часть мест AirBnB временно прекратили свою деятельность, а некоторые были распроданы. Мы не забронировали себе места, поскольку не знали, насколько быстро получится продвигаться по Европе. Теперь это вышло боком. В последний момент удалось получить ночлег в горном ранчо неподалеку от Перпиньяна.

Чтобы сэкономить место, не буду описывать все, но, конечно, нужно рассказать о месяце в Андалусии. Туристов на пляжах и в городах практически нет, и все пытаются включиться в местное потребление, в том числе в местный туризм. Вместо французов основными гостями стали испанцы, прежде всего, из расположенной в 80 километрах Севильи. Большие семьи и дружеские компании хотят приватно насладиться солнцем в месте, где есть пространство после нескольких месяцев заточения в квартирах. Могу только предположить, насколько травматичными оказались карантин и обязанность соблюдать дистанцию для социально активных испанцев.

Внутренние автобаны Испании в начале июля были практически пустыми, табло призывает не гнать.

ФОТО: MART RAUDSAAR

Часть ресторанов закрылись, и есть основания опасаться, что большая волна банкротств еще только впереди – осенью-зимой. Правительство пытается внедрить нечто похожее на зарплату гражданина, но ни один правительственный кошелек не является бездонным. Как в Испании, так и в остальной Южной Европе важно, чтобы ситуация, начавшаяся как медицинский кризис и переросшая в экономический, в итоге не превратилась в кризис политический.

Нет смысла надеяться, что мы сможем вернуться к прежней жизни: нужно привыкнуть и найти возможность жить по-новому и разумнее. Для испанского туристического сектора решением может стать внутренний туризм.

Единственный раз я почувствовал себя небезопасно на обратном пути на польской придорожной заправке: люди сбивались в кучи, у половины не было масок, а выражение лиц казалось полубезумным. И все же, слава небесам, в то же время я не находился в тартуском Lõunakeskus. Парадоксальным образом можно съездить в Париж, а подцепить коронавирус где-нибудь в Нуустаку (Отепяэ).

НАВЕРХ
Back