Чтобы добавить закладку, вы должны войти в свой аккаунт на Postimees.
Войти
У вас нет аккаунта?
Создать аккаунт на Postimees

Индрек Нейвельт: взятый сегодня кредит нам никогда не придется возвращать

  • Важно не стягивать бюджет и продолжать стимулировать экономику
  • Вторая пенсионная ступень особо не нужна, мы также снизим налоговую нагрузку
  • KredEx мог бы стать местным банком, который гибко принимает решения о кредитах
Индрек Нейвельт ФОТО: Madis Veltman

Предприниматель и бывший глава Hansapank Индрек Нейвельт рассказал Postimees о том, почему местные банки жадные, почему он думает, что государству никогда не придется возвращать взятый кредит и почему вторая пенсионная ступень на самом деле не нужна.

- Шведские банки в Эстонии слишком продуктивны, то есть, другими словами, слишком жадны. Это делает кредитование дорогим для наших людей и предприятий. Что делать?

- Фактически корни банковской монополии восходят к 1998 году, когда были объединены Hoiupank и Hansapank, а затем Таллиннский банк и Ühispank. Тогда реальная конкуренция в нашем банковском деле исчезла. Появление Swedbank и SEB только усугубило эту тенденцию. К сожалению, крупные иностранные банки не инвестировали в нас свою чрезмерно высокую прибыль, а забрали деньги. Их рентабельность капитала здесь достигает 30 процентов, это неслыханная история. В Европе это от 10 до 15 процентов, что уже отлично в нынешних условиях. Другие эстонские биржевые компании довольны и пятью процентами.

- Проблема кроется в нашем банковском надзоре или в Департаменте конкуренции?

- Я не знаю. На мой взгляд, аналогичная проблема существует и в секторе телекоммуникаций. У потребителя нет возможности выбора, царит олигополистический рынок - товары похожи, их выбор ограничен, конкурентам сложно выйти на рынок. Люди привыкли платить эти сборы и получать услуги. Ежемесячная оплата на одного человека не слишком высока, хотя могла быть намного меньше. Никто не защищает потребителя. Когда человек просто жалуется, этим едва ли занимаются.

Процентная ставка по потребительским кредитам в Эстонии выше, чем до введения евро! По сегодняшнему депозиту проценты не выплачиваются, так почему же кредиты должны быть такими дорогими? В настоящее время при принятии кредитных решений много машинной обработки и  мало гибкости. По моим подсчетам, клиенты банка ежегодно платят на 200 миллионов евро больше.

- У государства есть собственная кредитная организация KredEx, которая до сих пор не хотела создавать конкуренцию банкам. Из-за этого во время весеннего кризиса возникла ссора, которая привела к отставке главы учреждения. Вы предложили идею, что KredEx можно превратить в государственный банк и сделать публичным. Компании получали бы ссуды дешевле, и у людей была бы акция, в которую они могли бы инвестировать.

- Да. Фактически, эта идея начала развиваться несколько лет назад: создать местный банк, в котором кредитные решения принимаются осознанно и гибко и чья прибыльность будет ограниченной, а так называемые сверхприбыли пошли бы, например, на благотворительность. Государственное участие предоставило бы возможность для этого. А потом пошли бы кредиты и инвестиции, которые считались бы с интересами Эстонии и местных компаний.

- Вы разговаривали об этом с правительством? Идея выстрелила?

- В последнее время не разговаривал, но год назад - да. Особо не выстрелила. У них другие заботы - вирус и прочие оперативные вещи. Свой банк - это долгосрочный вопрос.

- Приведите, пожалуйста, несколько примеров в Европе, где государственный банк работает по этому принципу.

- Долгое время Nordea, образованная в результате слияния финских и шведских банков, на 20-30 процентов принадлежала государству. Я бы сказал, что слово «госбанк» немного вводит в заблуждение. Я бы напирал на понятие «свой банк». Этот банк все-таки принадлежал бы эстонским предпринимателям и эстонцам, чтобы каждый мог покупать акции.

- Кредитование также является важной темой на столе правительства. Что делать с кредитными средствами, на какой бюджет? Вы были членом группы экспертов, от которых ждали идей.

- Весной на всякий случай было взято больше кредитов, чем было необходимо немедленно. Мы ведь не знаем, какой будет внешняя среда. Пять миллиардов евро нужны на дефицит бюджета этого и следующего года плюс деньги для KredEx, сельского фонда и т.д. Важно не затягивать бюджет и продолжать стимулировать экономику. Пенсии и заработная плата в бюджетной сфере не были урезаны, как и инвестиции. Так и должно продолжаться. От Евросоюза каждый год поступает около полмиллиарда поддержки, которая может пойти на «зеленую» экономику, технологические инновации и умные рабочие места.

Индрек Нейвельт в студии Postimees ФОТО: Madis Veltman

- Объем государственного бюджета Эстонии составляет около 40 процентов нашего ВВП. А в первом полугодии бюджет был в минусе на 6,6 процента. Это еще довольно много… Если начать делать еще новые инвестиции, нужно ли брать новый кредит?

- Каждый пятый евро в государственном бюджете взят в долг. Но кредит дешев, процентная ставка - ноль процентов. Сегодня ситуация такова, что в ЕС у нас самый низкий государственный долг. Я думаю, нам никогда не придется возвращать эти деньги, нам нужно только заработать проценты. Почему я так думаю? Потому что в ЕС есть страны, долговое бремя которых превышает 100% ВВП, и они даже не смогут заплатить за повышение процентных ставок, не говоря уже о кредите.

- Считаете, что впереди прекрасное время прощения, и праздник кредитования продолжится?

- Спокойно продолжится с нулем процентов до самого конца.

- Вы критиковали ВВП как единицу измерения, которая ничего не измеряет и искажает реальную картину. Что тогда взять на замену?

- Возьмем за единицу измерения, к примеру, занятость или заработную плату. ВВП может резко расти или падать в зависимости от того, где, например, крупные компании получают прибыль (но не тратят). Именно это произошло в Ирландии, где за один год ВВП вырос, а затем упал на 20 процентов. Такие разовые изменения искажают изображение. Цифры важны, но их не намажешь на хлеб.

- В отличие от большинства людей с банковским прошлым вы поддерживаете пенсионную реформу второй ступени. Почему?

- Для большинства людей вторая ступень только уничтожила их деньги - особенно для низкооплачиваемых. Это выгодно примерно десятой части накопителей, чей доход высок. Но у них и так уже нет проблем с выходом на пенсию. Следовательно, эта схема не решает проблему и должна быть упразднена.

- Было бы лучше, если бы люди получили деньги на руки и сразу потратили их? Скорее возникнет больше проблем.

- Во-первых, мы говорим о свободе каждый день, но пенсии должны собираться в обязательном и установленном порядке. Абсурд. Мы заставляем людей накапливать их уже с 20 лет, когда им нужно начинать свою жизнь, покупать дом, учиться, путешествовать. На пенсию можно было начинать откладывать позже, сознательно. Стоимость денег через десятилетия исчезнет, ​​особенно в самых слабых фондах мира, каковыми являются сегодняшние пенсионные фонды Эстонии. И 85 процентов наших денег было инвестировано за пределами Эстонии, что не способствует развитию экономики Эстонии.

На мой взгляд, помимо первой могла бы остаться только третья, добровольная ступень. Вторая особо не нужна, да и налоговая нагрузка снизится. Скорее, мы снизим налоги на рабочую силу, как рекомендовал в экспертной группе Яан Пиллесаар, и будем выплачивать достойную зарплату. Я за то, чтобы человек сам решал, работать дольше или раньше готовиться к пенсии. Какие-то деньги от государства будут и так и так.

НАВЕРХ
Back