Бывший сотрудник BLRT рассказал о нарушениях на предприятии (3)

Екатерина Павлова
Copy

Статья и заголовок обновлены 9 октября 2020. В конце статьи см. опровержение.

«Я просто хочу рассказать правду, это мой гражданский долг», - начинает свой рассказ Андрей (фамилия редакции известна). Он три года был руководителем службы безопасности труда и экологии на судоремонтном заводе Tallinn Shipyard – дочернем предприятии BLRT Grupp - и предоставил редакции доказательства того, что на предприятиях, входящих в концерн, нарушались правила, что могло нанести вред здоровью жителей Пыхья-Таллинна и природе Таллиннского залива.

В 2017 году он возглавил службу качества Tallinn Shipyard OÜ, где в его обязанности входило в том числе слежение за соблюдением экологических требований.

В марте этого года его договор был расторгнут по соглашению сторон, после чего он обратился в Инспекцию окружающей среды и рассказал о нарушениях, имевших место на предприятии. На основании его показаний в отношении BLRT было возбуждено административное дело, которое на данный момент еще не закрыто. С момента увольнения и по сегодняшний день Андрей на конкурентов BLRT Grupp не работает.

О нарушениях не уведомляют

«Первый серьезный случай произошел летом 2017 года, когда мне стало известно о разливе в акватории горюче-смазочного материала. Субподрядчик, который нанимается для устранения таких разливов, решил проблему и устранил последствия. Такие инциденты происходят. С водным транспортом всегда может что-то случиться — может пролиться масло, произойти авария, повредиться двигатель. Полностью застраховаться от таких случаев невозможно, но их нужно мониторить. На моей практике все такие инциденты оставались только в корпоративной почте BLRT. Они не фиксировались, о них не сообщалось в Департамент или Инспекцию окружающей среды», - рассказывает бывший работник.

Закон ЭР о промышленных выбросах предусматривает, что в случае происшествия вроде утечки масла с судна или разлива в процессе ремонта предприятие должно незамедлительно уведомлять об этом надзорные органы, если комплексным разрешением — документом, в котором прописаны права, обязанности и условия работы предприятия — не предусмотрены исключения. Андрей заявляет, что неоднократно указывал руководству BLRT на нарушения, однако за пределы концерна данные не выходили.

Согласно комплексному разрешению BLRT, в случае аварии или утечки максимальная ее продолжительность должна составлять 2-5 минут, а максимальная концентрация нефтепродуктов - до 900 000 мг. При этом предприятие должно незамедлительно начать устранение последствий утечки. Пресс-секретарь Инспекции окружающей среды Лейли Тууль подтвердила, что с 2017 года в их базе данных не зафиксировано ни одного сообщения о ЧП на BLRT.

«Понятно, что предприятие не хочет привлекать внимание общественности. Заявляя, что произошло какое-то ЧП, ты, во-первых, привлекаешь внимание надзорных служб, а, во-вторых, платишь за урон», - поясняет Андрей.

Опасные работы проводятся там, где не положено

Одна из обычных услуг судоремонтного завода — очистка корпуса судна и нанесение нового слоя краски. Для этого применяется технология пескоструйной очистки — корпус судна очищается гритом под высоким давлением. Струйная очистка с использованием абразивов представляет риск для здоровья людей, поэтому работники должны быть хорошо экипированы. По словам директора по качеству BLRT Сергея Савельева, на BLRT данный метод очистки используется с 2006 года.

Андрей объясняет, что проведение пескоструйных работ, согласно комплексному разрешению, допускается в трех точках на территории Копли, 103, но по факту они проводятся и в других местах — вдоль причальной линии.

«Пескоструйные работы можно проводить в покрасочных камерах, доках, на площадке в определенном месте, но они проходили вдоль причальной линии на открытом воздухе. Они там велись, когда я только пришел на предприятие в 2017 году, и к 2020 году ничего не изменилось. Дело в том, что причал имеет прямые канализационные выпуски в залив, то есть отходы пескоструйной деятельности — грит, старая краска, частицы металла — не проходят через фильтрацию, соответственно, тем или иным способом после дождя попадают в море. А это 2000-3000 метров до пляжа Штромка. Более того, неоднократно пескоструйная очистка проходила при скорости ветра выше 10м/с, чтобы выполнить заказ в срок. А проводить работы при такой скорости ветра запрещено. В хороший день вы можете лежать на пляже и даже не замечать, как на вас и в ваших легких оседает пыль», - рассказывает Андрей и в доказательство своих слов показывает фотографии, демонстрирующие проведение работ 5 марта этого года на 14 и 15 причалах, где, напомним, проведение работ запрещено. Работы проводило дочернее предприятие фирмы Baltic Premator. 

Для увеличения фото, кликните на него.

Черная пыль на поверхности причала — это грит, то есть остатки песка, используемого при пескоструйной работе, смешанного с металлом и старой краской. Можно видеть, что грит покрывает большую площадь причалов №15 (слева) и №14 (справа) вблизи воды, а также голую землю.
Черная пыль на поверхности причала — это грит, то есть остатки песка, используемого при пескоструйной работе, смешанного с металлом и старой краской. Можно видеть, что грит покрывает большую площадь причалов №15 (слева) и №14 (справа) вблизи воды, а также голую землю. Фото: личный архив

«С дождевой водой через прямые выпуски отработанные отходы попадают в залив. Соответственно, это будет влиять на содержание в воде тяжелых металлов и оказывать негативное влияние на биологию в заливе Копли», - объясняет Андрей.

В переданной редакции копии письма исполнительному директору Tallinn Shipyard Анатолию Грубе Андрей 5 марта пишет: «Разрешая проводить пескоструйные работы на причале №14, 15 вы как минимум нарушаете три закона. Как руководитель предприятия вы отвечаете за соблюдение правовых актов. Об этом, как я ранее неоднократно вас информировал. [...] Прошу распорядиться, чтобы все пескоструйные и покрасочные работы проводились только в местах, указанных в разрешении. Тем самым мы убережем себя от вхождения в конфликт с законодательством и постановлениями правительства».

Насколько опасно проведение работ в неположенном месте?

Абразив (грит) и пыль разлетаются вокруг объекта очистки и оседают на земле в радиусе 10-20 метров от места работы пескоструя. Поэтому, чтобы проводить работы, нужно минимизировать разлет частиц, чтобы они не распространялись по воздуху и не попадали в воду. Несмотря на то, что работы на причале проводились с нарушением закона и предприятие должно было сообщить об этом в надзорные органы, оно этого не сделало.

По словам руководителя Центра профессиональных заболеваний и гигиены труда PERH Вийве Пилле, во время проведения пескоструйных работ опасность для здоровья возникает из-за мелкой песчаной пыли и некоторого количества свинца, содержащегося в краске. Массовое вдыхание песчаной пыли вызывает силикоз - наиболее распространенное и тяжело протекающее профессиональное заболевание легких.

«В медицинской и научной литературе не встречается, что песчаная пыль может наносить вред здоровью населения (хотя были случаи с асбестом). Вдыхание небольшого количества песчаной пыли в течение длительного периода времени (лет) может вызвать симптомы через годы и десятилетия, и болезнь, как правило, протекает доброкачественно. В этом случае риск заболевания населения не считается очень вероятным. Однако, несмотря на теоретически низкую оценку риска, следует избегать попадания песчаной пыли в воздух в зоне проживания населения. В случае промышленного воздействия при несоблюдении техники безопасности заболевание может наступить в течение 2-5 лет и носить острый характер», - говорит Пилле.

По ее словам, в случае проведения пескоструйных работ на открытом воздухе следует оградить рабочую зону на три метра в каждом направлении и избегать проведения работ при ветреной погоде. Работы должны проходить, по меньшей мере, в 0,5 км от шоссе, 1 км от промышленных зданий и 2 км от населенного пункта. 

Откуда в воде тяжелые металлы?

Прежде чем приступить к пескоструйной очистке старой краски, любое судно нужно отмыть — от водорослей, ракушек и соли. Чистка проводится водой под высоким давлением, и в процессе некоторое количество краски с судна сходит сразу. Суда покрыты не простой краской, а противообрастающей (anti-fouling), в которой содержится медь или цинк. «В доке есть шпигатные отверстия, которые якобы должны задерживать ошметки краски, но воды бывает слишком много, и всё выливается за пределы резервуаров и попадает в залив, а в краске содержатся тяжелые металлы. Поэтому они фиксируются в анализах воды на предприятии», - объясняет Андрей.

Контроль предприятия Инспекцией окружающей среды происходит раз в год по графику, также случаются внеплановые проверки. К примеру, в протоколе проверки, которая состоялась 18 июня 2019 года, указано, что в октябре 2018 года инспекции поступило две жалобы в связи с распространением пыли от предприятия. Чтобы оценить возможные нарушения, инспекция провела проверку на предприятии, заранее не сообщая о своем визите. В ходе нее нарушения зафиксированы не были.

Чтобы проверить уровень загрязнения сточных вод и морской воды на территории предприятия, раз в квартал сертифицированный работник BLRT должен брать пробу из выпуска в доках 2, 3 и 34 и пробу морской воды, кроме случаев, когда в течение всего квартала в доке ни разу не проводился обмыв судна от соли и органики. Для анализа пробы посылаются в Центр исследований окружающей среды.

В Департаменте окружающей среды подтверждают, что BLRT регулярно и исправно платит за водопользование и загрязнение воды. Причем количество химических веществ, к примеру, бария, цинка, меди не лимитируется комплексным разрешением предприятия, то есть предельное содержание этих веществ неважно.

Но если в результатах проб обнаружится превышение, к примеру, свинца, то предприятие будет обязано предпринять какие-то меры и заплатить более высокую цену, поскольку количество свинца ограничено и сильно. Его предельное содержание в результатах проб не может превышать 0,014 мг/л. Инциденты на BLRT бывали: так, по результатам пробы воды, взятой в мае 2018 года из выпуска дока номер 34, превышение свинца было зафиксировано более чем в 7,8 раз, за что фирме пришлось заплатить. В последующих анализах таких серьезных превышений уже не встречалось.

Понятно, что сама деятельность предприятия предполагает наличие загрязнения. «Этой территории уже больше ста лет. Она всегда использовалась как промышленная зона. Невозможно сказать, что тут раньше было в грунте, какие тяжелые металлы были. Если они каким-то образом попадают в ливневую канализацию, мы тут сделать по большому счету ничего не можем», - замечает директор по качеству концерна Сергей Савельев.

Ниже приведен интерактивный график, составленный по результатам проб сточных вод на предприятии. Ежеквартальный анализ включает в себя анализ воды на 25 различных маркеров, мы выделили в графике только металлы — барий, цинк, медь и свинец. Чтобы наглядно представлять, насколько загрязняются сточные воды на BLRT, за предельную норму взяты данные, по которым определяют качество поверхностных вод.

По словам заведующего отделом морской биологии морского института Тартуского университета Георга Мартина, судя по результатам проб на предприятии за последние годы, концентрация некоторых веществ может представлять опасность. «Причем речь идет о достаточно опасных соединениях, попадание которых в морскую воду представляет опасность как для морских организмов, так и человека. Реальное влияние этих веществ зависит от их количества и времени — единичное ли это загрязнение или постоянное явление», - объясняет Мартин.

Сам виноват?

Представители BLRT согласились на личную встречу с журналистом Rus.Postimees не сразу, отметив, что они не видят оснований для беседы, однако позднее изменили решение и пригласили журналиста на предприятие.

Комментируя ситуацию с разливом нефтепродуктов, пресс-секретарь предприятия BLRT Карина Конд пояснила, что, если информация о происшествии не поступает в надзорные органы, это значит, что оно небольшое, а принять меры для ликвидации опасности удалось быстро. Если же в 2017 году происшествие было значительным и информация о нем не поступила в департамент, то виноват в этом сам бывший работник, не сообщивший о нарушении в надзорные органы.

Комплексным решением не сказано, кто должен сообщать о нарушении на предприятии. По словам Андрея, по протоколу предприятия, о нем сообщает своему непосредственному руководителю тот, кто первым его заметил. Если нарушение обнаружил Андрей, то он должен был сообщить директору Tallinn Shipyard. Тот, в свою очередь, уже техническому директору BLRT, а тот - в надзорные органы как ответственный за предприятие.

По словам Андрея, когда приходишь на работу на такое предприятие, негласно подразумевается, что все скелеты должны остаться в шкафу, хотя сам он никогда не получал прямого распоряжения не сообщать о каком-либо инциденте Инспекции окружающей среды.

Журналист Rus.Postimees задал пресс-секретарю Конд и директору по качеству BLRT Сергею Савельеву вопрос о том, проводятся ли пескоструйные работы в местах, которые для этого не предусмотрены.

Конд: Где не разрешено, там не проходят.

Журналист: Вы узнаете это место? (показывает фотографии).

Савельев: Это похоже на наш 14 и 15 причалы.

Журналист: А что вот это такое? (указывает на следы пескоструйной очистки)

Савельев: Это грит.

Журналист: И как он туда попал?

Конд: Это вопрос к тому, кто вам это выдал.

Журналист: Вы считаете, что этот человек сам грит там разбросал?

Конд: Этот человек был ответственен за то, чтобы это не происходило.

Журналист: И он никогда не сообщал об этом нарушении?

Савельев: Сообщал. Руководитель службы качества (Андрейприм. ред.), в ведомстве которого управление системой экологии, системой безопасности труда, который находится в правлении фирмы, при отклонении от технологии, еще до момента отклонения имеет всю эту информацию и имеет все возможные рычаги для того, чтобы это предупредить. Не для того, чтобы постфактум потом фиксировать и сказать, «посмотрите на мою несделанную работу». Он должен не допускать нарушений.

Конд: Если он знает, что где-то кто-то что-то делает не так, он должен вмешаться. В данном случае этот человек, видимо, не сделал свою работу.

[…]

Журналист: А выполнявшие очистку работники не знали, что нельзя проводить пескоструйные работы на причале 14 и 15?

Савельев: Эти работы были согласованы правлением фирмы (Tallinn Shipyardприм. ред).

Конд: Такие решения (о проведении работприм. ред.) не принимаются без службы качества, это нужно понимать.

Журналист: Тогда почему другие члены правления, когда принимали решение о том, как и где будут проводиться работы, не сказали, что это нельзя делать на причалах?

Конд: Потому что если это акцептируется тем, кто отвечает за качество (Андреем - прим. ред.), значит, это можно.

Журналист: Получается, что ваши слова, что работы не проводят там, где это запрещено, не соответствуют действительности?

Конд: Соответствуют. Значит, было одно нарушение.

[…]

Журналист: Почему на причале нельзя проводить пескоструйные работы?

Савельев: Потому что есть риск загрязнения.

Журналист: Но в данном случае риск не оправдался, ничто в воду не попало?

Савельев: Ну, я не знаю, я не могу комментировать, как это устранили и по факту какая ситуация там была.

Журналист: Но Инспекции окружающей среды вы не сообщили?

Савельев: Ну, если риск попадания этого грита отсутствовал, это была просто работа, выполненная в ненадлежащем месте, то никакой чрезвычайной ситуации не произошло.

Журналист: А как оценить риск попадания?

Савельев: Ну, если мы уже видим по факту, к примеру, масляные пятна в акватории или если бы этот грит плавал везде, но в данном случае работа была просто выполнена в неправильном месте. Риск был, но он не осуществился, инцидента (с загрязнениемприм. ред.) не произошло.

Андрей на все обвинения лишь качает головой: «Не было никакого согласования работ в правлении, я узнал о том, что пескоструйная очистка прошла на причале уже после того, как всё случилось. Я был в должности руководителя качества, которая в том числе подразумевает заботу о том, чтобы предприятие соблюдало требования. Но на таких предприятиях никто не готов слушать работника. Я обращал внимание руководства BLRT и Tallinn Shipyard — и коллег по цеху, что мы должны оставаться в рамках закона. Но, как и у главного эколога BLRT Group, у человека, который напрямую не связан с производством и который не находится у руля предприятия, очень маленькие рычаги воздействия. Тебя могут выслушать, но это ничего не значит».

После встречи с журналистом Карина Конд уточнила произошедший 5 марта случай: «После получения информации руководитель компании (Tallinn Shipyard, Анатолий Грубаприм. ред.) дал указание руководителю проекта (имя неизвестно прим. ред.) потребовать от фирмы Baltic Premator произвести очистку причалов от грита и в дальнейшем не производить работы на причале. На сегодняшний день работы по пескоструйной очистке на территории концерна ведутся в местах в соответствии с выданным Департаментом окружающей среды разрешением: в доках, в очистных камерах и на специальных площадках. В дополнение к этому, во втором полугодии Tallinn Shipyard закончит строительство специализированной площадки для очистки и окраски крышек, оборудованной козловым краном».

Предприятие не ответило на вопрос, были ли взяты пробы воды непосредственно после данного инцидента, сославшись на то, что они регулярно берутся возле выпускных коллекторов. «В случае, если анализы фиксируют превышение содержания тяжелых металлов в пробах, то в течение недели проводятся внеочередные анализы в точках смешивания. Ни один из результатов не превышал допустимых норм, и это подтверждает, что никакого загрязнения не было и, как мы неоднократно подчеркивали, упомянутая вами ситуация не нанесла ущерба окружающей среде», - прокомментировала пресс-секретарь Конд.

Согласно присланным Департаментом окружающей среды данным, проба сточной воды во втором доке была взята по графику спустя более месяца после инцидента — 9 апреля, а единственное исследование морской воды из акватории, которым располагает департамент, в этом году было проведено в конце июля.

Сами работники BLRT молчат

Одна из возможных причин нарушений на BLRT, по мнению Андрея, состоит в том, что инспекторы, которые ежегодно проводят проверки на предприятиях, недостаточно глубоко разбираются в технологических процессах, происходящих на судоремонтном заводе, соответственно, не ужесточаются требования.

«Они приезжают на предприятие, у них обозначено, что вот здесь происходит основная работа, а вот там причалы, и они проверяют только определенные участки. Если бы я был инспектором, я бы проехался по всем причалам и посмотрел, что происходит», - объясняет Андрей.

«Возможно, инспекторы не понимают всех тонкостей и из-за отсутствия сигналов со стороны тех лиц, которые связаны с предприятием. Потому что территория закрытая, что происходит на ней, кроме работников предприятия, никто не знает. Если никто не выступит и не скажет, что есть определенные нарушения, то инспекторы и не узнают об этом, - считает Андрей. - Да, если ты находишься внутри организации, то есть являешься работником, донести на работодателя трудно, потому что ставится под сомнение твоя дальнейшая работа в организации».

На вопрос о том, возникали ли у него подозрения, что инспекторам дают взятки, он ответил отрицательно: «Нет, таких мыслей не возникало».

Технологии пора менять

По словам Андрея, то, что сейчас используется на BLRT – это технологии XX века. «Современные европейские предприятия уже шагнули вперед, есть водная очистка под высоким давлением (вместо песка используется вода), когда вся краска, которая снимается с судна, собирается автоматически и очищается в резервуарах. Вопрос только в том, что это требует инвестиций. Для предприятия — это большой финансовый вызов, - говорит бывший сотрудник. - Перейти на новые технологии рекомендовал и Департамент окружающей среды. Он должен обратить внимание на то, чтобы заявленная смена оборудования для судоремонта наконец-то состоялась».

Сергей Савельев обещает, что помимо системы утилизации обмывочных вод на втором доке (на третьем и 34-м она уже установлена), на предприятии будут также установлены системы закрытого цикла при пескоструйной работе, так что отходы не будут попадать в воздух, и соответственно, процессы на предприятии будут оказывать меньшее влияние на окружающую среду. Стоимость проекта составит 2,8 млн евро, он будет проведен совместно с Министерством окружающей среды, добавила пресс-секретарь, не уточняя сроков. Она также заверила, что ежегодно предприятие тратит около миллиона евро на модернизацию производства, чтобы снизить негативное влияние на окружающую среду.

«Хотелось бы верить, что предприятие сумеет оценить экологические аспекты, выделит особо значимые и возьмет курс на более эффективную работу с учетом рисков загрязнения окружающей среды, контролем за выбросами в атмосферу и учетом интересов других водопользователей и заинтересованных сторон», - надеется Андрей.

Пресс-секретарь Инспекции окружающей среды Лейли Тууль 25 августа прокомментировала, что BLRT уведомили о возбуждении дела 12 августа, однако 2 сентября пресс-секретарь предприятия подтвердила, что уведомления они не получили.

«Возможно, у них (предприятияприм.ред.) какие-то иные представления о процессе уведомления», - добавила пресс-секретарь инспекции. В интересах следствия более подробно инспекция пока не комментирует дело.

Опровержение

В опубликованной 2 сентября 2020 года статье «Опасность рядом: BLRT скрывает нарушения закона?» (в новой редакции «Бывший сотрудник BLRT рассказал о нарушениях на предприятии») были приведены следующие неточные данные, и мы опровергаем эти заявления, внося правки 9 октября 2020:

- на судоверфи Tallinn Shipyard OÜ корпуса судов очищаются сухим песком (неверное изложение факта);

- в хороший день вы можете лежать на пляже и даже не замечать, как на вас и в ваших легких оседает пыль (неверное изложение факта);

- содержание свинца в пробах сточных вод превысило в мае 2018 года норму в 7857 раз (неверное изложение факта);

- данные в диаграммах о предельно допустимом содержании свинца в пробах воды (неверное изложение факта).

Также в статью внесены уточнения:

- Струйная очистка с использованием абразивов представляет риск для здоровья людей, поэтому работники должны быть хорошо экипированы. По словам директора по качеству BLRT Сергея Савельева, на BLRT данный метод очистки используется с 2006 года.

- отходы пескоструйной деятельности – грит, старая краска, частицы металла - не проходят через фильтрацию и с дождевой водой через прямые выпуски попадают в море.

Приносим извинения за допущенные неточности.


Читайте нас в Telegram! Чтобы найти наш канал, в строке поиска введите ruspostimees или просто перейдите по ссылке!

Наверх