Коронадетективы Департамента здоровья идут по следам коронавируса

Работники Лыунаского региона Департамента здоровья

ФОТО: Margus Ansu

Она бросает стальной взгляд на страницу календаря и подсчитывает даты. Глава Департамента здоровья по Лыунаскому региону Тийя Лухт высчитывает, когда можно будет спокойно сказать, что чемпионат мира по ралли, прошедший в Южной Эстонии, не привел ко вспышке коронавируса. Возможно, это будет в середине новой недели. Она еще не знает. Счетчик тикает, пишет Postimees.

Утро среды, когда общественность получает сообщение о том, что владельцы раллийного пропуска номер шесть должны внимательно следить за своим здоровьем. Первый зритель Rally Estonia дал положительный результат теста на коронавирус.

Людей с пропуском номер шесть могло находиться на трассе около тысячи, плюс билетные контролеры, организаторы парковок и те, кто подходил и предупреждал, что маска на лице должна быть надета постоянно.

«Юлия, я думаю, ты смогла заснуть сегодня вечером и не очень волновалась насчет того, что это может продолжиться?» - спрашивает Лухт.

Старший инспектор Юлия Аллас, которая по причине легкой простуды находится дома и болтает по скайпу, говорит: «Я надеюсь, что этот человек сказал правду, как он на самом деле себя вел».

Первый заболевший посетитель ралли старался быть очень осторожным, правильно надевал маску, дезинфицировал руки. Утром в последний день ралли он почувствовал, что кашель становится все хуже, пробыл у трассы всего час и ушел. 

На карту нанесены все маршруты движения, все прилавки с едой.

"Я бы не сказала, что за этим последует что-то плохое", - говорит Аллас, но быстро добавляет: «Если это все правда».

Как часто она задумывается об этом? "Это зависит от того, насколько честным был человек в своем первом разговоре. Если в информации есть несоответствие, возникает сомнение в том, что нам говорят правду. Затем последуют третий и четвертый звонки, чтобы получить всю правдивую информацию».

Кто выгуливает собаку?

Вот комната, где вместе собираются коронадетективы Лыунаского региона Департамента здоровья, которые, словно мисс Марпл, с начала марта обсуждают распространение коронавирусной инфекции на юге Эстонии, предупреждают инфицированных людей, чтобы те оставались дома, и исследуют их контакты, которым, в свою очередь, тоже рекомендуют оставаться дома.

Это те люди, которые заботятся о том, чтобы местное самоуправление доставило пакет с едой к двери инфицированного человека, живущего в одиночестве, и продумывают, например, как можно выгулять собаку из живущей в многоквартирном доме зараженной семьи, потому что инфицированный человек не должен переступать порог входной двери.

"Год назад Департамент здоровья был совершенно невидим, о нем никто ничего не знал", - говорит Лухт. Разве что в Тарту организация была на слуху, когда в канале Анне обнаружилась кишечная палочка. Сине-зеленые водоросли, бассейны, питьевая вода - много разных направлений. Но начиная с марта все ресурсы ушли на коронавирус.

Офис департамента в Лыунаском регионе сейчас на ремонте. Большой экран для видеоконференций в конференц-зале с изображением еще справляется, а вот с голосом - нет. Время от времени кто-то просовывает в дверь голову и что-то говорит о вентиляции, но Лухт отмахивается: «Потом!»

За столом сидят восемь чиновников здравоохранения, еще двое присоединились в скайпе. С марта все они занимаются только новым коронавирусом, о котором Китай сообщил миру в конце прошлого года.

На столе кофейные чашки, торт, разрезанная дыня. В окно дует осенний ветер. «Если кто-то из нас останется один, чтобы сделать это, он ошибется», - называет имеющая юридическое образование Лухт первую базовую истину детективной работы.

Все случаи обсуждаются совместно. В  разговоре по Skype не используется никакая личная информация, но маршрут человека, который только что сдал положительный тест на коронавирус, в течение нескольких дней до его сдачи изучается до мельчайших деталей. Куда он ходил, где мог кого-нибудь заразить? С кем мог общаться?

Таким образом, детективы, выслеживающие распространение коронавирусной инфекции, могут оказаться в центре историй, о которых людям не хочется говорить. Супружеские измены, друзья, которых не хочется называть, и тому подобное.

"Работать в одиночестве, даже если вы думаете вслух, мало. Хорошо, когда слушатель прислушивается к вашим мыслям и говорит, что вы оставили что-то без внимания. Зараженный пошел в этот ночной клуб. Как он попал домой? Он использовал такси?" - описывает Лухт.

Яана Пульманн, выполняющая эту работу в Вильянди, несколько раз посещала одно производственное предприятие. Она знала, какие там рабочие места. Когда весной в компании была обнаружена инфекция, именно по этому фрагменту была получена ​​вся картина с информацией.

"Этот период научил нас понимать людей. Какими предложениями говорит человек, колеблется ли, почему он делает паузы? Почему кажется, что человек не хочет делиться информацией? В чем может быть причина, по которой он хочет сохранить эту информацию при себе?" - говорит Лухт.

Иногда человек просит разрешения перезвонить, чтобы он мог точно вспомнить посещения и контакты предыдущих дней. Некоторые инфицированные люди присылают список близких контактов (менее двух метров и время контакта более 15 минут) по электронной почте.

«Идея нашей работы - быть осторожными: если мы видим, что где-то что-то начинает происходить, то не дай бог, мы проспим. Мы должны быть впереди вируса и иметь возможность отслеживать, как все обернется», - говорит Лухт. Она обещает, что в случае успеха их работы не будет необходимости что-либо закрывать в обществе.

Среди коронадетективов есть люди с самым разным прошлым. Кайли Луйк перешла из Ветеринарно-продовольственного департамента в Департамент здоровья 1 апреля. В тот день в Эстонии от коронавируса умерли четыре человека. Вспышка болезни на Сааремаа начала стремительно расти.

Быстрое мышление помогло ей незамедлительно присоединиться к команде в кризисной ситуации. Сейчас она уже не звонит пациентам. Ее работа - контролировать. Она поехала, например, на фестиваль хип-хопа в Эльва, чтобы там все прошло хорошо.

Ее коллега Эгле Хейнонен присоединилась к Департаменту здоровья 4 августа на пике распространения тартуского очага. В городе запретили ночную продажу алкоголя. Вместе с полицией они прошли по самым горячим местам ночной жизни Тарту и выяснили: алкогольного ажиотажа не было, сообщения сработали.

Детективы перечисляют очаги, с которыми приходилось бороться с помощью точных методов. Дом престарелых Табивере в апреле. Люди носили маски неправильно, вирус тогда проник в дверь дома престарелых, и несколько подопечных умерли.

Если в первой половине лета вирус немного успокоился, то во второй половине июля очаг стал появляться за очагом. Ночной клуб Vabank - своя публика, потому что это был праздник русской музыки. Naiiv, Shooters, Möku - другая компания, которая ночью перебирается из одного места в другое.

Начало учебного года принесло лекции в больших университетских аудиториях, и пока ее коллеги наблюдали за автогонками, старший инспектор Кая Лаурсоо в субботу установила контакты студента, который 1 сентября сидел на лекции и оказался коронаположительным. Лаурсоо делала почти сотню телефонных звонков в день.

Лаурсоо, также живущая в районе Карлова, сообщала ученикам: нельзя собираться в садах, а самое жаркое место района - Барлова - нельзя посещать в течение нескольких недель.

Скорость имеет значение

День начинается в Департаменте здоровья в 7.30. Затем информационная система здравоохранения пополняется данными о новых инфекциях. В свою очередь регионы настороже, и быстро согласовывается, какой инспектор откроет данные нового зараженного в опросной среде.

В восемь утра детективы приступают к работе. Первый звонок делается ровно 8.

"Почему так рано? Если больной не знает результата теста, важно, чтобы он не приступил к работе. Весной я позвонила одной сотруднице дома престарелых на полпути к работе и сказала: «Сразу домой! Никуда не ходите!" - говорит Лухт.

В субботу-воскресенье первые звонки совершаются в 9 часов утра, что позволяет новым инфицированным поспать на час дольше.

Старший инспектор Марии Микк зачитывает ряд вопросов, которые она каждое утро задает людям. Почему вы пошли тестироваться, есть ли у вас какие-либо симптомы? Когда они появились? Есть ли у вас какие-либо представления о том, где вы могли заразиться? Известно ли вам о контактах с другими лицами, у которых, подтвержден диагноз Covid-19? Когда вы в последний раз общались? Где был этот контакт и как долго он длился? Если есть симптомы, куда вы ходили в то время, когда были эти симптомы?

Очень затрудняет эту работу способность коронавируса быть заразным еще до появления симптомов (например, до боли в горле). Таким образом, человек живет два дня обычной жизнью, не зная, что в это время является разносчиком инфекции.

Но зараза действует странно. Лухт приводит пример: двое людей встретились на улице. Один дал другому ключи от машины. Они оба сели в свои машины и поехали в разные стороны. Вирус попал на ключи, и их получатель все равно заболел.

Люди реагируют по-разному. Яана Пульманн вспоминает, как человек, прошедший тест на коронавирус, был настолько шокирован положительным результатом, что потребовалось подбирать слова, чтобы плачущий человек мог снова заговорить.

Как она это делает? «Это приходит с опытом».

Юлия Аллас добавляет: "Мы не укоряем и не показываем пальцем. Мы исходим из того, что люди ходили по улицам больными, но делали это неосознанно, ненамеренно. Человек может и не знать, что он болен коронавирусом - важно, чтобы он не боялся говорить обо всем и дал нам имена тех людей, с которыми он вступал в контакт".

Очень редки сейчас случаи, когда семейный врач запрашивал тест у человека с температурой 39,5, лежащего ничком в постели. Хотя у детективов был один такой случай, когда им показалось, что человек больше не может разговаривать по телефону: попросили прислать скорую помощь - оказалось, что госпитализация была необходима.

В настоящее время наиболее частое описание самочувствия человека с коронавирусным диагнозом звучит так: я чувствую себя очень хорошо, да, я немного кашляю, из носа течет; в остальном самочувствие  хорошее.

По словам Лухт, это значительное изменение по сравнению с весной, когда люди попадали в отделение интенсивной терапии на контролируемое дыхание.

Заболевают молодые люди. «Сейчас мы говорим о людях моложе 30 лет», - уточняет она.

День рождения, отмечавшийся в Выру на прошлой неделе, собрал людей среднего возраста на семейное мероприятие, всего участников было 18. По состоянию на среду всего 16 инфицированы - инфекция распространилась по домам, в которых были гости дня рождения. Ораваская основная школа в Вырумаа закрылась.

Коронапозитивные не всегда отвечают на телефонный звонок. Тогда на помощь приходит полиция, которая проверяет, не нужна ли человеку скорая помощь. Затем уже детективы могут заняться своим делом - отслеживаем пути распространения коронавируса.

Но иногда это становится напряженным делом. Один пациент с коронавирусом любезно пообещал прислать список своих близких. Ничего. Яана Пульманн ждет в Вильянди, ждет, время на исходе. Ничего не происходит. Снова звонит. Человек не отвечает. Сигнал в полицию.

Что выясняется? Один из близких контактов этого пациента должен в этот вечер принять участие в большом мероприятии с большим количеством участников.

«Он хотел скрывать имя близкого контакта как можно дольше, чтобы вечернее мероприятие могло состояться. Такие вещи очень опасны. Полиция пришла на помощь и просто сняла человека с трассы», - говорит Пульманн.

На этот раз инфекция не распространилась.

Этим летом ни один коронадетектив не отдыхал. Но, по крайней мере, за сверхурочные часы выплачивается бонус.

НАВЕРХ
Back