Banksy joonistus Berliiinis kannab koroonajale kohast maski.

ФОТО: Ben Birchall/AP

Европейцы быстрее американцев справились с первой волной пандемии коронавируса, что дает второй по размерам в мире экономике ЕС шанс сократить разрыв с безусловным лидером - США. Страны Старого Света одна за другой пересматривают мрачные оценки и прогнозы и рапортуют о восстановлении, однако экономисты предупреждают, что рывок может оказаться фальстартом, пишет Би-би-си.

Политики и чиновники хвастаются друг перед другом статистикой: все не так плохо, как думали раньше. А в это время экономисты с тревогой расшифровывают опережающие индикаторы и делают вывод: все будет хуже, чем ожидалось. Они видят, как бурный поток деловой жизни, который рванул через дыры в плотине многомесячного локдауна, быстро теряет силу и превращается в привычное болото.

Измученные весенним карантином европейцы за лето подстриглись, съездили в отпуск, сходили в ресторан и в гости. Экономика ожила, а следом вернулся и вирус, разбудив призрак нового локдауна. Власти в ответ ввели новые ограничения, и потребители снова забились в норы: каникулы закончились, дети вернулись в школу, и чем это обернется, неизвестно. А некоторые отрасли, вроде туризма, так и не вышли из комы.

"Силы отскока после весеннего падения хватит на осень, однако последние данные рисуют удручающую картину: восстановительный запал практически исчерпал себя", - говорит Крис Уильямсон, главный экономист компании IHS Markit, которая ежемесячно замеряет настроения бизнеса в Европе, опрашивая 5 тысяч фирм.

Исследователи из Oxford Economics пришли к аналогичному выводу:

"Восстановление было бодрым на первом этапе, однако в августе рост начал выполаживаться с увеличением числа заражений Covid-19 в ключевых странах. В последние недели он практически остановился", - пишут они и предрекают ухудшение прогнозов на последний квартал года (октябрь - декабрь), с которым европейцы связывали надежды отыграть часть вирусных убытков бизнеса, населения и казны.

Под ногами у пессимистов не твердая почва статистики, а зыбкие пески опросов и анализа больших массивов данных о перемещении людей и загруженности метро, дорог, ресторанов, кинотеатров. Такие "мягкие" индикаторы особо популярны в штормовые кризисные времена, когда ситуация развивается настолько стремительно и непредсказуемо, что навигация по статистическим замерам двух-трехмесячной давности теряет смысл.

Сейчас эти "мягкие" индикаторы показывают, что возвращение потребителей и работников к нормальной жизни идет с перебоями из-за всплесков инфекции и новых ограничений, на которые власти европейских стран идут в надежде любой ценой избежать всеобщего локдауна этой осенью и зимой.

Зомби-инкубатор

У пессимизма две основные причины. Во-первых, угроза второй волны коронавируса. Во-вторых, опасность сокращения гигантской господдержки.

Страны ЕС уже наобещали почти 5 трлн антикризисных евро бизнесу и гражданам. Это гигантские деньги даже для богатого Евросоюза - более трети годового ВВП.

Благодаря этим расходам Европе удалось избежать всплеска безработицы, массовых банкротств и еще большего обвала экономики.

Во многих странах власти согласились на время локдауна оплачивать из бюджета зарплату вынужденно простаивающих работников, чтобы их не увольняли. Статистика хорошо отражает этот перекос: в кризисном втором квартале занятость в 27 странах ЕС сократилась на 3%, а количество отработанных часов - на 13%, сообщил Евростат.

Некоторые, как Германия, обещают не сворачивать господдержку еще как минимум год, другие страны, победнее, спешат избавиться от обузы. Их расходы растут и проедаются. Вместо плодов инвестиций в лучшее будущее они оставляют следующим поколениям долги.

А общая производительность труда в экономике при субсидированном простое целых отраслей падает, что лишь замедляет восстановление и порождает "зомби-бизнес", сосущий кровь налогоплательщиков.

В таких условиях ни в этом, ни в следующем году возвращения к доковидному размеру и росту экономики ждать не приходится, предупредил глава крупнейшего немецкого банка Deutsche Bank Кристиан Зевинг.

"Антикризисная господдержка и фактически отложенные банкротства могут превратить в зомби каждую шестую компанию в стране. Последствия будут серьезными", - сказал он на сентябрьской банковской конференции Handelsblatt.

Банкиры опасаются, что как только "зомби" лишатся субсидий, они массово разорятся и перестанут платить по кредитам. Финансовый регулятор BaFin, надзирающий за немецкими банками, разделяет их опасения.

"Из этой истории мы так просто не выпутаемся, это точно, - сказал глава BaFin Феликс Хуфельд. - Худшее пока впереди".

Он сомневается в устойчивости примерно 20-30% банков и финансовых компаний в случае ухудшения ситуации, цитирует Хуфельда агентство Рейтер.

Если из-за кризиса неплатежей начнут рушиться банки, к экономическому кризису добавится финансовый, подобный тому, что сотрясал мир в 2008-2009 годах.

После той "великой рецессии" ведущие экономики приходили в себя по меньшей мере 5-7 лет, а безработица опустилась на докризисный уровень лишь через 9 лет. Нынешний кризис масштабнее: он обещает стать худшим за послевоенное столетие.

Потерянное десятилетие

Кризисная пауза в экономическом росте отбрасывает мир на несколько шагов назад, обещая потерянные годы, если не десятилетия. Чтобы наверстать упущенное, нужно бежать еще быстрее - а с этим проблемы.

Из каждого следующего кризиса мир выходит все дольше и дольше, подсчитали ученые. В среднем через пятилетку после крупных финансовых потрясений ВВП развитых стран оказывается примерно на 9% меньше того, каким бы он был, если бы рост продолжался без перерыва на кризис.

Сокращение ВВП - то есть общего объема производства, потребления, инвестиций и экспорта - чревато ростом бедности, расслоением общества, ухудшением качества жизни, что грозит социальной, политической и международной напряженностью.

Поэтому темпы восстановления в Европе жизненно важны для мира, поскольку ЕС - это главный и самый богатый рынок сбыта на планете: почти полмиллиарда человек и 14 трлн долларов выпуска и потребления товаров и услуг в год.

Но пока что, не успев ожить, Европа чахнет.

Особенно это заметно в ключевом для ЕС секторе услуг, на который приходится львиная доля экономики. И особенно в тех странах, где санитарные нормы и запреты строже, прежде всего, в Италии и Испании, отмечает Крис Уильямсон из IHS Markit.

С другой стороны, страны с сильной промышленностью и экспортом выигрывают от восстановления спроса в мире. Германия на днях немного улучшила прогноз на текущий год и теперь ожидает сокращения ВВП на 5,8%, тогда как в целом ЕС ждет рекордного падения экономики на 8,3%.

Франция тоже готовится улучшить прогноз, ободрил соотечественников министр финансов Брюно ле Мэр. Однако его подчиненные тут же предупредили, что радоваться рано.

"Оживление в экономике было отмечено в конце второго квартала после снятия ограничений, однако отныне и до конца года его темп замедлится", - сообщило французское статистическое агентство Insee в свежем обзоре.

В итоге, несмотря на "по большей части технический" рост на 17% в июле-сентябре, экономика к середине осени будет на 5% меньше докризисной.

Пусть и "технические", но 17% квартального роста казались бы впечатляющими - если бы месяц назад то же Insee не обещало 19%. И это не единственный случай пересмотра прогноза в худшую сторону.

"Быстро вернуться на докризисные уровни, как рассчитывали некоторые, нам вряд ли удастся, - цитирует агентство Рейтер экономиста немецкого банка Landesbank Baden-Württemberg Йенса-Оливера Никлаша. - В ближайшие месяцы, скорее всего, станет ясно, что все простые рецепты ускорения исчерпаны, и экономика начнет выдыхаться".

Власти это понимают и не собираются отказывать в допинге. В пятницу министры финансов 19 стран еврозоны, составляющих костяк ЕС, впервые с февраля встретились лицом к лицу и пообещали не сворачивать антикризисные траты.

"Бюджетная поддержка экономики продолжится, никаких резких остановок на этом пути не намечается", - сказал после заседания Еврогруппы ее председатель, министр финансов Ирландии Паскаль Донохью.