Государственный бюджет 2021 Давайте купим танки (8)

Мейнхард Пулк
Copy
Фото: Mihkel Maripuu

По словам командующего Силами Обороны Мартина Херема, идея министра финансов Мартина Хельме (EKRE) сократить вместе со снижающимся ВВП и общие расходы на оборону Эстонии, ослабит обороноспособность страны. Масло в огонь противостояния в правительстве подливает и то, что, по словам Хельме, на кредитные средства можно было бы приобрести системы обороны, пишет Postimees.

Предложенная Хельме идея заключается в том, чтобы держать бюджет Министерства обороны автоматически на отметке в два процента от ВВП, как и предусматривает коалиционный договор, но при этом на полученные в кредит средства приобрести системы воздушной и береговой обороны. В социальных сетях Хельме написал, что это обошлось бы в 300 миллионов евро: противовоздушная оборона – 250 и береговая оборона – 50, а системы можно было бы получить уже в течение ближайших двух лет: или в рамках имеющихся рамочных договоров, или в процессе трансграничных сделок.

По словам руководителя Государственного центра оборонных инвестиций Кусти Сальма, предложение Хельме детально не продумано и сосредоточено лишь на округленной сумме, на которую можно приобрести системы: «Но это же не современная компьютерная игра, когда ты одним кликом заказываешь для своего государства противовоздушную оборону, танки и самолеты. Нужно знать, каким образом эти подразделения потом будут перемещаться, как они будут оперировать с другими подразделениями, и где мы возьмем для этого людей». По его оценке, за пару лет ничего сделать не удастся: «Нормальное время поставки систем противовоздушной обороны [с предприятий], которые работают на рынке, составляет три-четыре года».

Но Хельме критикует Министерство обороны за то, что в последние три года деньги из оборонного бюджета оставались не потраченными. По его оценке, военные борются за максимально большое финансирование своей сферы деятельности без обязательства потратить эти деньги на что-то конкретное.

А по словам Сальма, никаких денег нигде не осталось, просто из-за задержек с поставками расходы были отложены: «В действительности в некоторые годы возникали задержки с поставками, – около пяти-шести процентов в год – и это совершенно обычно. Например, в прошлом году мы должны были получить автоматы LMT, но поскольку возникли слишком серьезные споры, все было отложено на потом. Те средства, которые оставались, мы потратили в июле этого года».

Херем: политическое вмешательство неприемлемо

Херем говорит, что если правительство решит сократить расходы на оборону, ему придется с этим жить дальше. Он уверен, что это снизит и обороноспособность Эстонии, поскольку 50 миллионов невозможно сэкономить на повседневных расходах: «Основными, если такое сокращение последует, станут тендеры, развитие/инвестиции в обороноспособность и, вероятнее всего, большая часть боеприпасов. Это означает, что обороноспособность снизится, поскольку подразделение, которое должно было бы отправиться на войну, сможет продержаться в бою меньше суток - все вот так просто».

По словам бывшего командующего генштабом Сил обороны и военного представителя при НАТО Неэме Вяли, снижение обороноспособности не может быть слишком большим. Вяли не думает, что если государство закрутит гайки, то Министерство обороны обойдется без потерь: «Говорить, что в сфере министра обороны вообще нет никаких возможностей для экономии, как мне кажется, неправильно. Конечно, здесь можно найти много вещей и дел, на которые стоит посмотреть критически, и это, возможно, было бы здорово. Если действительно всем туго, то возможности для экономии должны быть». По его оценке, на сокращение расходов на оборону не хватает политической воли.

Херем считает странным, когда с одной стороны оборонный бюджет сокращают на 50 миллионов, а с другой предлагают сделать инвестиции на 300 миллионов: «Это как у портного, когда брюки еще не дошиты, а мы уже начинаем шить пиджак».

Командующий говорит, что выстраивание противовоздушной обороны не является для него приоритетным: «Для меня ПВО средней дальности не является сейчас в Эстонии одним из ключевых моментов. Более того, любую противовоздушную оборону намного проще могут предоставить нам наши союзники. Сюда намного сложнее отправить корабли или наземные войска. Во-вторых, у нас есть незавершенные дела, которые нужно довести до конца. Я не хотел бы, чтобы у нас были батальоны, которые не могут воевать, и в то же время - не до конца сформированный батальон ПВО. Это невозможно сделать за два года, даже если вложить 300 миллионов».

Командующий вооруженными силами частично согласен с планом приобретения систем береговой обороны с 30-километровой дальностью стрельбы. Кроме того, Херем поддержал бы приобретение противотанковой обороны и еще мелкие покупки, расходы на содержание которых невелики: «Моим приоритетом было бы развитие обороноспособности по регионам, и это в том случае, если соседние страны с южной стороны достигнут договоренности, какие приемы, действительно превосходящие российские, можно развивать совместно».

Исполняющий сейчас обязанности председателя совета старейшин Кайтселийта Неэме Вяли инвестиции за счет кредитов не поддерживает: «Если мы инвестируем 300 миллионов в приоритетную обороноспособность Эстонии в контексте самостоятельной обороны страны, это, конечно, увеличит превосходство производительности вооруженных сил Эстонии и повлияет на баланс сил в регионе. Но что это превзойдет действия и планы России, я сомневаюсь. Поскольку способность России быстро перемещать свои силы, - что доказано и учениями - велика».

Для Сальма основной проблемой является то, что идеи инвестиций исходят из коридоров власти: «Если мы выберем такой путь, что приоритеты обороны Эстонии больше не определяет командующий вооруженными силами, то от одной только этой идеи пострадает номинально несколько десятков процентов обороноспособности страны».

Херем тоже не доволен политическим вмешательством: «Я не могу согласиться с тем, что на основании все равно какой гражданской экспертизы нам пытаются навязать приобретение того, что не обозначено нами как приоритетное. Для меня это неприемлемо, непонятно и, как я считаю, таким образом, хорошо защитить Эстонию нельзя».

Лаанеотс: происходят пререкания и противостояние

На вчерашнее заседания парламентской комиссии по государственной обороне пришли как министр обороны Луйк и министр финансов Хельме, так и Херем. На повестке дня были самые актуальные вопросы, то есть сокращение оборонных расходов и оборонный кредит на 300 миллионов евро. Члены комиссии составили совместное заявление, в котором подтвердили поддержку сохранения оборонного бюджета хотя бы на прежнем уровне. «Сокращение оборонных расходов принесет проблемы сегодня и в будущем, а также ослабит оборону страны. При необходимости для дальнейшего развития обороноспособности нужно производить структурные изменения и укреплять слабые места при помощи кредита», - написано в заявлении.

На совещании обсудили и претензии Хельме к тому, что Министерство обороны не истратило деньги. «Это была пикировка между ними. Вежливая, конечно, ничего особенного не было», - сказал член комиссии Антс Лаанеотс (Партия реформ).

По его словам, такие задержки с поставками – это неизбежность нынешнего времени: «Поскольку в Европе и мире дело движется в сторону войны, то сейчас нельзя проводить такие тендеры, как после Холодной войны в 1990-х годах, когда так много оружия было не нужно и Западная Европа разоружалась. Тогда можно было очень дешево купить разный военный скарб. А теперь повсюду к военным промышленникам стоят очереди из заказчиков. То же самое и с нами: если мы заказали что-то, о чем в Эстонии, может быть, стало известно прессе, это не значит, что сразу же это и получили». В качестве одного из примеров Лаанеотс привел противотанковые комплексы Javelin: «Их заказали заранее, но выяснилось, что ракеты мы получим на несколько месяцев позже, чем предполагали. Полная ерунда».

В том, что касается бюджета и кредитов, по словам Лаанеотса, сейчас еще вопросы открыты: «Мы полтора часа были на совещании, и к концу так и не стало ясно, какие выводы из этого сделают два министра. Понятно, что министр финансов прав в том, что он ничего не заказывает. Ответы Луйка тоже были неопределенными». По словам Лаанеотса, оборона страны особенно актуальна в плане общей сферы безопасности.

«Агрессивность и враждебность со стороны России увеличилась. Если читать российскую прессу, то можно заметить, что внезапно участилась публикация критических статей в адрес Эстонии, якобы мы тут кого-то притесняем. Там что-то происходит. Сейчас, конечно, есть сложности в Белоруссии, и Путин наблюдает со стороны и потирает руки, предполагая избавиться от Лукашенко», - отметил Лаанеотс.

Открытым, по словам Лаанеотса, остается и предложенная Хельме идея с 300-миллионным кредитом: «Идут препирательства. В каком-то смысле есть и противостояние между „Отечеством“ и EKRE – мы наблюдаем за этим со стороны, поскольку находимся в оппозиции». По его словам, часть парламентариев считает, что с помощью кредитов такие заказы делать нельзя: «Если я правильно помню, то в 1992 году, когда мы сделали первый заказ в Израиле, кредит даже заложили в бюджет. Все работало, но сейчас, конечно, так, что я и не знаю – не хотят, чтобы оборона Эстонии развивалась или в чем проблема?»

Метсоя: за сферу безопасности отвечает Херем

Открытым остался вопрос: если выделение 300 миллионов из кредита зависит исключительно от предпочтений министра финансов, то на что их потратить? «Мы не можем сказать, что в итоге получим от правительства и как правительство составит пояснительную записку, - сказал председатель комиссии по гособороне Андрес Метсоя. – В дискуссии мы пытались выяснить, что думает парламент и как это видят члены комиссии по гособороне». Он предъявил претензию Хельме за его желание навязывать направление инвестиций: «Мне показалось, что понимание в области инвестиций должно исходить от тех людей, которые отвечают за сферу безопасности и имеют на это мандат».

«Естественно, командующий вооруженными силами неизбежно воспринял такое обращение очень лично, но не преувеличивая собственной значимости: ведь именно он отвечает за обеспечение работы всей сферы, за общение с союзниками, обучение и последовательность, - считает Метсоя. – Мы смогли ясно сказать, что гособороной Эстонии нельзя управлять под лозунгом денег, то есть, если дополнительная инвестиция будет, то должно быть определено и название системы вооружения. Факт, что политически можно обозначить такие направления, которые могут ликвидировать слабые места или повысить уровень обороны».

Несмотря на неоднократные попытки, Postimees не смог получить комментарий от министра финансов Хельме.

Хельме выступил и с планом приобретения танков

Мартин Хельме.
Мартин Хельме. Фото: Sander Ilvest

В воскресной радиопередаче министр финансов Мартин Хельме утверждал, что в Великобритании можно было бы по складским ценам, то есть примерно за пару миллионов, купить танки. И в них в Эстонии есть потребность.

«О том, что определенное количество танков – минимум 60 – у вооруженных сил должно быть, говорил и верховный главнокомандующий вооруженными силами, - подтвердил член парламентской комиссии по гособороне Антс Лаанеотс. – Они нужны для того, чтобы поддержать наземное подразделение, которое скомплектовано из пехотинцев и бронетехники. Поскольку у нас имеется прекрасный ландшафт, - 51-52 процента ландшафта Эстонии покрыто болотами и лесом – большой танковой армии нам не нужно. Но танки все равно нужны, чтобы сильным огнем поддерживать действия и маневры пехоты. Сейчас я не вижу, чтобы наши министры и правительство хотели бы провести такой тендер».

Причиной спора стала и боеспособность двух эстонских пехотных бригад. Министр внутренних дел Март Хельме сказал, что хотя «бригады» - это звучит гордо, в действительности у нас два батальона. Министр обороны Юри Луйк с министром внутренних дел не согласен.

По словам Лаанеотса, нынешняя боеспособность все же не является многообещающей: «Две бригады укомплектованы полностью. Ясно, что и транспортные средства не самые новые, но две бригады готовы занять оборону, если что-то случится. Но этого, конечно, мало. Вокруг этого ходят и разговоры, что мы должны увеличить состав военного времени, как это сделали финны. У финнов в 2015 году состав военного времени составлял 230 000 человек, который они увеличили до 280 000 человек. Они предусмотрительны, поскольку у них есть богатый опыт времен Второй мировой войны». Мейнхард Пулк

Наверх