Любить до смерти: интриги и расследования в Русском театре

Елизавета Калугина
Любить до смерти: интриги и расследования в Русском театре
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments
Сцена из спектакля «Восемь любящих женщин».
Сцена из спектакля «Восемь любящих женщин». Фото: Русский театр

На подмостках Русского театра 25 сентября состоялась премьера спектакля по пьесе «Восемь женщин» Робера Тома. Отец семейства убит, а восемь женщин, запертых на заснеженной вилле, с остервенением выясняют, кто вонзил нож ему в спину. 

Криминальная комедия «Восемь любящих женщин» — третья режиссерская работа в арсенале актрисы Русского театра Татьяны Космыниной. Спектакль поставлен со вкусом, в меру актуализирован, радует визуальными находками, изящными па, вдохновенной актерской игрой и целой вереницей ярких женских образов.

Взрывоопасный союз любящих женщин

В спектакле восемь героинь, каждая — со своим скелетом в шкафу, каждая — детектив и подозреваемая одновременно. Женщины очень разные и по сюжету — особы малоприятные, но актрисы лепят свои образы скорее очаровательно эксцентричными. Здесь и бабуля-симулянтка, активно «рассматривающая дно бутылки» (Лидия Головатая), и величественная и падкая на деньги мать семейства Габи (Наталья Мурина), и прелестная студентка Сюзон (Анастасия Цубина), и томная, презрительная горничная Луиза (Анна Сергеева-Марвина) и в противовес ей — скромная и преданная Шанель (Анна Маркова), а также бывшая танцовщица c плохой репутацией Пьеретта (Елена Тарасенко), мнительная скандальная бедная родственница Огюстина (Татьяна Егорушкина) и забавный угловатый подросток Катрин (Карин Ламсон) — словом, гремучая смесь, а в экстремальных обстоятельствах — и подавно.

Сцена из спектакля «Восемь любящих женщин».
Сцена из спектакля «Восемь любящих женщин». Фото: Русский театр

Пожалуй, еще никогда женское виденье и женские истории не были так актуальны, как в последние годы, и здесь спектакль бьет точно в цель. Над постановкой работали дамы, единственное исключение — художник по свету Антон Андреюк. Такой женский творческий союз и компания ярких женских персонажей не могут не радовать. Со сцены даже звучит бодипозитивный лозунг «Мое тело — мое дело», правда скорее в ироничном контексте.

Сюжет спектакля может быть знаком зрителю и по вышедшему на экраны в 2002 году фильму Франсуа Озона «Восемь женщин». Однако назвать картину Озона выдающейся, хоть она и получила на Берлинском кинофестивале приз за актерский ансамбль, язык не поворачивается: на экране пьеса обрела немыслимые сюжетные повороты и превратилась в разрозненный набор эротических фантазий режиссера, перемежающийся песнями и танцами в самые неподходящие моменты. Спектакль намного реалистичнее, и это одно из его достоинств.  

Немного по Чехову

Пьеса совсем немного осовременена, на сцену перенесена с драйвом и вкусом и украшена новыми шутками. Разговорно-сниженные словечки наших дней вроде «туса», «бухать» и «типа» мы слышим от горничной Луизы. Актриса произносит реплики недовольным тоном, жеманно растягивая слова, — типаж мгновенно узнаваемый и очень забавный. Если остальные героини почти один в один как в пьесе, то в образ Луизы внесены и другие изменения. В литературном первоисточнике она по образованию медсестра — в ответственный момент ее просят надеть белый халат, взять шприц и сделать укол, но она несколько раз наотрез отказывается. В спектакле же о медицинском бэкграунде горничной речь не идет, ее просят принести стакан воды, и эта просьба вызывает у нее бурю возмущения. В пьесе младшая дочь семейства Катрин характеризует Луизу так: «Набитая дура, вульгарная, продажная, закомпостированная злодейка». В постановке же Луиза скорее очаровательно порочна и будоражит публику чувственными па в наряде с огромным белым бантом на талии и вырезом во всю спину.

Сцена из спектакля «Восемь любящих женщин».
Сцена из спектакля «Восемь любящих женщин». Фото: Русский театр

В пьесе и спектакле фигурируют разные суммы, передававшиеся в злополучном конверте. Кроме того, в спектакле более глубоко представлен персонаж Шанель: она плачет из-за проигранных сбережений и страдает из-за того, что хозяин и его сестра насмехаются над ней. В пьесе внутреннему миру Шанель внимания не уделялось.

Персонаж Катрин интересно перекликается с образом Ани из «Вишневого сада», которую Карин Ламсон играет в постановке Игоря Лысова. Начало «Женщин», ознаменованное приездом долгожданной гостьи, вызывает смутные ассоциации с пьесой Чехова, а когда в финале пьесы Ламсон произносит свою реплику из «Вишневого сада»: «Здравствуй, новая жизнь!», перед нами на мгновение словно предстает чеховская Аня, которая чудесным образом перенеслась на заснеженную виллу где-то во французской глубинке.

Небольшое изменение внесено и в письмо Огюстины: относительно сдержанная записка, в которой прочитывается симпатия, в спектакле заменена на написанное ею пылкое стихотворение, пафос которого усиливает комический эффект.

Актуально даже в пандемию

В спектакле, как и в пьесе, шутки ненавязчивые и довольно тонкие, гомерического хохота не предусмотрено, но юмором здесь искрится все. В вильяндиском театре «Угала» пошли иным путем: в сентябре там тоже состоялась премьера комедии («Пойманный сетью» по пьесе Рея Куни), и эта постановка призвана во что бы то ни стало выбить из зрителя смех. Если в «Женщинах», помимо склок и забавных перепалок, остроумно высмеиваются человеческие пороки, то в «Пойманном сетью» смех должны вызывать держащиеся за руки мужчины и условные падения на банановой кожуре. Пьеса Рея Куни в 2020 году кажется уже не вполне актуальной, а местами попросту неуместной и даже оскорбительной, но написанные на 40 лет раньше «Восемь женщин» сегодня своего очарования не утратили и продолжают шагать в ногу со временем.

Важная роль в спектакле отведена хореографии (Ольга Привис). Изящные па призваны подчеркнуть характеры героинь или выделить важный момент. Особенно впечатляюще вместе с игрой света и песней Bang Bang (My Baby Shot Me Down) это смотрится в финале. Концовка эффектная, завораживающая и — для тех, кому посчастливилось не знать интриги, — довольно неожиданная.

Совершенно естественно, что отзвуки пандемии проникли и в спектакль. «Два метра», — предупреждает беспокойная Огюстина вновь прибывшую. А в отрывок из сводки прогноза погоды, который читает знакомый телезрителям голос Татьяны Космыниной, остроумно вплетено предупреждение для зрителей — ввиду погодных условий всех просят на время антракта покинуть зал. К слову, постановку «Ромео и Джульетта» Театра VAT реалии времени тоже не обошли стороной: зрителям раздавали с подмостков защитные маски перед сценой бала-маскарада в доме Капулетти. Судя по реакции зрителей, такие аллюзии на современность приходятся им по душе.

Новый спектакль — это ответ театра на зрительский запрос на легкую постановку, на которой можно отдохнуть вечером после работы. Спектакль «Восемь любящих женщин» — именно то, чем он кажется и как позиционируют его создатели: это забавная и эстетичная комедия, которая имеет все шансы одинаково полюбиться и взыскательным зрителям, и тем, кто приходит в театр исключительно развлечься.

Читайте нас в Telegram! Чтобы найти наш канал, в строке поиска введите ruspostimees или просто перейдите по ссылке!

Ключевые слова
Наверх