МИД: карабахский вопрос будет поднят в ООН по инициативе Эстонии

  • Конфликт масштабный, им уже невозможно не заниматься
  • Основная цель – вернуть стороны за стол переговоров
  • ЕС придется нарастить давление при затяжном конфликте
  • Военного решения этого вопроса не существует

Что может предпринять Евросоюз в условиях обострившегося конфликта в Нагорном Карабахе?

Тему прокомментировал в студии Rus.Postimees вице-канцлер МИД Эстонии по политическим вопросам Рейн Таммсаар.

Выдержки из беседы:

– Возможна ли короткая победоносная война? И с чьей стороны?

– Короткий ответ: нет! В ходе всех последних эскалаций мы видели, что за наступлением всегда следовало контрнаступление, какие-то сёла и территории переходили из одних рук в другие, гибли военнослужащие и мирные жители, но какого-либо стратегического успеха невозможно было достичь военным путем.

Мне кажется, военного решения этого вопроса не существует.  

6

– Что может произойти дальше, если конфликт затянется?

– Это будет означать то, что продолжат гибнуть люди.

В случае серьезной эскалации всё тяжелое вооружение, которым наводнен этот регион, будет задействовано. Если сегодня мы говорим о дронах, вертолетах, танках, гаубицах, то завтра в ход пойдут «Грады», «Искандеры» и т.д. Это серьезная угроза региональной безопасности.

Если конфликт выльется за пределы Нагорного Карабаха, то возрастут риски эскалации.

6

С другой стороны, если конфликт затянется, начнутся позиционные бои и прочее, тогда у мирового сообщества, европейских лидеров и лидеров других вовлеченных в процесс стран появится возможность нарастить свое давление на стороны, чтобы прекратить военные действия.

В условиях пандемии Covid-19 все взоры мировых лидеров обращены внутрь своих стран, чтобы выйти из кризиса – гуманитарного, медицинского, экономического. Но поверьте, в истории международных отношений не было периода, когда крупные игроки не занимались бы дипломатией и международными отношениями.

– Вы отметили, что если конфликт затянется, то европейские лидеры смогут нарастить свое давление на стороны. Только в этом случае?

– На данный момент все необходимые звонки и обращения уже были сделаны.

Прежде, чем принимать какие-либо решения на уровне ЕС, нам нужны серьезные материалы для анализа. Кто начал? Что произошло?

6

Когда эта работа будет проделана, можно будет заняться вопросом более серьезно и вдумчиво. Уже сегодня в ЕС состоится первое заседание по этой проблеме.

– Какую работу проделывает Европа, чтобы постараться остановить конфликт в непризнанной республике?

– Работа ведется во всех международных организациях.

Конфликт принял такие масштабы, что им уже невозможно не заниматься. Гибнут не только военные, но и мирные жители.

6

Сегодня вопрос будет обсуждаться на уровне послов стран ЕС в Совете по безопасности и политике, в 17.00 начнется экстренное заседание ОБСЕ.

Сегодня ночью (по эстонскому времени) состоится заседание Совета безопасности ООН, где этот вопрос будет поднят по инициативе Эстонии.

6

Если посмотреть на прозвучавшие в ЕС заявления, обратить внимание на звонки г-жи Меркель коллегам из Армении и Азербайджана, - кстати, наш министр иностранных дел тоже звонил своим коллегам, - это лишний раз подтверждает, насколько мировое сообщество обеспокоено происходящим в Нагорном Карабахе.

– Что можно предложить враждующим сторонам?

– Основная цель и задача международного сообщества, в том числе эстонской дипломатии, заключается в том, чтобы вернуть стороны за стол переговоров.

6

Нужно прекратить военные действия и активизировать переговоры на уровне минской группы ОБСЕ под председательством США, России и Франции.

– Есть ли у ЕС политическое желание действовать? Или европейским лидерам в условиях пандемии не до этого?

– На уровне Брюсселя, где я проработал несколько лет, отношение к мировой безопасности является достаточно серьезным.

Даже в условиях пандемии мы не можем допустить того, чтобы на нашем континенте разворачивались военные действия с использованием авиации, бронетехники и, возможно, ракетных систем средней и малой дальности.

6

– Действительно ли, что новый виток эскалации уже называют четвертой Нагорно-Карабахской войной?

– Звучат разные оценки в отношении нынешнего обострения. Известно, что в первой войне погибло 30 тысяч человек и более миллиона жителей региона стали «перемещенными лицами».

Совбез ООН принял четыре резолюции, чтобы вернуть территории Азербайджану и создать возможность для возвращения беженцев. К сожалению, дальше этого дело не продвинулось. Минская группа занималась этим вопросом с 92-го года.

Нельзя сказать, что все сидели сложа руки. Работа велась, были какие-то подвижки.

6

Международное сообщество надеялось, что появится программа действий по полному урегулированию конфликта. К сожалению, этого не произошло. На данный момент главная проблема состоит в том, что обе стороны склонились к военным действиям.

Пока стороны пребывают в убеждении, что конфликт можно решить военным путем, успеха не добиться – несмотря на все усилия, предпринимаемые международным сообществом.

6

– Почему складывается устойчивое впечатление, что конфликт вокруг оспариваемой территории уже давно и довольно долго игнорируется со стороны мирового сообщества?

– Игнорируется – это неправильное слово. Мы же знаем, что все замороженные конфликты, возникшие в свое время с участием и при содействии наших российских партнеров, на самом деле – взрывоопасны.

Продавать оружие и одной, и другой стороне – это то же самое, что дать поиграть со спичками детям, сидящим на пороховой бочке.

6

Нужно понимать, что за теми странами, которые сейчас воюют на передовой, стоят региональные интересы больших игроков. Это, конечно же, Россия и Турция.  

– Насколько велико влияние Турции внутри этого конфликта? Могла ли начавшая в воскресенье эскалация быть согласована с Анкарой? 

– Я бы не хотел спекулировать на этой теме. У меня нет информации о том, была ли эта военная операция согласована с Анкарой. Мы до сих пор не знаем даже того, кто на самом деле развязал военные действия – была ли это провокация, на которую ответила одна из сторон, или нет?

Конечно же, бросается в глаза заявление президента Турции о том, что он полностью поддерживает азербайджанскую сторону.

Ситуация – взрывоопасная. Остается надеяться, что прямого конфликта с использованием высокоточного и разрушающего оружия удастся избежать. Мы уже были к этому очень близкии в Сирии и в Ливии, когда на передовой сталкивались интересы России и Турции.

6

– Насколько велик риск, что в конфликт будут втянуты и Россия, и Турция?

– Мне хочется верить, что возобладает рациональное мышление и этого не произойдет.

Пока военные действия идут на территории непризнанного Нагорного Карабаха, организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) не обязана предоставлять помощь Армении. То же самое касается двустороннего договора между Россией и Арменией.

6

Если же в ходе эскалации конфликта военные действия будут происходить уже на территории Армении или Азербайджана, тогда нельзя исключать того, что региональные игроки ввяжутся в этот процесс.

– Что будет, если Армения признает Нагорный Карабах?

– Ответ на этот вопрос относится к уровню спекуляций. Премьер-министр Армении действительно сказал, что этот вопрос может быть рассмотрен в ближайшее время. Такой шаг мог бы привести к серьезной эскалации.

Мне кажется, что на данный момент важнее всего усадить стороны за стол переговоров и работать во имя того, чтобы избежать эскалации. 

– Реально ли предложить провести референдум, чтобы жители региона могли определить свое будущее?

– К референдуму у нас сложное отношение. С юридической и философской точек зрения здесь сталкиваются два важных принципа международного права.

6

Во-первых, право нации на самоопределение, и тут всегда найдутся люди, которые скажут, что это неприменимо к Карабаху. Во-вторых, принцип территориальной целостности стран. Каждый раз, когда подобное случается в мировой практике, найти решение очень сложно. Я не вижу краткосрочных возможностей для решения этого вопроса. Ничего лучшего, чем дипломатия, на данном этапе предложить невозможно.

Подробности в повторе!

Вице-канцлер МИД Рейн Таммсаар в студии Postimees: готова ли Европа остановить конфликт в Карабахе?

ФОТО: Pm

  • Ведет ли Европа какую-то работу, чтобы остановить конфликт в непризнанной республике?
  • Что может ЕС предложить враждующим сторонам?
  • Есть ли у Брюсселя политическое желание действовать? Или европейским лидерам в условиях пандемии не до этого?
  • Насколько велико влияние Турции внутри этого конфликта? Могла ли начавшая в воскресенье эскалация быть согласована с Анкарой? 
  • Почему конфликт вокруг оспариваемой территории довольно долго игнорируется со стороны мирового сообщества?
  • Что будет, если Армения признает Нагорный Карабах?
  • Реально ли организовать в Карабахе референдум, чтобы жители региона могли определить свое будущее?

Читайте нас в Telegram! Чтобы найти наш канал, в строке поиска введите ruspostimees или просто перейдите по ссылке!

6
НАВЕРХ
Back