Крупнейший производитель деревянных домов: в последнее время на рынке творилась полная дичь

Тоомас Калев

ФОТО: LIIS TREIMANN/EESTI MEEDIA/SCANPIX

Глава крупнейшего в Эстонии производителя деревянных домов, фирмы Harmet, в которой работает более 800 человек, Тоомас Калев, сказал, что на рынке домов в последнее время творилась «такая ерунда», что на то, чтобы оправиться от нее, уйдет еще год. И он вовсе не имеет в виду пандемию коронавируса, пишет Postimees.

«Cейчас я бы не стал сильно плакать из-за коронавируса», - сказал предпринимател в эфире программы радио Kuku "Majandusruum" («Экономическое пространство»). По его словам, проблемы в отрасли начались еще до вирусного кризиса, когда многие производители закрылись. В ноябре прошлого года Postimees также писал о мрачной осени в бизнесе деревянных домов: за короткое время шесть компаний оказались в затруднительном положении, а еще у нескольких были очень мрачные перспективы.

«С одной стороны, сектор пострадал из-за плохого курса валют», - указал Калев на Швецию, которая является излюбленным рынком для многих эстонских производителей домов, но слабая валюта которой препятствует покупательной способности компаний и людей. 

Но Калев не считает это худшим. «Хуже всего было то, что в какой-то момент все глянули: какой простой бизнес, будем сами заниматься им  и разбогатеем! Однако это привело к насыщению рынка», - напомнил крупный производитель. 

«В какой-то момент нас было на рынке слишком много», - считает он.

Почему бизнес деревянных домов привлекал всех, как мух? «Какая-то часть вины лежит на прессе, но, может быть, и на нас, производителях деревянных домов, которые с утра до вечера кудахтали, что бизнес этот легкий и идет невероятно хорошо, - ответил Калев. - То, что происходило на рынке, все полной ерундой».

Он объяснил, что из-за большого количества игроков, вышедших на рынок, снизились цены на дома. Новые участники, которые часто оказывались аферистами, предлагали слишком низкую цену, поэтому они не окупили свои затраты и обанкротились. Однако многие проекты зарубежной недвижимости, которые зависели от эстонских производителей домов, застопорились, потому что оставшиеся эстонские производители домов не соглашались делать их задешево. 

«Я думаю, что пройдет еще полгода-год, прежде чем покупатели начнут понимать, что у вас не может быть дома без денег. На сегодня они все еще живут в своем пузыре», - объяснил Калев последствия избытка предложения.

Кто не рискует, тот не пьет шампанское

Калев считает, что те, кто пережил кризис годичной давности, переживут и коронавирус . "Я не предсказатель. Возможно, грядет новый взрыв, но, по крайней мере, сейчас похоже, что следующий год будет значительно лучше", - оптимистично сказал Калев. Он говорит это не просто так: у Harmet есть новые контракты, которыми можно похвастаться.

«Мы недавно подписали контракт и  в следующем году выйдем на английский рынок», - сказал он. Договор с Великобританией рассчитан на срок до десяти лет и, как ожидается, принесет им около 10-20 миллионов евро оборота в следующем году. Трехэтажный дом, отвечающий всем стандартам островного государства, в настоящее время стоит во дворе завода Harmet в Кумна.

О Брекзите и связанной с ним неопределенности Калев говорит так: «Если вы всего боитесь, вы ничего и не сделаете. Кто не рискует, тот не пьет шампанское».

Кризисные пособия очень помогли

Помимо контракта с Англией у Harmet есть еще несколько хороших заказов в следующем году. Поэтому компании нужно нанимать больше людей. Что касается зарплат, Калев сказал, что, хотя они были заморожены на пике коронавируса, в будущем зарплаты вырастут. "Это неизбежно. Это можно уравновесить только ростом эффективности», - сказал он. 

В будущем Harmet хочет полностью перейти на систему оплаты труда, основанную на результатах. «Это требует времени, потому что проекты различаются, но это возможно», - считает руководитель компании.

Производитель деревянных домов также отличился тем, что у них много иностранной рабочей силы, в основном украинцев. Правда, если год назад их было около 130, то сейчас вдвое меньше.

«Снимаю перед ними шляпу! Мы очень довольны! Они жили в больнице Кейла, все 140 человек, там им были предоставлены койки. Мы боялись, что когда 140 человек находятся вдали от дома, возникнут проблемы ... но ничего не произошло, никаких проблем!» - похвалил Калев.

Если спросить Калева, насколько хорошо правительство справилось с коронакризисом, критиковать власти он не собирается. «Я не имею на это права, потому что наша компания получила субсидию на заработную плату во время кризиса, более миллиона евро. Это нам очень помогло», - признался Калев. 

"Однако, если какую-то критику все же себе позволить, я бы сказал, что слишком много неопределенности. Можно было бы предоставить больше ​ информации, каковы следующие шаги".

Готовность к худшему

Тоомас Калев признал, что финансовый кризис 2008 и 2009 годов был для него гораздо серьезнее, чем нынешний коронакризис. «Хотя мы не знаем, когда и чем это закончится, сегодня я настроен оптимистично. Я верю, что либо вакцина будет, либо мы научимся жить по-другому. Я очень надеюсь, что через пару лет мы вообще не будем говорить о короне».

Тем не менее, Harmet готовится к новому финансовому кризису. «Необходимо думать продумывать новые продукты и ​​накапливать резервы, чтобы пережить трудные времена», - объяснил он философию компании. Предприятие готовится к потенциальному кризису, который будет серьезен настолько, что заставит компанию на время закрыться. «Мы постарались сохранить резервы, которые позволили бы нам оставаться в живых в течение шести месяцев после закрытия», - признал Калев.

НАВЕРХ
Back