Тыну Кальюсте: о русском заботимся в России, в Эстонии – об эстонском

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Тыну Кальюсте

ФОТО: TOOMAS HUIK/PM/SCANPIX BALTICS

Всемирно известный дирижер и хормейстер Тыну Кальюсте, подписавший в 1980 году «Письмо 40» о сохранении эстонской культуры, и сегодня считает, что для развития и сохранения эстонского языка нет другой страны, кроме Эстонии, и этому в государстве должны помогать люди всех живущих здесь национальностей.

В настоящий момент я работаю в Швеции, в Малой Стокгольмской академии, которая была учреждена российскими музыкантами Ниной и Олегом Балабиными. Это учебное заведение наподобие нашей средней музыкальной школы, основали ее в 1994 году в Шведском королевстве русские – когда я начинал свою работу на посту главного дирижера хора Шведского радио. За прошедшее время Балабины сумели поднять местную культуру игры на струнных инструментах до очень высокого уровня.

Разумеется, обучение ведется на шведском языке. Мой сын тогда очень воодушевился школой Нины Балабиной и приехал сюда получать образование. Но общался он с учителями не на русском, а на шведском языке. Здесь это само собой разумеется. Люди разных национальностей, которые приехали сюда работать и учиться, уважают это государство, в первую очередь именно за то, что здесь говорят на местном языке.

Мой русский прадедушка приехал в начале XX века из России в Эстонию, выучил язык, научил ему детей и остался в Эстонии жить и работать. Мало того, его дети и внуки стали развивать эстонский язык и музыку. И это все казалось вполне естественным.

Конечно, это вопрос подходов, которые могут простираться от крайнего национализма до враждебности к языку.

Риторика статьи Калле Каспера построена на том, чтобы в Эстонии было два государственных языка. Я выступаю за один, эстонский государственный язык, и считаю, что об обучении эстонскому языку должны в Эстонии заботиться все, вне зависимости от национальности. Это наше государство, и все, что происходит в эстоноязычной стране, должны именно мы продвигать и развивать. Нет другой земли, чтобы развивать этот язык. И такой уровень государства строят все живущие в Эстонии народы, заботясь и об обучении языку.

Я бы посоветовал найти подход, который помог бы развивать методику обучения эстонскому языку и ее быстрому развитию в Эстонии.

Об эстонском языке мы заботимся в Эстонии. О русском – в России.


После публикации в Õhtuleht комментария эстонского писателя Калле Каспера «Sündinud Eestis paariana» («Рожденные в Эстонии парии»), отреферированной в DzD.ee под названием «Эстонский писатель заступился за русские школы», мы решили обратиться к деятелям науки и искусства Эстонии с просьбой прокомментировать данный материал.

Ознакомившись в том числе и с эстонскими комментариями, DzD.ee вспомнил о так называемом «Письме 40», которое в 1980 году эстонская интеллигенция направила направила тогдашним властям, указывая на неприемлемость сложившейся ситуации, при которой, как им кажется, ведется целенаправленное уничтожение эстонского языка и культуры путем раздутой и неумелой пропаганды обучения русскому языку в школах и детских садах; путем односторонней, направленной в основном на эстонцев, пропаганды двуязычия; путем явного торможения эстонской журналистики и т.д. и т.п.

Мы предложили ряду известных интеллигентов Эстонии, в первую очередь из числа подписантов «Письма 40», прокомментировать указанную статью и сложившееся сегодня положение с русским языком, задав ряд вопросов, которые сводились к проведению определенной антипараллели тому, что было более 30 лет назад, с тем, что мы имеем сейчас: стоит только заменить слово «русский» на слово «эстонский».

НАВЕРХ