Чтобы добавить закладку, вы должны войти в свой аккаунт на Postimees.
Войти
У вас нет аккаунта?
Создать аккаунт на Postimees

Шантаж, кумовство и оскорбления: российский магнат в шоке от того, как ведется бизнес в Эстонии

Рядом со стадионом «Калев», в самом центре столицы, не так давно появились три небоскреба, которые украшают панораму Таллинна. Руководитель этого проекта развития недвижимости россиянин Юрий Петров приехал в Эстонию, чтобы вести бизнес, но был вынужден несколько разочароваться в местной деловой этике, рассказывает программа Kuuuurija в новом выпуске.

Петров приехал сюда из Москвы - он очень успешный бизнесмен, который решил вложить в Эстонию десятки миллионов евро, то есть построить здесь три многоэтажных жилых дома. 

Компания Петрова в России больше, чем все крупнейшие  девелоперы недвижимости Эстонии вместе взятые: в ней работает 12 600 человек, что примерно в четыре раза больше, чем, например, в компании Maxima, крупнейшем работодателе Эстонии, в которой работает 3600 человек.

В 2014 году Петров за 2 миллиона евро купил недвижимость рядом со стадионом Калев у Swedbank, а точнее - у его дочерней компании Ektornet, занимающейся проблемными кредитами.

Эстонские строители приняли Петрова за богатого и глупого русского и задумались, как бы им похитрее оставить его с носом. По словам Петрова, эстонские строители, то есть генеральные подрядчики делали ему предложения, которые явным образом содержали решения более низкого качества, а цены на строительные работы, которые предлагались ему как иностранцу, не соответствовали рыночным условиям.

Но больше всего Петров недоволен весьма странной ситуацией, возникшей, когда к нему обратился известный в Эстонии "банкротных дел мастер" Тармо Ноот.

Проблемы на строительном объекте Kalev Panorama возникли, когда эстонская компания Windoor проводила работы по остеклению балконов: она замерила один из балконов и, вероятно, сделала на основании этого замера остекление всего дома, но потерпела неудачу, потому что не все окна и балконы в домах были одного размера.

У Windoor возникли проблемы с Петровым, потому что бизнесмен остался недоволен работой. Дело закончилось тем, что он нашел другого поставщика окон и произвел окончательный расчет с Windoor. Внезапно из ниоткуда появился представитель  Windoor Тармо Ноот, известный в Эстонии как профессиональный ликвидатор компаний. И, по словам Петрова, он начал рассказывать странные истории о своих влиятельных дочерях.

По словам Петрова, акционерное общество Windoor, выполнившее работы некачественно, все же хотело получить за работу всю сумму. Петров заплатил им предоплату в размере  400 000 евро, то есть около 80% от общего объема. Когда Петров отказался выплатить оставшиеся 100 000 евро, Windoor обратился за помощью к Тармо Нооту, который начал переговоры с Петровым и дал ему понять, что россиянин все равно должен заплатить оконной фирме за работу.

В одном из писем Петрову Ноот предложил ему поговорить как "старый коммунист с коммунистом", и это показалось российскому предпринимателю оскорбительным, поскольку его прадед был расстрелян коммунистами в 20-е годы. Московский магнат отказался от дальнейшего общения с назойливым представителем Windoor, передав дело своему юристу.

Тармо Ноот наиболее известен как ликвидатор компаний. На сегодня он является членом правления или ликвидатором 27 эстонских компаний. Ноот заявил Юрию Петрову, что, если тот не заплатит фирме Windoor 100 000 евро, предприятие Петрова Tycoon OÜ может обанкротиться вместе со всеми тремя его небоскребами.

Петров говорит, что в какой-то момент в прессе стали появляться статьи, выставлявшие многоквартирные дома Kalev Panorama в негативном свете, из-за чего покупатели были сбиты с толку. 

Ноот же продолжал забрасывать Петрова письмами с требованиями уплаты долга, и в какой-то момент предложил компромиссный вариант: одна из квартир в новых домах достанется по льготной цене его дочери, которая, кстати, работает в прокуратуре. Петрову это напомнило, как велись дела в России в дикие 90-е годы. Он обратился в полицию и прокуратуру по поводу поведения Ноота, но и полиция, и прокуратура установили, что в действиях Ноота состава преступления нет.

Сам Ноот также утверждает, что больше не является представителем Windoor в переговорах; что использованное им в разговоре выражение является лишь расхожей старой шуткой; и что предложение о покупке квартиры и упоминание прокуратуры никак не связаны с давлением на Петрова.

Дочь Тармо Ноота Мийна-Меэри в ответ на запрос Kuuuurija написала, что ничего не знает о деловых переговорах отца. В частности, она пишет следующее: "У меня нет никакой связи с упоминающимися в письме предприятиями, спорами и переговорами или компромиссами". На вопрос, проявляла ли она интерес к покупке квартиры, она, однако, не ответила. В то же время маклер Петрова заверил, что дочь Ноота приходила в здание "Kalev Panorama" смотреть квартиру.

Cтаршая дочь Ноота Сандра-Кристин, которая работает присяжным адвокатом и теперь представляет в споре фирму Windoor, отказалась комментировать  незавершенный строительный спор с паевым товариществом Tycoon. Также ничего не знает о желании Тармо Ноота купить квартиру со скидкой и член правления фирмы Windoor Майлис Линтольм.

Смотрите сюжет Kuuuurija на русском языке полностью.

НАВЕРХ
Back