Тайный законопроект тихого Рождества

Copy
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.
Юри  Лембер
Юри Лембер Фото: SCANPIX

Правящие партии втихую, воспользовавшись затишьем рождественских и новогодних праздников, принялись реформировать коллективные трудовые отношения.

 12 декабря на заседании правовой комиссии, протокол которого до середины января не был доступен на домашнем сайте Рийгикогу, помимо прочих вопросов, стоявших на повестке дня, было принято решение начать производство по внесению изменений в Закон о коллективном договоре.

Странно, что столь важный вопрос не был выделен в повестке дня на заседании парламентской правовой комиссии. Когда дошли до пункта «другие вопросы», который всегда бывает последним, председатель комиссии, как утверждают, отправил этот законопроект в производство парламента со следующими словами: возьмем в производство и тогда обсудим. К тому времени некоторые члены комиссии уже покинули заседание.

Таким образом, без какого-либо социального диалога комиссия, которой руководит IRL, решила провести в жизнь идею, зафиксированную в пункте 6 манифеста работодателей с программой на 2011-2015 годы, согласно которой содействовать заключению коллективных договоров нельзя, прежде чем работодателям не будет дана возможность избавиться от условий, установленных в коллективном договоре, после окончания действия коллективного договора.

Помнится, сомнительные положения данного манифеста подверглись серьезной критике со стороны общест­венности.

С помощью законопроекта, принятого в период рождественского затишья, хотят изменить Закон о коллективном договоре, чтобы работодатель получил возможность аннулировать действующий коллективный договор и избавиться от обязательства выполнять договорные условия труда после истечения срока действия заключенного коллективного договора.

Для большинства работников это означает потерю многих благоприятных условий труда, оговоренных в индивидуальном трудовом договоре или в законах.

Например, сейчас работник Tallink, в соответствии с коллективным договором, работает и отдыхает на основании равных периодов времени — две недели работает, две отдыхает. После принятия планируемой поправки к закону и при выполнении требования о предварительном уведомлении за три месяца работодатель сможет изменить этот порядок в одностороннем порядке. Вся жизнь работника будет перевернута с ног на голову.

Без привлечения госпримирителя и процесса примирения не так просто защитить работника — например, проводить забастовки без решения примирителя не разрешается. Кроме того, для примирительного процесса не установлено никаких временных ограничений.

В первой половине января Центральный союз профсоюзов Эстонии изложил правовой комиссии свою позицию, требуя прервать производство законопроекта.

Согласно оценке организации, представляющей работников, этот законопроект увеличит напряженность и конфликты в трудовой жизни, работая против обязанности государства содействовать результативным коллективным переговорам.

До сих пор комиссия не продемонстрировала ни малейших признаков того, что хотела бы обсудить доводы, приведенные в письме, или начать широкие общественные дебаты. Производство законопроекта продолжается, его первое чтение в Рийгикогу назначено на 25 января.

Юридический анализ законопроекта показал, что он находится в остром противоречии с целым рядом правовых принципов, таких, как принцип добросовестности, который подчиняет свободу договора и контролирует ее, принцип пропорциональности, который требует учитывать целесообразность и необходимость ограничений, принцип защиты работника, который исключает для работодателя возможность отказываться от условий трудового договора, социально-государственный принцип, который помимо прочего обязывает публичную власть не только декларировать свободу объединения, но и обеспечивать применение этого не практике.

По сути, смысл всего законопроекта сомнителен — об это свидетельствует и то, что проекту, занимающему восемь строк, предшествует восемь страниц пояснительного письма с повторами, так что если отложить в сторону манифест работодателей, то и невозможно понять, зачем он вообще нужен.

Ведь в случае экстраординарных обстоятельств коллективный договор и сейчас можно расторгнуть на основании Обязательственно-правового закона. Разница лишь в том, что тогда работодателю нужно будет найти аргументы и приложить некоторые усилия.
Мы хотим вместе строить свое государство и хотим — по крайней мере, так казалось — продвигаться в сторону благополучного общества. Но в этом направлении нельзя идти украдкой, как считают партии, руководящие работой правовой комиссии.

Мы полностью поддерживаем пересмотр законодательства, регулирующего коллективные трудовые отношения, но только в цивилизованном виде и комплексно, как это изначально планировалось в Министерстве социальных дел.

Ключевые слова

Наверх