Выучить эстонский язык: миссия невыполнима?

Елизавета Гринчук
Выучить эстонский язык: миссия невыполнима?
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 4
Словари.
Словари. Фото: Toomas Huik/Postimees

«Мне хорошо дается грамматика и запоминание новых слов. В то же время есть проблемы с общением, не хватает практики», - жалуется гимназистка. Когда разговор заходит о школе, на ум сразу приходит одна из самых острых тем — изучение эстонского языка в учебных заведениях.

Ученики рассказали как, по их мнению, в их школах обстоят дела с преподаванием эстонского языка. Например, по словам бывшей ученицы Маардуской гимназии Анастасии, подача материала была ужасной, детям практически ничего не объясняли.

«Меня спасало только то, что я с раннего детства изучала эстонский язык. Именно поэтому я и справлялась», - добавила она.

«Уровень преподавания, в принципе, хороший. Думаю, что в целом выучить эстонский язык в русскоязычной школе возможно, но очень сложно, - сказал ученик Ляэнемереской гимназии Владимир. - У нас пять-шесть уроков в неделю и этого далеко не достаточно, так как знания не закрепляются должным образом. Чтобы говорить чисто на эстонском, нужно обучаться в эстонской среде».

Ученица Линнамяэского русского лицея Екатерина призналась, что выучить эстонский язык у нее пока не получается.

«Я считаю, что уровень преподавания эстонского языка в нашей школе низкий. У нас только две пары в неделю и этого мало, чтобы ученики смогли сдать экзамен на категорию В2. Я плохо знаю эстонский язык! - заявила гимназистка. - Мне кажется, мои знания языка остались на уровне 9-го класса, когда с 8-го по 9-й класс я ходила на курсы, которые мне помогли отлично сдать экзамен в основной школе. Мне нужно ходить к репетитору, потому что при индивидуальном подходе я не сижу без дела, пока учитель спрашивает других, как это бывает в школе».

По ее мнению, эстонский язык в русскоязычной школе выучить на достаточно хорошем уровне невозможно, так как в классе у всех учеников разный уровень владения эстонским языком, а учат всех по одной программе, которая не всегда всем подходит.

Бывшая ученица Нарвского языкового лицея Анастасия отмечает, что в их школе эстонский преподавали очень даже хорошо: «В основном в школе есть все, чтобы знать хотя бы базу и уметь писать, читать и хоть немного говорить на эстонском, но если человек этого не хочет, то присутствие всех благ ему не поможет. В целом наша школа считается очень сильной. Я к репетиторам не ходила и сдала экзамен по эстонскому языку, потеряв только два балла. Думаю, это показатель».

Мнения школьников на тему того, должен ли учитель быть носителем языка, разделились. Некоторые считают, что если учитель прекрасно владеет эстонским языком, то нет разницы, является ли он носителем языка или нет. Другие считают, что русскоговорящий учитель – это даже хорошо, так как для детей важно быть понятым своим педагогом. Также прозвучало мнение, что больше толка, когда учитель является носителем языка, так как он точно знает, как в реальной жизни общаются эстонцы и может лучше подать материал. Также, скорее всего, носитель языка в течение урока будет говорить на эстонском языке, а это значит, что ученики будут слышать разговорный эстонский и стараться поддерживать диалог с учителем.

Ученики признали, что и хотя многое зависит от учителя, также важны собственные усилия и мотивация.

Член правления языковой школы Atlasnet Сергей Редкий также прокомментировал ситуацию в школах следующим образом: «Методика всегда везде одна. Мы в Atlasnet учим людей слышать эстонский язык: у нас очень много прослушивания, ученики обсуждают с учителем, что услышали и, в конце концов, ученики начинают говорить на эстонском языке. Например, это важно для людей из Ида-Вирумаа: они не имеют разговорной практики и совсем не говорят, хотя многое понимают. В тех школах, с которыми я сталкивался в Таллинне, Нарве, Раквере, - прекрасное преподавание эстонского языка. На выходе выпускники, которые нормально учились, имеют категории В2 и С1 и говорят по-эстонски. Я считаю, что в тех школах эстонский язык преподается в Эстонии на должном уровне».

Сергей Редкий считает, что многое зависит от мотивации человека учить язык: «Зачастую люди очень мотивированы на первом этапе. На первом занятии они понимают, что нужно трудиться и все. Если мотивации нет, то человека никак не заставишь».

По его мнению, вопрос — является ли учитель носителем языка — не должен стоять остро.

«Я работал с преподавательницей, которая приехала из России и осталась здесь. Сама она учитель английского и овладела уровнем В2 по эстонскому языку за полгода – у нее способность к языкам. А есть люди, которые долбят язык всю жизнь. Мы все разные: некоторые могут В1 учить три года, а некоторые В2 за полгода. Если нет способностей к языкам, то ученику стоит походить на курсы, а если способность к языкам нормальная, мне кажется, школы достаточно», - подытоживает Редкий.

Участница бесплатных курсов, которая пожелала остаться анонимной, поделилась своим опытом изучения языка: «Я посещала бесплатные курсы по эстонскому языку для получения категории B1. Занятия проходили два раза в неделю и каждое занятие длилось четыре часа на протяжении трех-четырех месяцев. На курсы принимали людей, которые знали язык на А1: мои знания языка были плохими, элементарные вещи, может, и могла понять, но говорить сама точно не могла. Нам преподавала молодая женщина, которая давала разный материал: учили слова, делали задания на грамматику, слушание, распечатывали рабочие листы, учитель подписала нас на Postimees и мы читали газеты, также частью обучение был просмотр фильмов на эстонском языке или с эстонскими субтитрами. На уроке было уделено внимание всем: каждому было дано слово, чтобы ответить. Учитель разговаривала только на эстонском языке. Я шла на курсы без надежды, что смогу улучшить знания языка всего за четырк месяца, но там я получила настоящую прокачку языка. Большую роль играла очень четкая система, по которой нас обучали. Если у нас была тема “Поход на пикник”, то обсуждали абсолютно все, что связано с этой темой: что покупаем, в какой время собираемся, кто с нами едет, что будем есть, во что играть и т.д. В целом у одногруппников была также высокая мотивация: все делали домашние задания и никто не пропускал уроки. Мне кажется, проблема школ в том, что нет четкой программы, учителя сами не говорят с учениками по-эстонски. Я смотрю на своих детей: что-то они там вроде в школе читают, что-то переводят, а закрепления знаний никакого, практики никакой».

Побеседовать с учителя эстонского языка не удалось, но ответить на пару вопросов согласилась учительница русского языка в эстоноязычной школе Татьяна. «Мой сын учился в классе языкового погружения, где эстонский язык преподавал носитель языка. По окончанию 9-ого класса он хорошо владел как письменным, так и устным эстонским языком»,- делится своим опытом учитель.

По мнению Татьяны, языковое погружение – это хороший способ выучить эстонский язык и при этом сохранить свой менталитет. «Знания языка зависят от собственной мотивации и от того, есть ли возможность использовать полученные знания на практике. Для более эффективного изучения эстонского языка в русских школах нужно перевести все школы на языковое погружение, а садики могли бы быть только эстонские»,- заключает учитель.

Некоторые гимназисты усомнились в пользе системы 60% на 40%. Гимназистка Таллиннской 53-й средней школы Анастасия комментирует: «Нам определенно не хватает практики и из-за того, что часто раньше на уроках эстонского языка говорили на русском и давали поблажки, теперь сложно. Сейчас в гимназии учителя входят в положение: дают материал на русском, но с эстонскими сносками, говорят, что работы можно писать на том языке, на котором нам удобнее, но конспект мы должны вести на эстонском. Но есть и учителя, которые ведут уроки полностью на эстонском».

Анастасия считает, что система 60% на 40% - довольно странное изобретение, потому что на деле она вообще не работает, ведь некоторые ученики не могут сказать даже самого простого, а учителя не хотят вести урок на эстонском, потому что не могут. «Вместо этого лучше уже с начальных классов вести какие-нибудь предметы на эстонском, а резкий переход гимназий на эстонский язык — это странно»,- добавляет гимназистка.

Вы находитесь в рубрике Generation P. Это платформа на портале Rus.Postimees, где молодые журналисты (от 14 до 17 лет) и выпускники Летней школы журналистики SSE Riga и Rus.Postimees могут публиковать свои материалы. В декабре 2020 года самые активные авторы получат призы, в том числе возможность пройти стажировку в редакции Rus.Postimees. Свои материалы с пометкой Generation P присылайте на vene@postimees.ee. 

Ключевые слова
Наверх