От редакции ⟩ Трагедия на Юмера как образец страшных последствий одиночества

Ирина Каблукова
Трагедия на Юмера как образец страшных последствий одиночества
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Фото: Madis Veltman

Безусловно, самым главным событием недели стала гибель 36-летней Полины, застреленной соседом на глазах у собственных маленьких детей. Как сказал префект Пыхьяской префектуры Кристьян Яани — это необратимая трагедия как минимум двух семей, но это и трагедия всего нашего общества.

Последние слова можно трактовать как угодно, однако, давайте сопоставим факты, предшествовавшие этому. Полина воспитывала детей одна. По отзывам знакомых, добропорядочная мать, приятный человек, педагог, не только занимавшийся своими собственными детьми, но и помогавший в воспитании детей знакомых. Погибшая тянула ребят одна, возможно у нее были сторонние помощники и утешители, но груз ответственности и принятия сложных оперативных решений, в том числе в вопросах безопасности, лежал на ней одной. Друзья рассказывают, что она жаловалась на соседа, которому не нравится шум, создаваемый маленькими детьми. Однако все оставалось на уровне пререканий, в полицию никто не обращался, поговорить с недовольным соседом и найти какой-то приемлемый для многоквартирного дома с хлипкими стенами компромисс, судя по всему, никто так и не захотел.

Сосед Мати. Мужчина 80 лет. О нем известно, что он имеет безупречную биографию, с полицией по вопросам законопослушности не сталкивался. Зато в течение какого-то времени являлся помощником полицейского — а это особая категория людей, желающих помогать в охране правопорядка не по службе, а по дружбе. Как правило, это настоящие патриоты, люди неравнодушные и весьма целеустремленные. Что здесь не так? Мати был отчислен из рядов помощников, поскольку не выполнял указанных в законе обязанностей: он состоял в списках, но на призывы о помощи не откликался, на обучение не ходил. Одним словом, мертвая душа в списке патриотов, которую удалили, чтобы не создавать массовость на ровном месте. Дочь позже сказала, что отец перестал помогать полиции, поскольку у него начали болеть ноги, но факт остается фактом.

У Мати был револьвер. Префект Яани рассказал, что это незаконное оружие: никаких разрешений у него не было. Несколько лет назад этот ствол пропал у законного владельца и теперь всплыл при весьма печальных обстоятельствах. То есть, с законом у Мати все же не все было в порядке, поскольку «патриотично» настроенный человек где-то приобрел и хранил у себя дома незаконное оружие. Это скорее говорит об общей воинственной настроенности человека, поскольку мирному дедушке, любящему подкармливать птичек, и в голову не придет купить где-то оружие и хранить его у себя дома.

Что еще отличает Мати и в чем он похож на Полину? Он был одинок! Да, у него имелась семья и дочь, к которой он рванул после убийства. Но он проживал в Ласнамяэ, а семья живет в Мустамяэ. Судя по обрывкам информации, с семьей он общался, но жить предпочитал отдельно.

Что могло толкнуть на преступление? Одинокий человек — крайне несчастный человек. Ему свойственно саможаление, но ему же свойственно раздражение. Раздражает шум, нарушающий одиночество, раздражает чужое счастье. Сильнейшее раздражение вызывают дети, поскольку они счастливы по определению, они шумные, они непослушные.

Что еще указывает на проблему? В одном из интервью дочь Мати сказала, что отец хотел застрелиться. После содеянного он приехал к ней, обо всем рассказал и стал говорить, что застрелится. Не застрелился. Это мысли, и определенно возникли они не после убийства. И убийство произошло не в порыве ссоры. Мати жил этажом ниже и к соседке он поднимался, уже взяв пистолет с собой. Не будем претендовать на роль психологов и психиатров, им еще предстоит определить степень вменяемости Мати, но человек, который не ценит свою собственную жизнь, тем более не ценит жизнь чужую.

Что из этого следует? Беда нашего общества — это одиночество. Мы закрылись по своим квартирам и не видим ни своих близких, ни тем более далеких. Мы устали от страха и неопределенности. Нам не с кем говорить вживую. Мы копим свои обиды, страхи и недосказанность. Мы перестаем ценить себя, а уж, тем более, других. И результат может оказаться страшным: в тяжелый момент за нас некому будет заступиться и некому будет остановить.

Как минимум две семьи оказались перед лицом непоправимой трагедии. Как минимум одной семье нужно подумать, что делать дальше. Речь об отце детей, которых нужно либо забрать к себе, либо отдать на воспитание государству, либо найти родственников в России, откуда приехала Полина. Это его выбор и его решение, но пока хотелось бы обратиться к нашим читателям. В интернете начал распространяться номер банковского счета отца, на который люди переводят деньги. Пожалуйста, будьте осторожны. Мы не смогли связаться с отцом. Его номер нам передала его подруга, которая также на письма не отвечает. Известно, что дети находятся под опекой государства и муниципалитета. Не очень ясно, какие материально-правовые отношения были между родителями детей и самими детьми. Когда ситуация прояснится, мы сообщим, как можно помочь детям. Пока же все это выглядит очень сомнительно.

Ключевые слова
Наверх