Мать расстрелянного на Мустакиви: «Этим решением развязали руки людям с оружием» (32)

Ирина Каблукова
Copy
Дмитрий Дорошкевич (справа) со своим адвокатом Владимиром Садековым в суде.
Дмитрий Дорошкевич (справа) со своим адвокатом Владимиром Садековым в суде. Фото: Eero Vabamägi / Postimees

Мать получившего пять пуль в таллиннском районе Ласнамяэ Артема Кременского возмущена приговором Таллиннского окружного суда: «Фактически оправдательный приговор вынесли убийце, который стрелял в безоружного человека с расстояния в шесть метров».

Прокурор не согласен с решением окружного суда и собирается обжаловать приговор в суде высшей инстанции, а адвокат продолжает настаивать на полном оправдании своего подзащитного.

Роковой вечер

Вынесенный 28 января новый приговор по делу о стрельбе в Ласнамяэ стал шоком для многих. Семь выстрелов, пять пулевых ранений, полученных теперь уже 37-летним Артемом Кременским, превратили его в глубокого инвалида. Мать Артема Ирина не может скрыть слез, когда говорит о невероятной, с ее точки зрения, несправедливости: «Этим приговором развязали руки всем, у кого есть оружие. Получается теперь, если тебя толкнули, обозвали или не так посмотрели, можно достать пистолет и расстрелять человека в упор».

Артем Кременский.
Артем Кременский. Фото: Eero Vabamägi/Postimees

Суд, изменивший квалификацию преступления, совершенного Дмитрием Дорошкевичем, пояснил свое решение следующим образом: «Обвиняемый Дорошкевич действовал в состоянии экстренной обороны, поскольку именно потерпевший затеял конфликт, мешал Дорошкевичу выполнять рабочие обязанности и беспричинно ударил его кулаком по голове».

Что же произошло в тот злополучный вечер? Как рассказала мать Артема, тем летним вечером окна были открыты. На улице ремонтировали дорогу, но не прекратили работы и после 23 часов. Артему, который только что пришел с работы, это не понравилось и он, как был, в шортах и майке, пошел разбираться с рабочими, нарушающими ночной покой. На пути ему попался Дорошкевич, с которым началась словесная перепалка: «Конечно, они говорили на повышенных тонах, говорят, что матом, но это не значит, что нужно достать пистолет и начать в упор расстреливать человека».

Перепалка была серьезная, это привлекло внимание находившихся рядом или проезжавших мимо людей. Оба парня достаточно крупные — под два метра. Оба спортивного телосложения. Ругались громко… Почему же Дорошкевич достал оружие?

«Нам удалось доказать и приобщить к делу тот факт, что Кременский первым пустил в ход кулаки и ударил Дорошкевича кулаком в висок, - объяснил защитник осужденного присяжный адвокат Владимир Садеков. - Дорошкевич носил с собой оружие для самообороны. Это не было игрой. Дорожные рабочие постоянно сталкиваются с грубостью, оскорблениями и нападениями: были и конфликты, и драки, были и угрозы ножами».

В той ситуации, по словам адвоката, Дорошкевич достал из кобуры пистолет потому, что Кременский кричал, размахивал руками, ударил его и не пытался успокоиться: «Мой подзащитный показал оружие, сделал предупредительный выстрел в воздух и открыл огонь на поражение только в тот момент, когда агрессивный и неадекватный человек побежал на него».

Мать Кременского говорит, что это неправда, Артем крепкий, но совсем неагрессивный мужчина: «Он всегда за справедливость и порядок. Вот недавно сосед сверху делал ремонт и по вечерам тоже, он все порывался пойти с ним поговорить».

Убийство или самооборона?

На что прежде всего обращает внимание мать Артема? «Дорошкевич стрелял в лежачего человека! Артем упал после первого выстрела, дальше он его просто расстреливал!» - говорит она.

«Ну что вы, если бы хоть один выстрел был произведен в лежачего человека, суд никогда не принял бы это за самооборону, - удивлен вопросу адвокат. - Кременский бежал на Дорошкевича и тот стрелял ровно до того момента, пока тот не упал. Он обучен стрельбе и знает, что стрелять можно только до момента устранения опасности, что и было сделано».

Ранения Артема распределены по всему телу: живот, бедро, рука, плечо, голова. Какое из них все же сбило Кременского с ног, никто из опрошенных нами людей не знает. «Медики говорят, что с первого выстрела человек, вероятнее всего, упадет, только если он убит. И с тяжелыми ранения в состоянии шока люди еще какое-то время продолжают двигаться. Но в этом деле есть доказательства того, что он не упал ни после первого, ни после второго, ни после других выстрелов — есть свидетели, видеозаписи», - настаивает Садеков.

Переквалифицируя статью обвинения, суд отметил: «В ситуации, когда потерпевший без причин напал на выполнявшего трудовые обязанности обвиняемого, а затем угрожал ему и оскорблял его, причем обвиняемый сразу после случившегося остановил проезжавшую мимо скорую помощь и попросил вызвать полицию, вполне обоснованно определить, что обвиняемый находился в состоянии крайнего душевного возбуждения. Поэтому его поведение можно квалифицировать как спровоцированную попытку убийства».

Зная о том, что Дорошкевич приговорен к полутора годам лишения свободы, три месяца из которых он уже отбыл за решеткой во время предварительного следствия, и больше туда не попадет, если не совершит нового преступления, Ирина расценивает это, как полное оправдание: «Он — убийца! Мои знакомые говорят, что это невероятно. Он стрелял в безоружного человека. Артем был в шортах и майке, у него не было никакого оружия. Я могла бы понять, что это самооборона, если бы он имел при себе дубину или кирпич. Но у него ничего не было. Но суд встает на сторону человека, который до сих пор считает себя правым. В суде он прошел мимо меня с каменным лицом, не было даже попытки извиниться за то, что он сделал моего ребенка инвалидом».

«В той ситуации Дорошкевич поступил по закону, - говорит Садеков. - Оружие выдается для самообороны. Он не мог знать, что на уме у человека, который кричит, машет руками, не слышит, что ему говорят, и никак не реагирует на появившееся оружие. Да, мой подзащитный был в состоянии глубокого душевного потрясения, а кто в него не впадет, когда на тебя нападают и бьют по голове?»

Точка еще не поставлена

Ирина узнала о случившемся наутро после трагедии, когда ей позвонила полиция и сообщила о несчастье с сыном: «Он уже взрослый. Долго жил и работал в Норвегии, откуда после вернулся в Таллинн, а жена с ребенком остались там. В Эстонии тоже работал на стройке». Артем был в коме, врачи старались, как могли. «Это счастье, что в тот вечер и час мимо проезжала скорая помощь. Иначе его бы не спасли», - плачет Ирина.

Мать не скрывает, что всех деталей произошедшего она не знает. В суде она была только на одном заседании, когда заслушивали ее собственные показания. Сын о случившемся говорить не хочет: «Конечно, он не говорит об этом. Держит все в себе. Но у меня такой — целеустремленный и сильный парень, не хочет показывать слабость, пытается справиться со всем сам. Но нам же ясно, что ситуация очень плохая. Ранения привели к глубокой инвалидности. Когда врач сказал, что видеть он больше никогда не будет… Артем просто встал, поблагодарил и вышел из кабинета».

«Еще во время первой встречи со следователем, он сказал, что адвокат мне не нужен — дело ясное. Это — покушение на убийство. Защитника я решила взять, чтобы он занимался гражданскими делами, я же не знаю, что там нужно писать. После этого приговора наша адвокат тоже была в шоке, она не понимает, как такое могло произойти», - сказала мать Артема, пообещав обжаловать приговор.

«Прокурор обжалует это решение, поскольку прокуратура не согласна с решением окружного суда. Прокуратура по-прежнему считает, что речь идет о попытке убийства», - сообщила Rus.Postimees пресс-секретарь Пыхьяской окружной прокуратуры Марие Аава.

«Я настаиваю на полном оправдании моего подзащитного. Он поступил по закону. Это была даже не спровоцированная попытка убийства, это была чистая самооборона. Мы будем настаивать на этом», - говорит присяжный адвокат Владимир Садеков.

На обжалование приговора у сторон есть 30 дней. Очевидно, что дело на этом не завершено.

Наверх