Спасибо, госпожа президент, что напомнили нам о наших обязанностях!

Игорь Калакаускас. ФОТО: Konstantin Sednev

Я понимаю, мимоходом брошенное Керсти Кальюлайд замечание, что наше право отправить своего ребёнка в школу с эстонским языком обучения она понимает как обязанность, совершенно не означает какого-то поворотного момента в эстонской политике. Нам в очередной раз напомнили, что наше мнение по этому вопросу эстонских политиков не интересует, пишет педагог Игорь Калакаускас.

Четыре года назад недавно избранный президент Эстонии Керсти Кальюлайд нанесла визит в нашу школу. Ажиотаж в стенах учебного заведения поднялся нешуточный, загнать по классам любопытных школяров не представлялось возможным. Толпа учеников, собравшаяся в ожидании, когда глава государства выйдет из кабинета директора, едва дала ей протиснуться, чтобы подняться в зал, где госпожу Кальюлайд уже ждали гимназисты.

По окончании общения со старшеклассниками президент заглянула в учительскую, где перекинулась парой фраз с педагогами. Тему сохранения образования на русском языке с преподавателями старейшей в Эстонии русскоязычной школы Керсти Кальюлайд не поднимала – по всей видимости, из деликатности. Однако спустя небольшой промежуток времени это не помешало президенту на означенную тему высказаться: как выяснилось, глава государства не видит никакой необходимости в сохранении данного института.

На тему русской школы высказываются у нас часто. Последние лет десять о ней говорят как о покойнике, не особо подбирая выражения. Среди жителей Эстонии, чьим родным языком является русский, есть заметное количество тех, кто готов чуть ли не собственноручно повесить большие амбарные замки на входные двери названных учебных заведений. А некоторые и замком ограничиваться не хотят – дай им волю, они с удовольствием заложили ли бы под здание динамит, чтобы уже не было искушения ковыряться в замочной скважине. Если откровенно, то я готов понять тех русских, которые приняли решение отдать свое чадо в школу с эстонским языком обучения. Но я не понимаю того сладострастия, с которым некоторые из них еще и плюют в сторону русской школы и работающих в них учителей. Особенно забавно читать в социальных сетях эту коленопреклонённую дискуссию на эстонском языке – это вершина гражданской смелости!

Не буду тратить время читателей на то, чтобы рассказывать в двести седьмой раз о демократии, осознанном выборе граждан, о налогах, которые выплачивают жители страны, в том числе, для поддержки сферы образования. Считаю бессмысленным напоминать, что действующий в Эстонии Закон о школе, который, насколько я помню, был принят не под диктовку Кремля, допускает существование школьного образования не на государственном языке. Как известно, если очень хочется, то любой закон можно обойти – на худой конец, изменить.

Я даже не стану сокрушаться о гробовом молчании моих коллег, которые равнодушно взирают на то, как методично и целенаправленно в Эстонии уничтожается само понятие «русская школа». Уничтожается бесконечными придирками и громогласными заявлениями, что учат не так и не тому. Напомню, что буквально несколько дней назад поднималась тема якобы массового игнорирования русскими учителями вакцинации («доверяют только вакцине Путина!»).

Предлагаю представить, в какой обстановке нам приходится работать последние лет пятнадцать-двадцать. Тема несостоятельности русских педагогов особенно охотно муссировалась Тынисом Лукасом – бывшим министром образования, который пинал нас с видимым наслаждением. Хотя он далеко не единственный, кто искал подрывную составляющую в деятельности учителей русских школ. Как вы думаете, эти замечания помогают нам в работе? Легко ли на это не обращать внимания? У многих ли возникает желание штурмовать вершины профессии, когда в любой момент вам могут сказать: «Вы не умеете работать, потому что учите на русском!»

И хотя та же Õpetajate leht в упор не хочет замечать усилий русских педагогов, эти усилия ничуть не менее самоотверженны, чем усилия их коллег из эстоноязычных школ. Я вообще удивляюсь, что в нашей среде еще встречаются люди, которые видят смысл в своей деятельности и умудряются получать от нее удовольствие.

Бывшая соратница Лукаса по партии, ныне действующий президент, напрочь забывает о том, что является президентом не только для представителей титульной нации, но и для оставшейся трети населения. И неплохо бы предложить этой части, не побоюсь этого слова, электората обсудить их перспективы. Вот просто – взять и обсудить!

Предлагаю сразу оставить в стороне дискуссию на тему, кто кого ждал и звал восемьдесят лет назад. Ничего в прошлом мы изменить не можем. Жить нужно настоящим и с тем историческим наследием, которое имеем. На данный момент фактом является то, что число желающих получать образование на русском языке хоть и уменьшается, но продолжает оставаться заметным. Понимаю, как велико у некоторых искушение указать русским их место в нашем обществе. Из всех лет нашей независимости мне приходят на память только два года – 2007-й и 2014-й, когда наше мнение ненадолго получало какой-то общественный вес, с нами начинали вступать в дискуссию. Но как только страсти немного утихали, нас снова переставали замечать.

Я понимаю, что мимоходом брошенное Керсти Кальюлайд замечание, что наше право отправить своего ребёнка в школу с эстонским языком обучения она понимает как обязанность, совершенно не означает какого-то поворотного момента в эстонской политике. Нам в очередной раз напомнили, что наше мнение по этому вопросу эстонских политиков не интересует. Их не интересует, как сложится судьба инородцев – «каждого осевшего здесь, независимо от того, приехал ли он давно или недавно», ведь никого сюда не звали. Главное – это уверенность в том, что мы сможем говорить с ними на эстонском. Что ж, ради этого стоило тратить силы на сохранение эстонской культуры, так настойчиво проситься в объятия Европейского союза, в котором, как справедливо напомнила президент, «ценится многообразие языков и культур».

Я обиделся на нашего президента? Ничуть! Мне даже в какой-то степени интересно наблюдать за теми представителями русскоговорящего населения, кто начал проявлять рвение, восхищаясь смелостью и политической дальновидностью главы государства. Может, и среди моих коллег найдутся те, кто не побоится вслух поддержать эти проникновенные слова о наших обязанностях? Уверен, вам зачтется!..

НАВЕРХ
Back