История с Галоян показывает: среди равных есть более равные

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Анна-Мария Галоян.

ФОТО: Maksim Toome

Европа: новых плохих новостей почти нет

Самым большим впечатлением от европейских новостей этой недели для автора оказалось не снижение кредитных рейтингов от Fitch (теперь уже никто не скажет, что S&P поспешно реагирет на ситуацию) и даже не форум в Давосе. Самым сильным впечатлением оказалось наблюдение за Ангелой Меркель.

Ещё 3-4 месяца назад она выглядела «хозяйкой» Европы, которая вот-вот решит все проблемы континента. Она высокомерно смотрела на сомневающихся и покрикивала на капризных «вассалов», которые достовляют столько хлопот властительнице континента. То, что мы увидели на этой неделе было разительным контрастом: без настроения, усталая немолодая женщина, которая больше не излучает былой уверенности, а просто плывёт по течению и ждёт, когда закончится всё это безообразие.

Продолжает произносить мантры про расширение Стабфонда, но уже без металла в голосе. Автору, связанному со строительством, очень хорошо знакомо это состояние. Если проект (строительный объект) продвигается с большим трудом, очередные проблемы заставляют ломать все планы, и начались серьёзные споры с заказчиком и партнёрами, то в определённый момент возникает состояние, когда появляется мысль: пусть это всё закончится побыстрее и не важно с каким результатом.

Становится очевидным, что дуэт Меркель-Саркози распадается. Во Франции скоро выборы, Саркози ищет поводы для маленькой и победоносной войны. В области экономики это явно не получается и дружба с Меркель больше не актуальна. Канцлер Германии становится праобразом всей Европы: утратившей уверенность в своих силах, расстерявшейся, уставшей бороться.

Дело о радиаторах в Нымме: агония политической морали

Когда автор впервые услышал эту новость, то в первый момент вообще ничего не понял. В голове не укладывалось, что новый старейшина Нымме подал заявлению в полицию на предшественника. Самое непонятное - это принадлежность обоих к центристской партии.

Параллельно он пытается очернить Монику Ранд, которая до заступления на пост руководителя Муниципальной Полиции была в Нымме заместителем старейшины.

Если правящая коалиция идёт на всё, чтобы очернить оппозицию, то это плохо, но хотя бы логично.Тут же какой-то абсурд переходящий в агонию политической этики. Ещё неизвестно: новый старейшина безо всяких оснований обвиняет ныне депутата парламента Райнера Вакра или бывший старейшина действительно организовал эту дурацкую афёру с радиаторами ( в это автору верится с трудом). Но после заявлений Сависаара о бесплатном транспорте автор больше ничему в Эстонии не удивляется, прежде всего в стане центристов.

Этот абсурд под названием политическая борьба «все против всех» не может продолжаться до бесконечности. Это начало агонии. У нас уже официальные(!) социологические опросы показывают, что политические партии стали наименее заслуживающей доверия структурой общества. Но именно они создают наши законы и определяют жизнь страны на всех уровнях. Так жить нельзя.

Исчезновение Галоян: вопросы без ответа

Сообщение об отъезде осуждённой Галоян в Англию удивило до глубины души. Ещё больше удивляет отсутствие официальной реакции. Было какое-то заявление полицейского чиновника невысокого ранга, что если 7 февраля она не явится, то её приведут принудительно. Но это больше похоже на недоразумение, чем на официальную реакцию.

В воздухе повисли 2 жирных вопроса. У нас в тюрьму по приговору идут только желающие, или есть какая-то процедура ограничения свободы передвижения тех, кто имеет приговор и ждёт решения по аппеляции? Но ещё более интересный вопрос в другом: люди, к которым есть огромные имущественные претензии, и после приговора могут продолжать распоряжаться своими средствами, разве эти средства не арестовывают в обеспечении иска потерпевших?

Если просуммировать затраты нашей фигурантки на юристов и гламурную жизнь последнего года, то сумма окажется близкой к той, что обозначена в приговоре. У нас разве нет процедуры ограничения пользования своими счетами и имуществом для тех, кто проходит по таким делам? Ведь в тех случаях, когда речь идёт о претензиях банков и других лиц, обычным гражданам блокируются за пару дней, имуществом пользоваться нельзя и получать можно только минимальную зарплату (с корректировкой в случае наличия иждивенцев). Проходит чуть больше недели и человек сам себе не хозяин. Хотя речь идёт о неуплате намного меньших сумм и нет никаких уголовных дел. А у Галоян растрата на очень большую сумму, обвинительный приговор вынесен более полугода назад и такая вольготная жизнь! Это просто законотворческий абсурд близкий к преступлению. То, чем закончится эта история, стало уже не юридическим вопросом, а тестом на адекватность всего государственного механизма.

Крах капитализма или новое начало?

Тема краха капитализма становится всё более популярной, и с этого обзора она станет постоянной рубрикой. Невооружённым глазом видно, что экономические механизмы, которые привели к гигантскому скачку в развитии человечества за последние 2 века, дали сбой.

Мало кому придёт в голову возвращаться к социализму, тем более советского типа. Попробуем понять, что же произошло в последние 3 года.

Распад СССР сыграл со Старым светом злую шутку: возникло ощущение, что единственный серьёзный военно-политический противник исчезает. Можно не только перестать опасаться за своё влияние в традиционных регионах, но и распространить там, где раньше не было возможности: Восточная Европа, Китай и Ближний Восток. В этой ситуации, казалось, нет никакого смысла напрягаться с производством материальных ценностей: пусть «новые капиталисты» сами производят их для себя  и остального мира. А Запад будет только всеми руководить, диктовать цены на сырьё, образовывать дочерние производства и снимать сливки через ценные бумаги и ценовые диспропорции.

Совсем мажорной делала ситуацию революция в ИТ-секторе, которому до последнего времени основные технологии шли тоже с Запада. Сплошная интеллектуальная и прочая неосязаемая собственность. Никакой черновой работы. Кризис 1998 года не стал для Запада поводом для пересмотра экономической политики. Ощущение, что с экономикой можно играть «в подкидного дурака» и накачивать её виртуальными активами по-прежнему подогревалось полным политическим господством.

Ситуация не дошла бы до нынешнего кризиса, если бы не бессмысленная финансовая инженерия и игра с будущим, то есть с кредитами. Экономика мира с некоторых пор скорее напоминала вирус, чем развивающийся организм. О последовавших событиях поговорим через неделю.

НАВЕРХ