Министр внутренних дел: заверяю, что полиция не будет злоупотреблять своими правами

  • Законопроект поступит на второе чтение в парламент на следующей неделе
  • Хельме: Департамент здоровья может объявить, что насморк - это новая болезнь
  • Яани: полиция ничего не будет делать, если Департиамент здоровья ее не привлечет
Полиция проверяет ношение масок в центре "Ярве". ФОТО: Konstantin Sednev

Председатель партии EKRE и второй заместитель председателя парламента Мартин Хельме и министр внутренних дел Кристьян Яани в студии Postimees так и не пришли к согласию по поводу необходимости изменения Закона о профилактике и борьбе с инфекционными заболеваниями (NETS).

Хельме считает, что речь идет о законопроекте для создания полицейского государства и тирании. А министр Яани уверен, что это нужно для увеличения эффективности сотрудничества Департамента здоровья и полиции. NETS отправляется на второе чтение в парламенте на следующей неделе, EKRE обещает до последнего стоять против его принятия.

Выдержки из законопроекта о поправках к закону

  • Для воспрепятствования эпидемиологическому распространению инфекционных заболеваний с целью исполнения своих задач Департамент здоровья может привлекать правоохранительные органы в том случае, если он сам не может выполнять эти задачи в нужное время и достаточно результативно.
  • У задействованного правоохранительного органа при выполнении задач имеются полномочия Департамента здоровья в том объеме, который необходим для выполнения задач, делегированных правоохранительному органу.
  • Задействованный в выполнении задач Департамента здоровья правоохранительный орган может обрабатывать личные данные, в том числе особые виды личных данных, согласно поставленным перед ним задачам.
  • У служащего или работника привлеченного правоохранительного органа для выполнения задач должны иметься соответствующее обучение, знания и навыки.
  • Если Департамент здоровья привлекает к выполнению задач Департамент полиции и погранохраны, то как задействованная организация департамент может иногда применять принуждение.

- Господин Яани, есть люди, которые видят в изменении Закона о профилактике и борьбе с инфекционными заболеваниями признаки полицейского государства. Как вы можете их успокоить?

Кристьян Яани: Полицейского государства нет, и оно, конечно, не возникнет тут же. 92 процента жителей Эстонии доверяют полиции, и это очень высокое доверие. Это большая ответственность, которую нужно нести, и я абсолютно уверен, что полиция сможет хорошо нести эту ответственность и в будущем. Если мы говорим о правах, которые добавятся (полиции и Департаменту полицииред.), то действительно создается состав административного правонарушения, при котором в случае крайней необходимости можно расследовать ситуации, когда люди нарушают установленные правила. Подчеркну, это ограничения, которые введены во время чрезвычайной ситуации в сфере здравоохранения. Возникает состав административного правонарушения, и право его расследовать будет как у Департамента полиции, так и у Департамента полиции и погранохраны. Сегодня такого состава нет, и сейчас этот процесс оказывается крайне бюрократическим.

Я считаю, что это нехорошо, когда процессы являются бюрократическими. Если сегодня Департамент полиции и погранохраны видит нарушение ограничений, то он, естественно, вмешивается, объясняет и при необходимости фиксирует данные, но потом начинается бюрократический процесс, при котором данные нужно передать в Департамент здоровья, то есть материалы курсируют между двумя ведомствами. Нужно ли это? Я считаю, что в нормально действующем правовом государстве такая бюрократия не нужна.

 Председатель партии EKRE Мартин Хельме и министр внутренних дел Кристьян Яани. ФОТО: Remo Tõnismäe

- То есть эти права распространяются на Департамент полиции и погранохраны только тогда, когда в стране объявлена чрезвычайная ситуация?

К.Я.: Важно, что когда Департамент здоровья скажет, что создалась медицинская чрезвычайная ситуация, то Департамент полиции и погранохраны сможет выполнять определенную работу, если Департамент здоровья его привлечет. Если не привлечет, у полиции этих прав не будет. Сегодня это привлечение работало посредством ходатайства об оказании межведомственной помощи.

- Привлекать можно, и когда не объявлены ни чрезвычайное положение, ни чрезвычайная ситуация?

К.Я.: Привлекать можно, но тогда нужно очень серьезно обосновать, почему Департамент здоровья, как уполномоченная организация, не может сам справиться с ситуацией. В нынешней ситуации эпидемии Департамент здоровья не может в одиночку справиться со всеми данными ему правами и обязанностями.

- Господин Хельме, что, как вы считаете, что является самой главной проблемой изменения этого закона?

Мартин Хельме: Прежде чем назвать главную, обозначу и вторую проблему: это хладнокровное введение общественности в заблуждение. И сейчас мы услышали(в ответе министра Яаниред.) очень много дезинформации. Это не так, что использовать полномочия можно только в ситуации чрезвычайной ситуации. Основная проблема и заключается в том, что к нам на стол попал законопроект, который дает Департаменту здоровья и Департаменту полиции и погранохраны власть, которую в действительности можно использовать только в состоянии чрезвычайного положения или чрезвычайной ситуации, но этот законопроект дает эту власть в любой ситуации. Там есть много ранее принятых статей, который эту власть расширяют. Например, у нас нет четкого определения, что такое "новое и опасное инфекционное заболевание". По сути, Департамент здоровья может объяснить, что насморк — это новое и опасное инфекционное заболевание.

Полиция без какого-либо разрешения суда может ворваться в частные владения, изучать обстановку и насильно выдворять и задерживать людей. Человека можно подвергнуть и принудительному лечению, если так решит Департамент здоровья. Этот законопроект является законопроектом полицейского государства и тирании. Естественно, все тираны объясняют концентрацию власти в своих руках тем, что сейчас имеется жуткая бюрократическая система: сделаем все быстрее и проще!

Эта скорость и простота появляются за счет основных прав граждан. Основные права вписаны в Конституцию Эстонии и международные конвенции, к которым Эстония присоединилась. Находясь в правительстве, мы изменили этот самый законопроект, теперь поступили те же исправления-предложения: от Министерства социальных дел и Министерства внутренних дел. Все вытащили свои мечты! EKRE не позволяла этому пройти. Мы сказали, что это не согласуется с правовым государством и свободами граждан. Как только правительство сменилось, все это снова появилось.

Акция протеста "Едем за свободу Эстонии. Полиция наблюдает за поведением участников.  ФОТО: Eero Vabamägi

- Господин министр, отвечает ли действительности описание того, что если выявлен случай опасного вирусного заболевания и Департамент здоровья дает разрешение, то полиция может вторгаться в частные владения, чтобы, например, прервать какую-то частную вечеринку?

К.Я.: Департамент полиции и погранохраны ничего не будет делать до того, как его привлечет Департамент здоровья. Действиям должен предшествовать процесс привлечения, в ходе которого конкретно оговорено, для чего полиция привлекается.

М.Х.: Этот вопрос уже решен за счет межведомственного сотрудничества. Новый законопроект для этого не нужен.

К.Я.: Если посмотреть объемы, сколько полиция участвует в надзоре и каковы ожидания, то ходатайство о межведомственной помощи создано не для таких ситуаций. Оно создано для разового выполнение задания. Пакет поправок к NETS вводит возможность привлечения, и порядок конкретно определяется постановлением правительства республики.

Привлечение и означает, что маленький Департамент здоровья, у которого во время медицинского кризиса имеются очень важные задачи, сможет делегировать какие-то функции другим, в том числе и правоохранительным учреждениям. Это не обязательно должен быть Департамент полиции и погранохраны. Это может быть Спасательный департамент или местное самоуправление. Если сейчас медицинский кризис у нас длится больше года и это делегирование происходит в результате ходатайства о межведомственной помощи, то, я считаю, что это неправильно. Будет ли полиция злоупотреблять этим правом? Нет, конечно, нет, я уверяю вас как министр внутренних дел.

Полиция проверяет ношение масок в центре "Ярве" ФОТО: Konstantin Sednev

- Нужны ли такие крайние меры? До сих пор мессидж полиции заключался в том, что самым сильным оружием является слово или убеждение.

К.Я.: Так и будет. Я действительно не вижу причин для беспокойства, но если возникает ситуация, при которой полиция на месте оценит, что жизнь и здоровье людей находятся в повышенной опасности, то задача, которую полицейский должен выполнить, являются очень сложной.

М.Х.: У нас нет определения, что такое "новое или опасное инфекционное заболевание". Это решает Департамент здоровья. Я могу сегодня привести примеры из двух самоуправлений, где совещания нашей партии угрожали разогнать. Местное самоуправление говорило, что отправит полицию, если совещание будет созвано.

У нас было очень мало людей: пять-шесть человек. Злоупотребление властью мы видим уже сейчас, а вы хотите еще больше расширить эту власть. Причем, в этом совершенно нет никакой потребности. У нас есть возможность объявить чрезвычайное положение или чрезвычайную ситуацию. В этих ситуациях уже сейчас имеются чрезвычайные меры. У нас и для обычной ситуации создаются перманентные меры использования силы чрезвычайного положения.

- В какой ситуации полиция может при вступлении закона в силу применять принуждение, если сравнивать с нынешней ситуацией?

К.Я.: Например, в ситуации, когда кто-то снял квартиру для вечеринки. И там собрались, например, 50 человек, и имеется достоверная информация о том, что у троих есть реальный Covid-19. Это может создать ситуацию, при которой заразятся 50 человек, которые пойдут домой и будут заражать дальше.

М.Х.: Как бывший префект вы должны знать, что в Законе об общественном порядке есть целый ряд статей, которые позволяют прекратить такую вечеринку на других основаниях и сегодня. В этом и заключается вторая большая проблема закона, что у нас создается крайне слабое обоснование так называемой медицинской проблемы, при которой можно применять силовые меры, которые до сих пор использовали только для борьбы за общественный порядок и против преступлений.

К.Я.: Это не зависит от чьего-то самоуправства, чтобы вообще начать применять такие меры. Это не может быть так просто, что ворвались в чью-то квартиру и начали выяснять, что там происходит.

Слишком близко приблизился к другу и получишь штраф в 800 евро?

Герли Гриценко, адвокат Sorainen

Герли Гриценко. ФОТО: Sorainen

В производстве Рийгикогу находятся поправки к Закону о профилактике и борьбе с инфекционными заболеваниями (NETS), самым проблематичным в котором мы считаем введение нового состава административного правонарушения. А именно, согласно законопроекту, за нарушение требований по предотвращению эпидемиологического распространения инфекционного заболевания физическое лицо можно оштрафовать на 800 евро, а юридическое — до 32 000 евро. Речь идет об очень широком составе административного правонарушения, и назначаемый за него штраф непонятно большой.

При назначении штрафов в любом случае исходят из среднего размера штрафов. В только сегодня поступившем решении суда подчеркивается, что согласно принятой судебной практике при назначении наказания нужно брать за исходную точку среднюю ставку санкции из особой части Пенитенциарного кодекса. Другими словам, если это предложение пройдет, может возникнуть ситуация, при которой человеку, стоявшему слишком близко к другому в продуктовом магазине или то, что он был без маски, может грозить штраф в размере 400 евро. Но если покупать в магазине товар для своей фирмы, то совершающего проступок можно счесть юридическим лицом и в таком случае ему грозит уже штраф в размере 16 000 евро.

Если такой состав виновного деяния вообще внести в законы, то крайне необходимо значительно уменьшить ставки штрафов. NETS содержит много различных требований, и за каждое требование имеется то же наказание, но назначать настолько строгое наказание неразумно. Определение состава административного правонарушения, которое содержится в законопроекте, слишком общее при таких высоких штрафных ставках. Крупный штраф необходимо назначать только в отдельных, особых случаях.

В передаче полномочий ведения производства Департаменту полиции и погранохраны наряду с Департаментом здоровья, как мы считаем, проблемы нет, поскольку способность к ведению производств у Департамента полиции и погранохраны лучше и он более компетентен, чем Департамент здоровья.

Подводя итог, можно сказать, что привлечение Департамента полиции и погранохраны к административному производству разумно. Но часть о штрафах в законопроекте нуждается в основательном пересмотре.

НАВЕРХ
Back