Кая Каллас: ищу вакцину день и ночь, это не просто, когда каждый борется за себя

К русским школам вернемся после пандемии
Елена Поверина
, ведущая видеорубрики
Кая Каллас: ищу вакцину день и ночь, это не просто, когда каждый борется за себя
Facebook Messenger LinkedIn Telegram Twitter
Comments 13
  • Тревожные цифры не позволяют снять ограничения
  • К вопросу русских школ нужно вернуться после пандемии
  • Пошаговый переход на эстонский будет расписан к осени
  • Вакцины заказано много, но поступит она в III-IV кварталах

Премьер-министр Кая Каллас, побывавшая накануне в студии Rus.Postimees, рассказала об острейшем соперничестве за поставки вакцин и объяснила, что помешало ускоренному переходу русских школ на эстонский язык обучения.

Глава правительства прокомментировала, почему ее кабинет счел невозможным ослабление ограничений, и призналась, насколько нелегко даются подобные решения лидеру партии либеральных ценностей. 

Фрагмент беседы:

 – Правительство все же не исключает ослабления ограничений с 26 апреля.  Не слишком ли вы спешите? Говорят, что во время «испанки» допускались те же ошибки…

– В настоящее время мы видим, насколько велико в обществе ожидание послаблений. Однако показатели заражения указывают на то, что сейчас мы находимся на уровне середины февраля, когда уже было понятно, что придется всё закрывать, чтобы снизить нагрузку на больничную сеть.

Сейчас в больницах более 500 ковид-пациентов. Показатель зараженности превышает 700 человек на 100 000 жителей. Решение о смягчении ограничений пока принять невозможно. Кабинет министров вернется к этому вопросу в следующий вторник.

Будет видно, продолжится ли тенденция к снижению количества заражений или же мы застрянем на плато, где по-прежнему сохраняется риск роста заболеваний и увеличения нагрузки на медицинскую систему. Наши работники здравоохранения устали от затянувшегося путешествия, и дополнительная нагрузка им может оказаться не под силу.

– Кто же первый в очереди на открытие? Школы, рестораны с магазинами или же концертные площадки и театры?

– Это всегда – большой вопрос.

Если говорить о долгосрочном ущербе, то закрытие школ негативно влияет на уровень образования и будущее наших детей. Ущерб не заметен сразу, но с годами он станет очевиден, поэтому возвращение детей в школы – один из приоритетов.

При этом мы понимаем, что опасность заражения среди школьников – очень высока, дети активно контактируют между собой и разносят инфекцию повсюду.

С чего же начать? В отношении любых послаблений неизменно возникает вопрос: если что-то разрешают одним, почему должны страдать другие? Это как снежный ком. Естественно, хотелось бы разрешить детям ходить в школу, но мы должны строго следить за всеми рисками распространения инфекции.

Первоначальный план по ослаблению ограничений у нас есть, но многое будет зависеть от цифр, которые мы получим ко вторнику. Идея в том, чтобы начать открывать страну постепенно.

– Очевидно, что вам приходится разрываться между «разрешить-запретить», «ослабить-ужесточить». Насколько это сложно для лидера партии, исповедующей либеральные ценности?  

– Очень сложно! Именно поэтому возникла идея создания Белой книги (руководство по выходу из кризисаприм.ред.). Смысл в том, чтобы не спускать решения сверху вниз и не командовать: закройте то-то и то-то. Важно, чтобы затронутые ограничениями сферы сами предлагали, как быстрее взять инфекцию под контроль – будь это рестораны или торговые центры.

Хороший пример: в феврале магазины сами предложили систему проверки масок на входе, следили за уровнем заполняемости помещений, удалили скамейки из фойе во избежание скопления молодежи и отключили Wi-Fi. Это была полезная инициатива.

– Кто, на ваш взгляд, ответственен за неразбериху с массовой вакцинацией, которую в народе уже окрестили мыльным сериалом, в котором в течение нескольких часов кардинально менялись показания и всё переворачивалось с ног на голову?

– Ключевая проблема – в нехватке вакцины. Мы столкнулись с огромным дефицитом и теперь должны выбирать, кого вакцинировать в первую очередь. 

– Люди постоянно задают один и тот же вопрос: почему Кая Каллас не ищет вакцину день и ночь? Это же важнейшая задача главы правительства!

– Почему вы думаете, что я этим не занимаюсь? Я ищу вакцину постоянно, буквально бьюсь за новые поставки.

Что уже предпринято? Мы обсудили на европейском уровне конкретный шаг.

Речь идет о том, чтобы получить дополнительно 60 000 доз вакцины Pfizer. Думаете – это просто в ситуации, когда каждый борется сам за себя? Это результат большой работы.

Перед Министерством социальных дел поставлена задача разработать модель научного сотрудничества с поставщиками разных вакцин, чтобы ускорить доставку препарата в Эстонию.

У нас заказано вакцины даже больше, чем надо: 4,6 млн доз при населении в 1 миллион 300 тысяч. Проблема заключается в том, что поступать всё это начнет в третьем-четвертом квартале.

Победить же пандемию можно только срочной вакцинацией.

Вакцинацию необходимо провести во II квартале. В мире идет небывалая борьба за каждую дозу!

– Когда же Кая Каллас сможет объявить о вакцинации для всех желающих – в порядке живой очереди? К какому сроку смогут привиться заветные 60-70% населения?

– Мы начнем вакцинацию всех желающих в мае. А вот завершится этот процесс, по всей видимости, только к осени.

Тут играет роль один фактор: как только показатели пойдут вниз, люди станут менее охотно вакцинироваться. Осенью возможна новая волна заболеваний. Мы очень надеемся, что успеем к этому времени привить 70% населения.

– Готовы ли мы к тому, что к осени первые привитые начнут утрачивать иммунитет и их снова надо будет вакцинировать?

– Исследования показывают, что иммунитет может сохраняться целый год. Почему? Да, потому что раньше просто не было вакцины и период ее действия невозможно было проверить. А вот защищают ли вакцины от новых штаммов коронавируса? Это большой вопрос. Утверждается, что защищают, но есть сомнения в отношении южноафриканского штамма.

– Может ли успех или неуспех вакцинации решить исход предстоящих муниципальных выборов?

– Нет сомнений, что эта тема сейчас касается всех людей. Возможно, она и не станет главной на местных выборах, поскольку проблема вакцинации не решается на уровне самоуправлений, но уж точно окажет влияние на настроения избирателей.

Именно то, что люди обсуждают на своих кухнях, и определяет исход выборов.

– Что касается русских школ, то готовы ли вы признать, что перевод образования на эстонский язык обучения сейчас невозможен? И вопрос не только в том, что нет учебников и учителей, но и в том, что эстонские школы не желают принимать русских школьников…

– В коалиционном соглашении сказано о разработке плана действий по улучшению преподавания эстонского языка, предоставлении школам помощи с поиском учителей, выделении дополнительных средств.

К осени эта программа будет готова, в ней будет расписан пошаговый переход. Разумеется, такой переход невозможен за два года.

Нужно время, чтобы учесть мнение всех сторон и всё предусмотреть. Перечисленные вами проблемы давно уже известны. Этим сейчас занимается Министерство образования.

К сожалению, коронакризис отнял у нас много сил и времени, и вопросу перехода на эстонский язык обучения не было уделено достаточно внимания.

На первый план вышли вопросы проведения экзаменов, дополнительного бюджета и мер поддержки школ на удаленном обучении. Мне приятно отметить, что для преподавателей и учеников русских школ открыта отдельная инфолиния по вопросам удаленного обучения.

– То есть, на данном этапе миссия по упразднению русских школ – невыполнима? Вопрос выйдет на повестку дня пару лет спустя?

– Как только кризис утихнет и экзамены будут сданы, этому вопросу снова придется уделить внимание. Все проблемы нам известны, ими нужно будет по-настоящему заняться, чтобы прийти к какому-то решению. 

Подробнее – на видео!

Кая Каллас в студии Postimees: "К вопросу русских школ вернемся после пандемии". / Одежда ведущей: LeSaar Atelier
Кая Каллас в студии Postimees: "К вопросу русских школ вернемся после пандемии". / Одежда ведущей: LeSaar Atelier Фото: Andres Haabu / Postimees/Scanpix Baltics
  • Неужели школы вновь окажутся первыми, с кого снимут ограничения? Январское решение отправить детей на занятия после зимних каникул многими было признано ошибкой...
  • Можно ли спасти бедствующие сектора простым вливанием денег? Не разрушаются ли принципы рыночной экономики, когда неэффективные предприятия (турфирмы, отели и т.д.) спасают за счет налогов учителей, медиков и успешного бизнеса?
  • Разработанная правительством Белая книга – некое руководство по выходу из кризиса – выглядит очередной бюрократической уловкой, попыткой убрать с пути научный совет и снять с правительства  ответственность за неудачные решения. Не так ли?

Одежда ведущей: LeSaar Atelier  

Ключевые слова
Наверх