Денег нет, но вы держитесь, или Как выживают жители социального дома

"Картина не для слабонервных"
Сергей Бучинский
Денег нет, но вы держитесь, или Как выживают жители социального дома
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 4
Коридоры социального дома на Ярвекюла-тее, 17 знавали лучшие времена.
Коридоры социального дома на Ярвекюла-тее, 17 знавали лучшие времена. Фото: Сергей Бучинский
  • Социальный дом в Кохтла-Ярве в совершенном упадке
  • Ремонт сделан только там, где год назад был пожар
  • Власти знают о ситуации, но денег не нашли

Об этом не принято говорить с друзьями. Часто от них отворачиваются даже самые близкие люди, а обычный прохожий, проходящий мимо, старается сделать вид, что не замечает. Не замечает и город, у которого для них один ответ - «денег нет».

Изначально в этой статье были и жизненные истории, и фотографии счастливых, не жалующихся на жизнь, несмотря ни на что улыбающихся людей. Но после общения с директором социального дома, которую очень интересовало не что было сказано, а кто это сказал, имена и фотографии лиц было решено убрать и изменить формат статьи. Факты остаются прежними, хронология общения изменена, реальные имена не раскрываются.

Фото: Сергей Бучинский

Кохтла-Ярве — город контрастов

Не доезжая трехсот метров до социального дома на Ярвекюла-теэ, 17, мы можем увидеть завершение строительства первого этапа спорткомплекса стоимостью 14 млн евро.

Рядом располагается отреставрированный Дом Культуры и красивый парк с прудом.

Фото: Сергей Бучинский

Совсем недавно мэр города Кохтла-Ярве объявила, что хочет развивать спортивный городок и предоставлять приезжим спортсменам место проживания.

Все эти городские объекты, которые обычно показывают приезжающим делегациям, сильно отличаются от того, что предстоит увидеть дальше.

Фото: Сергей Бучинский

Судьбы в цифрах

Из протокола, составленного социальной комиссией, следует, что по состоянию на 12 августа 2019 года дом действовал уже 15 лет. В доме 146 комнат, в том числе 5 комнат для бездомных. Тогда в нем жили 90 человек, из них 30 пенсионеров и 60 инвалидов.

Наши герои

Самые популярные имена для новорожденных в Эстонии - София и Робин. Поэтому наших героев мы назовем так же. Хочется верить, что и у них есть шанс на новое рождение. 

Робин и София немного отличаются по характеру и причинам, которые привели их в социальный дом. Робин не помнит, как оказался в этом доме. Софию все устраивает, привыкла. Да, хотелось бы, чтобы можно было мыться не два раза в неделю, по графику, а когда хочешь. Не очень нравится, когда закрываешь дверь в свою комнату, а на тебя сыплется штукатурка с коридора.

Фото: Сергей Бучинский

Режим в доме свой. Без ID-карточки могут в гости не пустить. Кухню запирают на ключ, и если у тебя его нет, ты туда не попадешь. Поэтому часть жильцов предпочитает иметь свои плитки. А как же пожарная безопасность? Ведь недавно в здании был пожар, спрашиваю я у Софии, но она не знает, что ответить, лишь подтверждает факт пожара. Жильца, который его устроил, уже выгнали и куда, она не знает. Да и общая плита не сильно безопасна. Недавно кто-то забыл выключить газ и при поднесении спички получилось неожиданная вспышка.

Фото: Сергей Бучинский

В социальном доме Кохтла-Ярве в ночь на 19 января 2020 года произошел пожар, в результате погиб вахтер общежития, который спас предполагаемую виновницу возгорания и своими силами пытался потушить огонь до прибытия спасателей.

Робин недоволен, что приходится ходить в туалет к соседу, хотя он просил руководство починить санузел.

София рассказывает, что раньше был мастер, всем занимался, но куда-то пропал. Сейчас вместо него работает муж директора социального дома, но, по словам жильцов, его за работой не часто встретишь.

Фото: Сергей Бучинский

Знакомство с домом

После осмотра дома снаружи желания туда попасть не возникает. Если идти пешком  со стороны дороги, то встречаешь лестницу. Хотя можно ли назвать лестницей остатки бетона с торчащей арматурой?

Фото: Сергей Бучинский

Собственник здания явно за ним не следит. Это видно уже снаружи, по разбитому окну. Нечасто можно радоваться обязательству носить маску, но это тот случай. 

Поднимаемся на второй этаж. Сразу обращаю внимание на отсутствие лампочки при входе в коридор. Странно, вроде и высоко, выкрутили или ее там и не было?

Фото: Сергей Бучинский

Смотря на состояние коридора, понимаешь, что если и есть в доме хозяйка или хозяин, они его обходят стороной. 

Фото: Сергей Бучинский

В каком состоянии комнаты?

По фото можно определить владельцев, поэтому их не будет. Многие видели репортажи из заброшенных домов. Сильных отличий не нашел. Обои частично отвалились, старая краска свисает с потолка, всюду плесень... Судя по протоколу социальной комиссии, в каждой комнате есть небольшая кухня, но как это можно назвать кухней? 

Фото: Сергей Бучинский

- София, а у вас в комнате когда-нибудь делали ремонт?

- В комнатах делают только те, у кого есть деньги.

- Потраченные деньги компенсируют?

- Нет.

- Как стираете вещи?

- Есть четыре стиральные машины, работают только две.

- На весь дом?

- Да.

- Дорого платить за такие комнаты?

- Есть маленькие и побольше. В этом году счета стали больше. Маленькая около 100 евро и большая около 130.

- А дом когда последний раз ремонтировали?

- Не знаю. Недавно делали только там, где был пожар.

- Получается, чтобы отремонтировали, нужен пожар?

- Да, - смеется София.

Фото: Сергей Бучинский

Знакомство с руководством

Сколько людей, столько и мнений. Может, все не так плохо? Решил познакомиться с директором социального дома, Викторией Гончаровой.

Пообщаться она согласилась, но говорить для статьи отказалась. В беседе постоянно пыталась узнать, с кем мы успели пообщаться и взять интервью предложила у сидящего рядом с ней человека. Не понравилось, почему сразу не пришел к ней, а пошел общаться с жителями.

Фото: Сергей Бучинский

Политики забыли?

Местных политиков София знает, однако их не видела. Бывает только Арне Берендсен, начальник Виктории. Он любезно согласился прокомментировать ситуацию.

Арне Берендсен.
Арне Берендсен. Фото: Peeter Lilleväli

Арне Берендсен, председатель комиссии по социальным вопросам, директор центра социальной опеки и заместитель председателя городского собрания.

- Как вы оцениваете состояние здания?

- Санитарно-техническое состояния не самое лучшее. Коридоры требуют ремонта. По мере возможности город выделяет средства. В этом году подавал ходатайство, но в связи с уменьшением поступления средств в город из-за коронавируса его отклонили. Когда примут, неизвестно.

- Как давно там не было ремонта?

- В прошлом году ремонтировали один этаж, после пожара.

- А кроме пожара?

- Мы делаем своими средствами санитарный ремонт, капитального не было давно.

- Вы еще и депутат. Как депутат, поднимали данный вопрос?

- На уровне депутатского корпуса я не поднимал этот вопрос.

- У вас есть человек, который постоянно занимается ремонтом только этого дома?

- Да, есть, занимается мелким ремонтом. Заявки жителей стараемся все обеспечить. 

- Почему можно мыться только три дня в неделю? (один день мужской, другой женский и один общий)

- Если мы будем постоянно включать воду, это будет дорого для жильцов. Им будут приходить большие счета. Но если срочно надо, мы включаем.

- Почему в этом году выросли цены?

- Цены мы не повышали уже пять лет. Была более холодная зима.

Что думает оппозиция?

Елена Мутонен
Елена Мутонен Фото: Peeter Lilleväli / Põhjarannik

Елена Мутонен, депутат городского собрания и член социальной комиссии от состояния социального дома не в восторге.

- Вы в курсе состояния дома по адресу Ярвекюла-тее, 17?

- Да, члены социальной комиссии в августе 2019 года были в этом доме и видели в каком состоянии находится здание. Картина, скажем так, не для слабонервных. Канализационные трубы старые и находились в аварийном состоянии. Коридоры общего пользования на некоторых этажах были в очень неприглядном состоянии и такое впечатление, что ремонт не делался с советских времен. Кухонные помещения тоже желали лучшего. В ремонте нуждалась и лестница, ведущая к социальному дому от дороги по Ярвекюла-теэ, о чем было отмечено в протоколе социальной комиссии.  Принято решение: внести предложение городскому руководству Кохтла-Ярве о выделении из бюджета средств на покрытие расходов ремонта лестницы и замену канализационных труб из-за аварийного состояния.

К сожалению, воз и ныне там. Ступеньки длиною в десять метров, из которых торчит арматура и штыри, до сих пор не отремонтированы. А это единственная дорога, которой вынуждены пользоваться пенсионеры и инвалиды этого дома для похода в магазин и проезда на автобусе.

После посещения этого дома понимаешь: некоторые проблемы, которые до этого казались серьезными, совсем такими не являются. А глядя на искренние улыбки некоторых жильцов, хочется брать пример с их умения сохранять позитивный настрой в любой ситуации. 

Хочется надеяться, что «предвыборная лихорадка» дойдет и до этого дома.

Комментарий вице-мэра Кохтла-Ярве о состоянии социального дома

Нина Алексеева.
Нина Алексеева. Фото: Пеэтер Лиллевяли / Põhjarannik

«Капитального ремонта там не планируется, - сообщила вице-мэр Кохтла-Ярве Нина Алексеева. - Из собственных доходов каждый год какие-то ремонтные работы проводятся. Конечно, после трех пожаров, которые там произошли, требуется еще ремонт. Но пока средств на ремонт не выделено в этом году».

Нина Алексеева сообщила, что непосредственно последствия пожаров в социальном доме устранены, и речь идет о другом необходимом ремонте. По словам вице-мэра, собственные средства социального дома - это доход, который это учреждение получает от жильцов.

«Там живут люди, которые платят за коммунальные услуги - дешевле, чем в остальном городе, поэтому это и называется социальным домом. За счет этих денег делаются постепенно ремонты в кухне, в комнатах и так далее».

Материал создан в рамках Программы гражданской журналистики в Ида-Вирумаа, которая проводится Rus.Postimees в партнерстве с Baltic Centre for Media Excellence. 

Ключевые слова
Наверх