Лидер новой партии: «Нечего ждать манны небесной и кисельных берегов»

Ольга Шубин
Лидер новой партии: «Нечего ждать манны небесной и кисельных берегов»
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 4
Член правления новой партии Лаури Тынспоэг.
Член правления новой партии Лаури Тынспоэг. Фото: Kuvatõmmis
  • Новая партия выступает за экологичную энергетику
  • АЭС могла бы быть - но важны детали
  • Люди должны понять, что вперед коллапс

Он утверждает, что центристы и реформисты – это партии с криминальным подтекстом, считает, что многие «зеленые» - давно красные, и выступает за закрытие сланцевых шахт. Почему – об этом лидер партии TULE Лаури Тынспоэг рассказал в интервью Rus.Postimees.

В Эстонии сейчас 11 партий. До недавнего времени была дюжина, но после слияния Партии богатства жизни (Elurikkuse erakond) и Свободной партии (Vabaerakond) стало именно столько. Процесс объединения двух политических сил начался год назад, соответствующее соглашение подписано в августе и официально партия TULE, т.е. Партия будущего Эстонии, была зарегистрирована в декабре прошлого года. В феврале этого года на виртуальном съезде президентом партии выбрали Лаури Тынспоэга.

- Большинство партий, намеренных участвовать в муниципальных выборах, уже практически вступили в предвыборную гонку. До выборов осталось полгода. Вы заявили на съезде, что будете активно участвовать в очередных местных выборах, но что-то движения пока не заметно.

- Да, действительно. Мы непременно будем участвовать осенью в выборах в местные самоуправления. Сейчас идет активная работа по округам. Просто слишком много времени ушло на регистрацию партии. Главное, чтобы сложилась крепкая организация и ее отделения по разным уездам. Одно лишь правительство не может сделать столько, сколько может весь народ.

- Схожие с вашими пункты есть у многих партий. Какая из них вам ближе всего?

- Если бы такая была, то мы могли бы говорить об объединении своих усилий. Но для многих членов нашей партии «Зеленые» - уже не зеленые, а скорее красные и просто выдвигают разные идеи, но только не о природе, своя тема у них потерялась.

- А с какой партией в таком случае вы в принципе не представляете сотрудничество?

- Это реформисты и центристы. Партии с криминальным подтекстом. Для них главное - править и бороться между собой.

TULE

Эстонская партия будущего (сокращено TULE) - партия, образованная в августе 2020 года при слиянии Свободной партии и Партии богатство жизни.

В феврале 2021 года председателем партии был избран Лаури Тынспоэг, его заместителем - Вахур Колом. В правление партии также входят Урмас Хейнасте, Мати Козе, Виктория Лукатс, Урмас Отть и Теэт Рандма.

- Три главных пункта в вашей программе – это охрана окружающей среды, защита местных общин и гражданского общества. Зеленое мышление на первом месте. Что в таком случае необходимо изменить в Эстонии прежде всего?

- Люди должны понять, что так дальше нельзя и впереди нас ждет коллапс. Природные ресурсы заканчиваются, и что дальше? Человек – часть природы и может жить только в чистой и многообразной среде. Если этого не будет, то человечеству грозит конец и ничто уже не поможет. Мы должны сохранить то, что имеем сейчас, чтобы вообще не исчезнуть. Поэтому именно охрана окружающей среды, экология у нас на первом месте, это основы нашей политики.

- Один из пунктов вашей программы касается использования горючего сланца. Вы предлагаете постепенно отказаться от этого полезного ископаемого и достичь углеродной нейтральности до 2050 года. Но разве климатическая нейтральность невозможна без сланца? Профессор TalTech Алар Конист считает, что помимо закрытия сланцевой промышленности можно улавливать углекислый газ и использовать его повторно.

- Я считаю, что это нереально и бесполезно. Да. Мы за закрытие сланцевых шахт, тем более что прибыль с них уже упала. Это самое грязное топливо с экологической точки зрения. К тому же, сланец, в конце концов, закончится, как, впрочем, и нефть.

- Что же будет с Ида-Вирумаа – шахтерами и энергетиками, ведь добыча и переработка сланца, производство сланцевого масла и электроэнергии – у многих основной вид заработка?

- Однозначного ответа тут, к сожалению, нет. А вот вопрос к правительствам – почему за тридцать лет так и не смогли решить проблему с владением в регионе эстонским языком? Один из выходов в трудозанятости – это, например, создание Инфотехнологического колледжа, которым сейчас занимаются мои друзья, это стартапы, которые уже в регионе есть.

- Если вы открыто и однозначно заявляете о намерении прекратить использование сланца, то вряд ли местный, преимущественно русскоязычный избиратель будет за вас голосовать.

- А наши идеи вообще мало кому нравятся. Да, мы видим Эстонию страной, в которой жить полноценной жизнью можно было бы не только в столице, но и повсеместно, где находящиеся в сфере ответственности государства общественные услуги были бы доступны по всей Эстонии. Как этого достичь? Время крупных заводов прошло. Основная прибыль должна идти от малого предпринимательства, от стартапов.

- Зеленое мышление важно и популярно, но зачастую партии используют его чисто в популистских целях. Между тем, в ряде стран Европейского Союза партии зеленых добиваются больших успехов. Почему у наших не получается?

- Во многом это зависит от конкретных людей в партии. В нашей, например, многие ходят на митинги, защищая определенные участки леса, чтобы не было сплошных вырубок. Эти люди, возможно, и не лидеры, но пытаются сделать что-то конкретное. В свое время зеленые ведь были в Рийгикогу во главе с Мареком Страндбергом (2007). Но он стал заниматься какими-то своими делами, отошел от партии, позже вообще вышел из нее, все и развалилось. Сейчас трудно собрать людей воедино. Многие баллотирующиеся в парламент озабочены зачастую своей личной выгодой.

- В программе каждой партии есть место для вопросов по окружающей среде, тема важна для многих и обычно чисто декларативная. Чем здесь ваша партия отличается от других?

- Да, по сути дела, ничем. Авторское право в политике не действует, и многие наши идеи и предложения были заимствованы другими в предыдущей предвыборной кампании 2019 года. Все это мы уже проходили. Лес рубят – щепки летят – в прямом и переносном смысле.

- Каково отношение вашей партии к АЭС в Эстонии?

- Тут имеет значение, какого поколения будет атомная электростанция – третьего или четвертого. Каков вид топлива – уран или торий. Мы за торий. Это слаборадиоактивный элемент и его в земной коре содержится в 3-4 раза больше урана, что делает его более доступным. Главное же его преимущество в том, что касается продуктов распада и он может играть ключевую роль в решении проблемы радиоактивных отходов. А может есть возможность найти новую энергию? Ближайшие десять лет станут решающими, в том числе, многое зависит от геополитической ситуации.

- Напоследок о вашей партии. Кто ваш избиратель – возраст, пол, национальность? Предполагаю ваш ответ, что это те, для кого важна охрана природы и окружающей среды.

- Да, конечно. Но если верить рейтингам, то такие идеи больше поддерживает молодежь, для них это вопрос будущего. Конечно, лет 20-30 назад мы тоже были молодыми, но тогда больше думали о бизнесе, о доме, машине. Избиратель очень хорошо ведется на рекламу, а обширную предвыборную кампанию могут вести только крупные парламентские партии, имеющие государственную финансовую поддержку. Это как и с кампаниями RMK – Управления гослесами по массовой посадке саженцев. Но это не лес, не его многообразие, не богатство жизни. Что же касается нашей партии TULE, то сейчас у нас чуть более девятисот членов, возраст в основном средний и выше, хотя очень надеемся и на поддержку молодых и привлечение неэстонцев, ведь охрана природы и нашей общей окружающей среды касается каждого. Нечего сложа руки ждать бесплатной манной каши и кисельных берегов.

Ключевые слова
Наверх