Русский гамбит и короткая память: как EKRE завлекает избирателей-неэстонцев

rus.postimees.ee
Русский гамбит и короткая память: как EKRE завлекает избирателей-неэстонцев
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 2
Юлия Тимербулатова.
Юлия Тимербулатова. Фото: личный архив

Активность национал-консерваторов на так называемом русском поле и рейтинги партий, показывающие рост их популярности среди русскоязычных, будто бы и не оставляют сомнений: на предстоящих выборах EKRE в данном сегменте если и не обойдет центристов по популярности, то по крайней мере составит им очень серьезную конкуренцию. Но для достижения этой цели нужно одно из двух: или пожертвовать частью интересов своего «ядерного» электората, или надеяться на непоследовательность и короткую память избирателей-неэстонцев, рассуждает депутат Таллиннского горсобрания Юлия Тимербулатова.

Муниципальные выборы в нашей стране – штука любопытная для изучения политологами. Я тут буду немного утрировать, но по большому счету так и есть: какая вам разница, кто отремонтирует дорогу, построит детскую площадку или облагородит близлежащий парк?

Вы действительно станете выбирать по пути на работу другой маршрут, если узнаете, что хозяин фирмы, положившей асфальт, считает, что надо закрыть русские школы? Или запретите ребенку кататься с горки, которую поставил человек, не считающий 9 мая праздником? Или станете нарочно бросать мусор в парке, потому что его смотритель не думает, что всем серопаспортникам нужно дать эстонское гражданство?

Если вы адекватный человек, то вряд ли, даже с учетом того, что все эти темы очень важные и чувствительные. Но все они – совсем другой уровень, не муниципальный. Однако у нас все принято мешать в кучу, и общегосударственные проблемы вкупе с мировоззрением неизбежно оказывают влияние на происходящее исключительно на местном уровне. И тут EKRE попадает в вилку, самой же партией и созданную.

Освежение памяти

Этой главе можно посвятить жирный кусок в каком-нибудь энциклопедическом разделе о разжигании розни. Не имеет даже смысла перечислять подробно, достаточно пройтись пунктиром, чтобы вспомнить:

- Урмаса Рейтельманна и 300 паразитирующих тибл;

- Марта Хельме и пятую колонну, раковую опухоль и прочее;

- идею устраивать для русских дополнительные проверки на лояльность;

- предложение депутатов горсобрания снести Горхолл, потому что он «был построен для коммунистических оргий».

До кучи можно добавить недипломатичные высказывания в адрес гастарбайтеров-украинцев, нападки на русские СМИ и еще пару-тройку ярких моментов. Но и без того хватит.

При этом в интервью русским СМИ члены EKRE и в первую очередь Март Хельме способные писать эту картину совсем другими красками. Не тот ли самый Хельме говорил, что «русские – это не только нация, русские – это цивилизация». И в Москву он готов ехать, в отличие от многих эстонских политиков, которые публично предпочитают отвечать на подобный вопрос отрицательно.

Сейчас EKRE активно завоевывает Нарву. Там в горсобрании фракция национал-консерваторов состоит уже из трех человек (что само по себе нонсенс – появление фракции той партии, которая по итогам выборов четыре года назад туда вообще не прошла). Там издается партийная газета на русском языке. А социологические опросы показывают, что поддержка EKRE становится все ощутимее.

И все же хочется верить, что память у избирателя не столь коротка, а принципы – не столь несущественны. Недавно опубликованный мониторинг интеграции показал, что за последние четыре года куда больше неэстонцев стали чувствовать, что им тут не рады, что они являются людьми второго сорта и что их возможности меньше, чем у эстонцев. И отвечая на вопрос о причинах, эксперты неизбежно называют среди главных факторов риторику EKRE.

А что сказать эстонцам?

Другая сторона этой медали – эстонская аудитория и тот самый электорат, который для EKRE является ядром. Им вся эта русская тема ехала-болела. Жесткую риторику эти люди не только не осуждают, но и одобряют.

И как тут усидеть на двух стульях? Когда, с одной стороны, тебе нужна та же Нарва, а с другой – к твоей фракции примыкает человек, который занимался организацией празднования в городе 9 мая.

И вот уже возглавляющий партию Мартин Хельме в интервью ЭТВ вынужден буквально оправдываться перед эстонской аудиторией, называя курьезом появление фракции консерваторов в Нарвском горсобрании и заверяя, что Лариса Оленина не будет вступать в партию и не планирует осенью баллотироваться в ее списке.

А через день сама Лариса Оленина дает интервью, в котором пытается сгладить эти острые углы – на русском языке же! Мол, такие ответы Мартина Хельме были спровоцированы вопросами ведущего, а ее фамилия и ее личность – это не то, что следует обсуждать, она не тот человек, о котором нужно думать Мартину, и так далее.

В общем, в погоне за русскими голосами EKRE явно пришлось бы чем-то жертвовать на другом фланге. То, что консерваторы к такому гамбиту не готовы, можно даже не обсуждать, это аксиома. Как аксиомой является и то, что сегодняшних русских сторонников EKRE просто используют.

Как своевременно напомнил в своей аналитической статье в Eesti Päevaleht бывший дипломат Харри Тийдо, EKRE отвергает принцип равноправия граждан. В «Манифесте к народам Эстонии», который стал основополагающим документом эстонской государственности, утверждалось иначе, да и из Конституции нынче следует, что решающий фактор – гражданство, а не национальность. Но руководители EKRE утверждают, что эстонское государство создали в пределах этнической и языковой территории эстонцев и в 1991 году восстановили именно это государство.

Подытоживая все сказанное: я не хочу навязывать читателю ничего, кроме желания думать и анализировать. Поддерживая такую силу, как EKRE, нужно понимать, что вас рассматривают исключительно как объект, но не как субъект политики.

Ключевые слова
Наверх