Ничего-ничего, дальше будет еще хуже

Вячеслав Иванов ФОТО: Личный архив автора

Позицию старшего экономиста Банка Эстонии Натальи Вийльманн, на днях принимавшей участие в прямом эфире из студии Rus.Postimees, если изложить её совсем кратко, можно свести к фразе оптимиста из известного анекдота о разнице между негативным и позитивным подходом к оценке реальности.

Помните? Пессимист ноет: ах, как всё плохо, так плохо!.. На что оптимист бодро отвечает: ничего, ребята, будет ещё хуже!

Это ни в коем случае не упрек в адрес уважаемого эксперта. Просто специалисты и так называемые рядовые граждане подходят к фактам и ситуациям с разными мерками.

Туалетной бумаги нет, предлагаем…

И если с макроэкономической точки зрения рост цен, которого сегодня не почувствовал на себе разве только миллиардер (а их у нас не так много), является одним из верных симптомов оздоровления экономики и надежным признаком выхода из кризиса, то для обыкновенного потребителя тот же показатель означает сильное похудение его кошелька. И он, потребитель, не согласен считать данный маркер положительным. Как бы его ни убеждали в обратном…

Однако забавно здесь не это. Вид «сверху» и вид «снизу» всегда расходились, и иначе быть не может по определению. А вот поведенческие инстинкты участников диалога «продавец/потребитель» в данной ситуации заслуживают особого разговора.

На заре пандемии (если здесь применимо такое определение) стало ясно, что одновременное скопление множества людей в одном месте – например, в супермаркете или в ресторане – чревато ускоренным распространением инфекции. И в результате придется, либо добровольно, либо в принудительном порядке, ограничить посещение подобных заведений. И лучший способ решения возникающей проблемы – интенсивное развитие такой отрасли индустрии сервиса, как доставка товаров и продуктов на дом.

Что, собственно, и произошло. Хотя произойти-то произошло, но как-то не очень…

Этой услугой наша семья начала пользоваться практически сразу, как только начался бум в этом сегменте. Не стану приводить название фирмы, которую мы выбрали – не хочу рекламировать её, хотя бы и косвенно, тем более что сегодня эта компания заслуживает скорее антирекламы. Но и с этим пока повременим: авось, исправятся…

Так вот: мало того, что цены на заказываемые через неё продукты растут – здесь, скорее всего, от доставщика ничего не зависит. Есть договор с конкретной торгующей сетью, а цена формируется даже не магазином. Но самое в данной ситуации непонятное – это ухудшение качества самой услуги.

Вот уже в течение достаточно длительного времени из недели в неделю стабильно сокращается ассортимент товаров, предлагаемых доставщиком для потребительской корзины. Причем «уходят» из перечня продуктов отнюдь не какие-нибудь экзотические свежие устрицы или лобстеры, а элементарные продукты – цветная капуста, например, или определенный вид кондитерских изделий. Причем – проверено! – в партнерском магазине весь этот «дефицит» наличествует в неограниченном количестве.

Правда, на интернет-странице, через которую мы и заказываем продукты, взамен отсутствующих товаров (повторюсь – уже стабильно несколько недель) иногда предлагаются якобы аналогичные. Но чаще всего получается, как в анекдоте: туалетной бумаги нет, можем предложить наждачную…

А когда и ноги не помогают?

В уже упоминавшейся передаче экономист советует: «У потребителя всегда есть возможность проголосовать против роста цен ногами: не покупать дорогую продукцию». Такой же принцип можно применить и в случае, когда вас не устраивает либо ассортимент, либо качество обслуживания, и никакой тут не бином Ньютона. Но меня в данном случае озадачивает другое.

Все озабочены падением доходов и ростом цен, особенно это касается как раз сферы сервиса.

И почему на этом фоне вдруг столь явно дает о себе знать атавизм советских времен, выражающийся в формуле «не хочешь – не бери!»?

5

Можно, конечно, поменять фирму. Но, во-первых, не факт, что другая окажется лучше. Зато почти наверняка факт, – что дороже. Да и вообще: у нас сервис для потребителя или потребитель – для сервиса?

А кстати о ценах. Уже много лет не могу получит вразумительный ответ: почему на всех эстонских заправках цены на моторное топливо одинаковы? Абсолютно не имеет значения, под какой вывеской оно продается, – цена нерушима, как когда-то дружба народов. А где же свободный рынок, конкуренция? В принципе налицо явный картельный сговор, но государство почему-то молчит, хотя закон предписывает вмешаться.

И что в таком случае мешает тем же крупным фирмам-организаторам доставки товаров на дом сговориться и устроить круговую поруку, установив свои тарифы и свои условия формирования ассортимента? Путающиеся у них в ногах Wolt и Bolt реальную конкуренцию составить не могут, поскольку их стихия – мелкооптовый или курьерский сегменты.

…Так называемый первый закон Чизхолма гласит: «Всё, что может испортиться, – обязательно портится». С этим тонким наблюдением трудно спорить. Однако Чизхолм не ограничивается констатацией очевидного и выводит из своего закона следствие: «Всё, что не может испортиться, – портится тоже».

А забавнее всего то, что продавец (неважно, товаров или услуг), выходя из круга своих прямых обязанностей, сам тут же превращается в потребителя. И начинает петь ту же песню: ах, как всё дорого, как всё неудобно, как всё плохо!..

Так и будем ходить по кругу? Или во сколько!?

НАВЕРХ
Back