ФОТО: Nadzeya.co.uk

После инцидента с принудительной посадкой самолета Ryanair в Минске Европарламент призвал европейские компании, работающие с Беларусью, воздержаться от новых инвестиций и напомнил им о соблюдении прав человека. Призывы белорусской оппозиции более категоричны: активисты добиваются ухода с рынка западных компаний, сотрудничающих с государственными предприятиями.

«Мы писали длинные, эмоциональные письма компаниям, сотрудничающим с белорусскими заводами. Мы кричали - посмотрите, как мучают и убивают простых людей, а вы работаете с государственными предприятиями!» - говорит Андрей.

Андрей, чье настоящее имя мы изменили по его просьбе, потому что он боится за безопасность оставшихся в Беларуси родных, говорит, что никогда не планировал всерьез заниматься активизмом.

Но теперь он, как и десятки других живущих за рубежом белорусов, обивает пороги офисов западных компаний и забрасывает их письмами, пытаясь добиться разрыва сотрудничества с «режимом Лукашенко».

Эту тактику белорусская оппозиция взяла на вооружение с начала массовых репрессий против несогласных с переизбранием Александра Лукашенко - в том числе среди работников белорусских предприятий.

Евросоюз - второй по величине после стран Евразийского экономического союза торговый партнер Беларуси. По данным Еврокомиссии, объем белорусского экспорта товаров и услуг в страны ЕС в 2020 году составил почти 7 млрд долларов, или чуть менее 12% ВВП страны.

В надежде лишить белорусские власти, а прежде всего силовые структуры, хотя бы части этих доходов противники Лукашенко пытаются привлечь внимание иностранного бизнеса к многочисленным арестам, избиениям и нарушениям прав человека со стороны силовиков.

Во главе этой кампании стоит Народное антикризисное управление (НАУ) - один из органов белорусской оппозиции, базирующийся в Варшаве.

«В нашей работе по давлению на режим мы всегда выделяли два типа давления: внутреннее и внешнее, - говорит в интервью Би-би-си глава НАУ Павел Латушко. - Во внутреннем давлении принимают участие сами белорусы, во внешнем - мы и наши партнеры, которые поддерживают стремление белорусского народа к демократии».

16 июня Евросоюз согласовал очередные санкции в отношении Беларуси - как ожидается, совет ЕС утвердит их на заседании в понедельник. Ожидается, что в список попадут государственные предприятия и частные компании, тесно сотрудничающие с режимом, а также лица, причастные к фальсификациям выборов, репрессиям и пыткам в отношении белорусов. Это будет уже четвертый пакет ограничительных мер, введенный после выборов в августе 2020 года, которые белорусская оппозиция и ЕС считают нелегитимными.

«Сколько политзаключенных еще погибнет в тюрьме, если не будут введены эффективные санкции, которые повлияют на режим? - продолжает Латушко. - Именно поэтому мы, не дожидаясь решения о санкциях от ЕС, вводим их сами, призывая компании не сотрудничать с кровавым режимом».

Акции протеста на заводе «Минскэнерго» ФОТО: AFP

Государственные телеканалы называют действия оппозиции «бессовестной атакой на своих», один из независимых профсоюзов рабочих эту тактику также не поддержал.

Да и результатов пока немного: крупнейшие западные партнеры белорусских компаний по-прежнему работают с ними, в лучшем случае обещая провести «независимые проверки» соблюдения прав человека на производствах.

«Не просто бизнес»

«Я часами сижу в телеграм-каналах белорусских компаний. Иногда смотрю ролики, из чего состоит БелАЗ [карьерный самосвал Белорусского автомобильного завода - одного из крупнейших производителей карьерной техники - Би-би-си], фактически "разбираю его на детали" и пишу поставщикам», - рассказывает активист Андрей.

«Мы смотрим, насколько критично [для властей] будет отключение того или иного источника финансов, и начинаем забрасывать эту компанию письмами», - говорит экономический эксперт НАУ Николай Прокофьев.

Один из наиболее частых адресатов - британский табачный гигант British American Tobacco (BAT). Несколько раз в месяц активисты выстраиваются в цепочку возле лондонского офиса компании с плакатами вроде «Бойкотируйте террористический режим в Беларуси» и «Ваша прибыль утопает в крови».

BAT - один из основных партнеров Гродненской государственной табачной компании «Неман», которая выпускает для него продукцию под десятками мировых брендов для продажи в Беларуси и экспорта в другие страны. Товар «Немана» также в больших объемах оказывается в Европе нелегально, и главными бенефициарами табачной контрабанды СМИ называли компании, связанные с Александром Лукашенко.

Как и на многих других белорусских предприятиях, в августе прошлого года более сотни работников «табачки» написали заявление руководству, в котором потребовали проведения новых выборов и прекращения насилия в отношении протестующих.

После этого, по словам активиста и бывшего работника предприятия Александра Куванникова, который в результате был вынужден уехать в Польшу, на заводе произошла «показательная порка»: с каждым работником «провели беседу», угрожая потерей рабочего места или увольнением родственников. Письмо с именами активистов, как говорит Куванников, передали в КГБ.

В своих письмах в BAT представители оппозиции ссылались на принципы «неизменной приверженности уважению прав человека и соблюдению международных стандартов», которые прописаны в кодексе корпоративной этики BAT для поставщиков.

На запрос Би-би-си в британской компании ответили, что партнерство с «Неманом» соответствует требованиям BAT Group, но пообещали принять «дополнительные меры»: «в отношении "БАТ Беларусь" пройдет комплексная проверка соблюдения прав человека». Оценка условий труда, согласно заявлению компании, должна будет проводиться третьей стороной.

Похожий ответ Би-би-си получила и во французской компании Michelin - одном из крупнейших мировых производителей шин, который сотрудничает с Белорусским металлургическим заводом (БМЗ).

Доля завода во всей валютной выручке Беларуси - почти 4%, а Европа - главный рынок сбыта для БМЗ (на нее приходится более 40%).

«Металлы - это одна из крупных статей экспорта в ЕС и источник выручки, - подчеркивает директор Центра экономических исследований BEROC Екатерина Боркунова. - Более того, валютная выручка - критический параметр для экономики Беларуси сегодня, валюта нужна для выплат по внешнему долгу, и любой удар по выручке будет очень чувствителен».

В феврале трое участников забастовки на предприятии получили реальные сроки лишения свободы по статье о грубом нарушении общественного порядка. В обращении к Michelin оппозиционеры называют происходящее на БМЗ «целенаправленным уничтожением любого движения в защиту прав рабочих».

Во французской компании сказали, что находятся в курсе происходящего в Беларуси и общаются с руководством БМЗ. Michelin также пообещал «независимый аудит» белорусского предприятия.

Чуть дальше пошли в норвежской компании Yara, которая отправила своего представителя в Солигорск, где находится ее партнер - один из мировых лидеров в производстве калийных удобрений, «Беларуськалий». Yara - один из крупнейших игроков на мировом рынке удобрений с представительствами в более чем 60 странах мира, включая Великобританию и Бразилию.

Работники белорусского предприятия рассказывали о масштабных репрессиях со стороны руководства и силовиков, некоторые члены забастовки были вынуждены бежать за границу.

Благодаря вмешательству представителей Yara «Беларуськалий» заявил о восстановлении в должности уволенных за участие в забастовке работников.

В НАУ, однако, продолжают требовать полного разрыва сотрудничества норвежцев с белорусской компанией. Оппозиция уверена, что это принесет плоды - именно промышленные предприятия, такие как «Беларуськалий», приносят Беларуси 93% валютной выручки.

«Доля калийных удобрений в экспорте товаров - 8,3% в 2020 году, - отмечает Екатерина Боркунова. - В 2019 году из 10,4 млрд [белорусских] рублей [4 млрд долларов] чистой прибыли в белорусской экономике 0,94 млрд рублей принадлежало "Белкалию"».

«Когда сотрудники "Беларуськалия" подвергаются уголовному преследованию, это не может быть просто бизнесом. Мы верим, что вы не дадите белорусам усомниться в вашей преданности европейским ценностям и верховенству прав человека», - говорится в письме, отправленном в министерство торговли, промышленности и рыболовства Норвегии, которое управляет долей в 36% Yara, принадлежащей норвежскому правительству.

В министерстве Би-би-си сказали, что общаются по этому вопросу с Yara, в Yara - что общаются с руководством «Беларуськалия». Ни в «Беларуськалии», ни в БМЗ, ни в «Немане» на просьбу о комментарии не ответили.

«Конвейер деструктива»

Одним из главных успехов своей кампании в НАУ называют отказ шведского государственного экспортно-кредитного агентства EKN страховать сделку между фирмой Siemens AB (один из нескольких шведских филиалов немецкого концерна Siemens) и белорусскими предприятиями «Минскэнерго» и «Брестэнерго».

Сделка о поставке газовых турбин была заключена в феврале 2020 года, а в августе - уже после того, как Швеция не признала победу Лукашенко и осудила репрессии, - EKN ее застраховала.

«Мы бились над этим вопросом достаточно долго, писали, звонили, но ничего не происходило, - рассказывает волонтер Народного посольства Беларуси (организации, представляющей интересы оппозиции за рубежом) в Швеции Дмитрий Виссерман. - Вдруг информация дошла до телеканала TV4, который взялся за это серьезно».

В результате внимания шведских СМИ EKN отказалась от страхования сделки, сославшись на «отсутствие необходимых условий для соблюдения прав человека в соответствии с международными нормами».

Среди других успешных примеров давления, по словам главы НАУ Павла Латушко, - приостановка членства Белтелерадиокомпании в Европейском вещательном союзе и лишение права Минска принимать Чемпионат мира по хоккею.

Контрабанда сигарет ФОТО: AFP

Кампания оппозиции не осталась без внимания белорусских государственных СМИ: ведущий телеканала «Беларусь-1» назвал активистов политическими спамерами и бездельниками, работающими на «конвейер деструктива».

«Когда стало очевидно, что госпереворот в Беларуси провалился окончательно, беглые горе-политики и их спонсоры создали целую сеть политических спамеров: именуют они себя беларусами замежжа (зарубежья - Би-би-си). На самом деле это примерно шесть сотен озлобленных товарищей, которые то ли от безделья, то ли от своеобразной любви к родине решили вредить Беларуси издалека», - говорил ведущий гостелевидения.

Против кампании НАУ при этом также оказались и независимые объединения работников белорусских предприятий: Белорусский конгресс демократических профсоюзов (БКДП), в частности, в марте заявил о своем «категорическом неприятии» кампании за уход норвежской Yara с белорусского рынка. По мнению профсоюзов, разрыв сотрудничества западных компаний с белорусскими предприятиями только усилит репрессии в отношении рабочих.

В успех оппозиционной тактики мало верят и аналитики.

«Понятно, что есть компании, для которых сейчас модно быть социально и политически ответственными - для таких компаний может оказаться неприемлемым иметь дело с режимом, который позволяет себе такой размах репрессий в отношении собственного народа, - говорит директор исследовательской программы по Восточному соседству ЕС и России Финского института международных отношений Аркадий Мошес. - Но, на мой взгляд, таких компаний меньшинство. Большинство же будет ждать политических решений на уровне своих правительств или ЕС, а эти решения, как мы видим, даются с огромным трудом».

Критикам, которые считают, что такая тактика еще сильнее подталкивает Минск в объятия Кремля, Мошес отвечает, что нынешняя Беларусь уже находится в настолько сильной макроэкономической и структурной зависимости от России, что ничего качественно нового случиться уже не может.

«Потери экономические могут быть, и в таком случае Кремлю их придется в какой-то степени Беларуси компенсировать», - подчеркивает Аркадий Мошес.

Беларусы на акции протеста в Лондоне ФОТО: Getty Images

Алексей Калмыков, корреспондент Би-би-си по вопросам экономики:

Давление на компании - дело сложное. Спросите защитников природы, борцов с изменением климата или антиглобалистов.

Бизнес руководствуется интересами владельцев, потребностями клиентов и правилами игры - их устанавливают власти. Из этих трех рычагов давления оппозиционным активистам реально доступен только первый - прагматичные капиталисты, и опосредованно третий - политики, избранные заботиться не о белорусах, а о своих гражданах.

Привести их в движение пикетами и твитами непросто.

Во-первых, говорят менеджеры и владельцы бизнеса, если не мы купим калийные удобрения или грузовик в авторитарном государстве, это сделают другие. Хуже того, они нам же потом перепродадут все это, но дороже. Наша прибыль окажется меньше, при том что товар - все тот же, да и валютная выручка авторитарного государства никак не уменьшится.

Во-вторых, конкуренция работает в обе стороны - и среди покупателей, и среди продавцов. Если не мы продадим авторитарному государству станок или технологию, думает бизнес, это сделают конкуренты. А если наш товар уникален, то купят через посредника и все равно продадут. В крайнем случае, купят аналог похуже.

За примерами далеко ходить не надо - достаточно вспомнить скандал с немецкими турбинами, которые Россия вывезла в Крым вопреки санкциям ЕС, введенным в наказание за аннексию полуострова. Немецкий концерн Siemens отказался от госзаказов в России и понес убытки. Но остался ли Кремль без света? Вернул ли Крым Украине? Прекратил ли давить на оппозицию? Таких новостей из России пока не поступало, зато журналистские расследования продолжают вскрывать крымские следы крупного международного бизнеса.

Акция протеста против сотрудничества с белорусским заводом БМЗ у здания Еврокомиссии в Варшаве, 10 июня 2021 г. ФОТО: Getty Images

Что же касается второго направления атаки - политиков, то оно эффективно только в странах, где власти и без того ограничивают контакты бизнеса с режимами, попирающими права человека. К китайскому или российскому посольствам с таким пикетом ходить бесполезно. А ЕС, как мы видим, и так вводит санкции. Другой вопрос, что даже ЕС признает - санкции призваны облегчить страдания народа, а не усугубить их. Как мы помним, даже в Советском Союзе разливали «Пепси-колу».

Однако опыт экологов и других активистов показывает, что вода камень точит. Со временем репутационные издержки принимают реальное денежное выражение, что вынуждает капитал считаться с новой реальностью и менять поведение. Правда, на это уходят годы.


Белорусский активист Андрей согласен с тем, что успехов у оппозиции пока мало, но других вариантов он для себя не видит.

«Я часто задавал себе вопрос: что делать дальше? Добиваться санкций от правительств, например - мы тоже работаем в этом направлении, - говорит активист. - Я каждый день стараюсь писать хотя бы одно письмо политзаключенному, это помогает мне осознать, что люди страдают больше. Отступать нельзя».

Не видит смысла останавливаться и глава НАУ Павел Латушко. «Я буду говорить и буду бороться до тех пор, пока тысячи белорусов не выйдут из тюрем, - говорит он о битве оппозиции за уход норвежцев с белорусского рынка. - Мы принудим Yara разорвать этот контракт, иначе мы потеряем веру в общечеловеческие ценности».

Принудительная посадка в Минске следовавшего из Афин в Вильнюс самолета Ryanair, которая закончилась задержанием оппозиционного журналиста Романа Протасевича и вызвала гнев Запада, была в некотором смысле подарком активистам, рассуждает Андрей: «К нашей теме появился огромный интерес, на который мы не могли надеяться. Вдруг мне стали отвечать на старые письма. Теперь у меня немного более оптимизма, что может кто-то все же разорвет отношения или хотя бы отравит им жизнь бесконечными аудитами».