Почему Путин постоянно пишет о войне?

Владимир Путин. ФОТО: Ramil Sitdikov

Президент России Владимир Путин 22 июня написал для немецкой газеты Die Zeit статью, посвященную 80-летию нападения Третьего рейха на СССР. В целом, он повторил там свои мысли, изложенные еще в прошлом году в статье для американского журнала The National Interest. Увлечение российского президента медийной колумнистикой могло бы выглядеть интересным, если бы оно всякий раз не сводилось к однообразной трансляции советских исторических мифов.

В нынешней России советская историография признана «единственно верной», а всякие сомнения в ней – едва ли не преступными, хотя историки других стран давно уже изучают более широкую картину событий тех лет. Но для российской власти и пропаганды «война началась в 1941 году», а предыдущие два года Второй мировой словно бы не замечаются, поскольку ломают удобные исторические шаблоны. По существу, это и есть буквальная фальсификация истории, в которой Кремль любит обвинять другие страны.

Из стран Балтии совершенно очевидно, что Вторая мировая война началась еще в 1939 году, после заключения известного советско-германского пакта, который разделил Восточную Европу между двумя тоталитарными империями. В середине июня 1940 года Молотов от лица Сталина поздравил Гитлера со взятием Парижа, и в те же дни – предъявил Эстонии и Латвии ультиматумы о введении советских войск.

Сегодня Путин вряд ли повторил бы это сталинское поздравление Меркель, а уж Макрону оно бы явно совсем не понравилось. Но с нынешними Германией и Францией путинский Кремль стремится сохранить взаимовыгодные связи – все-таки они главные европейские покупатели российского газа. А вот отношение нынешней России к Балтийским, и в целом восточноевропейским странам вернулось в эпоху сталинской геополитики – независимость этих стран с имперской точки зрения считается как бы не вполне «настоящей».

В своей статье Путин совершает любопытный исторический пируэт, проводя прямую параллель между 1941 годом и современным «расширением НАТО на восток». Интересно, как бы это оценили, например, в Великобритании? Как известно, в 1941 году Черчилль первым предложил военную помощь Сталину в условиях германского нападения. А вот годом ранее, когда Гитлер бомбил британские города, СССР это никак не осуждал, поскольку поддерживал союзнические отношения с Третьим рейхом. Но сегодня Великобритания как одна из ведущих стран НАТО фактически обвиняется в агрессивных замыслах по отношению к России.

В представлении Путина структура НАТО, похоже, ничем не отличается от советского военного Варшавского договора. Это в Варшавский договор Кремль мог включать разные государства, не особо интересуясь мнением их народов. А вот НАТО «расширяется» совсем по другому принципу – не по прихоти брюссельских генералов, а потому что сами страны подают заявки на членство в Альянсе. И причем – эти заявки обычно не сразу удовлетворяют. Хотя резкий рост интереса жителей разных стран ко вступлению в НАТО отмечается именно после российских агрессий против них – как в Грузии в 2008 году и Украине в 2014-м. Фактически получается так, что сама Россия, пытаясь удержать постсоветские страны в своей «зоне влияния», заставляет их народы искать защиту у НАТО.

После распада СССР прошло уже 30 лет, но Кремль продолжает жить в советской эпохе, причем по внутренней репрессивности и внешней агрессивности приближается именно к сталинским временам. Видимо, за эти 30 лет России трудно гордиться какими-то своими новыми глобальными достижениями, кроме экспорта сырья и оружия. Поэтому истоки гордости ищутся исключительно в прошлом, и сталинский СССР оказывается главным объектом для подражания.

В финале своей статьи Владимир Путин призывает Европу к восстановлению партнерских отношений. «Мы просто не можем позволить себе тащить за собой груз прошлых недоразумений, обид, конфликтов и ошибок», – под этой его фразой и я бы охотно подписался. Но проблема в том, что этот тяжкий груз прошлого он сам пытается перетащить в сегодняшний день. Судя по его статьям, российский президент ментально завис в эпохе Второй мировой войны, хотя Европа с тех пор уже существенно изменилась. Ту эпоху оставили историкам, и они продолжают спорить о ней – однако в России сталинская трактовка войны, судя по новейшим законам, объявлена абсолютно бесспорной и безошибочной.

«Нормальными» в нынешней России считаются и несменяемость кремлевского вождя, и фактический запрет оппозиции, и объявление других стран «недружественными». Но именно такая политика будет неизбежно порождать конфликтность официальной России и европейских стран. Современные европейцы с естественными для них гражданскими свободами вряд ли смогут найти общий язык с ремейком сталинской империи из прошлого века.

НАВЕРХ
Back