«Нет хорошей или плохой погоды, есть лишь хороший массаж в сильных и нежных руках Айво Петерсона!» Именно так рекламирует в соцсетях свои услуги мужчина, стремящийся стать президентом Эстонии, рассказывает репортер Elu24.

Для подписчиков Для подписчиков

Этот лозунг невозможно не заметить, и так я стала жертвой рекламы. Хотя можно было предположить, что очередь желающих попасть на массаж к кандидату в президенты бесконечно длинна, это все же не так. Я звоню Айво в четверг, и выясняется, что окошки у него есть хоть на следующий день. Сказано – сделано! Массаж в сильных и нежных руках забронирован, и пути назад больше нет.

На первый сеанс надо взять с собой 40 евро. «Потом будет уже значительно дешевле», - говорит Айво на другом конце телефона. Пользуясь возможностью, он интересуется, с какой проблемой я к нему обращаюсь. Вынуждена признаться, что у меня нет особых проблем со здоровьем, по крайней мере, таких, которые, по моему мнению, требуют решения. Отвечаю, что иногда болит спина – а у кого не болит? Особенно нижняя ее часть.

С утра у меня все еще нет малейшего представления о том, где именно находится массажный кабинет Петерсона. Отправляю ему сообщение, в котором спрашиваю точные координаты. Выясняется, что он работает рядом с Центральным рынком в Таллинне.

Прихожу на место, звоню снизу в домофон. На втором этаже в дверях массажного кабинета мне машет Айво, улыбка до ушей. Он просит меня присесть и задает вопросы о моем здоровье. «Твой анамнез останется у меня в голове», – смеется он.

Айво говорит, что в идеале массаж может вызывать какие-то чувства, но быстро поправляется: «Ощущения, конечно, ощущения!»

На вопрос, почему я к нему обратилась, я не могу ответить, поскольку еще прошлым вечером решила, что иду туда как обычный человек, чтобы опыт был как можно более натуральным. Вспоминается боль в спине, о которой говорилось по телефону, и я называю ее. «На самом деле, хотелось бы немного расслабиться», - говорю я массажисту.

Айво на это обещает мне ознакомительный массаж, в ходе которого должно выясниться, какие места моего тела нуждаются в особенном внимании. Что мне остается, кроме как согласиться? Кроме того, вдруг в будущем я смогу рассказывать о том, как президент лично мял мое тело.