Чтобы добавить закладку, вы должны войти в свой аккаунт на Postimees.
Войти
У вас нет аккаунта?
Создать аккаунт на Postimees

Привилегии для привитых от COVID-19: эстонские евродепутаты обсудили за и против

  • Ансип: несправедливо, если страна закроется из-за непривитых
  • Террас: некоторым нужен кнут или пряник, чтобы решиться на вакцинацию
  • Мадисон: создание европейского пузыря в принципе возможно
  • Кальюранд: дискриминация непривитых не оправдана
Летний музыкальный фестиваль. Иллюстративный снимок. ФОТО: Halfpoint/ Shutterstock

Привилегии для вакцинированных от коронавируса стали причиной горячих споров во всем Евросоюзе. Какой стратегии следует придерживаться Эстонии во время третьей волны и возможен ли у нас сценарий Франции, уже сейчас запретившей своим непривитым гражданам посещать общественные места? Об этом мы поговорили с эстонскими депутатами Европарламента.

Как быть с непривитыми?

Андрус Ансип, считающий успешную вакцинацию одной из главных предпосылок выхода из эпидемии, напомнил, что и ранее некоторые двери в Эстонии и ЕС были открыты только тем, кто вакцинирован, переболел COVID-19 или имеет на руках отрицательный тест.

Андрус Ансип. ФОТО: Tairo Lutter

«Во время предыдущих волн было невозможно вылететь из Эстонии или других государств-членов Европейского союза без отрицательного результата ПЦР-теста, свидетельства о вакцинации или справки от семейного врача, подтверждающей, что человек перенес заболевание. Несомненно, это ограничивало свободу передвижения людей, но в Европе эта мера считалась соразмерной с точки зрения предотвращения распространения вируса», - заявил он.

По словам Ансипа, по мере проведения вакцинации такие ограничения применялись к концертам, ресторанам и спортивным соревнованиям. «Вакцинированные (а также протестированные или переболевшие) стали получать дополнительные свободы, по сравнению с невакцинированными (или теми, кто не переболел или не сделал тест), в странах, в которых вакцинация проходила хорошо и вакцина стала доступна всем жителям, например, в Израиле и Великобритании», - говорит Ансип, добавляя, что в Мекку во время хаджа тоже попадут только привитые.

К настоящему моменту и в Эстонии препараты от COVID-19 доступны всем жителям в возрасте от 12 лет и старше. Как подчеркивает Ансип, в наших силах не только защитить тех, кто ввиду возраста не может привиться или же имеет противопоказания к вакцинации, но и не вогнать в очередной раз страну в изоляцию.

«Никто из нас ни хочет закрытия школ, магазинов, театров и прочего из-за тех, кто не захотел вакцинироваться. Это несправедливо по отношению к тем, кто привился», - считает евродепутат.

По словам Марины Кальюранд, как для Эстонии, так Европы и всего мира сейчас важно, в первую очередь, вакцинировать как можно больше людей. Для этого необходимо последовательно объяснять, насколько важна вакцинация, и находить подходящие способы мотивировать людей.

«Один из таких способов – предоставление более легкого доступа на мероприятия: и на свежем воздухе, и в помещениях. Подчеркиваю: у вакцинированных может быть возможность легче попасть на мероприятия, но я не считаю дискриминацию непривитых справедливой. Им тоже должен быть предоставлен доступ на те же мероприятия, в те же места и помещения, что и вакцинированным, но они должны предъявлять дополнительные справки, например, справку о перенесенном в течение последних шести месяцев коронавирусе, или негативный тест, сделанный не позднее 24, 48 или 72 часов», - объяснила Кальюранд.

Однако, по мнению Яака Мадисона, подобная ситуация все равно ведет к ограничению свободы передвижения для непривитых, и проблема не только в этом: «Установление подобных ограничений, когда в общественных местах, таких как магазин или ресторан, разрешено появляться только вакцинированным, может привести к опасной ситуации: в обществе людей разделяют на разные группы, что в будущем может привести к еще большей дискриминации. С конституционной точки зрения любые решения, ограничивающие основные права людей, должны быть уместными и пропорциональными для достижения преследуемой цели, и я считаю, что такие ограничения явно выходят за рамки этого».

Яак Мадисон. ФОТО: Remo Tõnismäe

Молодой политик сам давно привился и не видит для себя никакой угрозы в лице невакцинированных. «И я не понимаю утверждения о том, что для защиты здоровья других людей права невакцинированных должны быть ограничены. Если я сам вакцинирован, то я защищен. Эффективность вакцин составляет 90-95% и во всех редких случаях, когда вакцинированный человек все-таки заражается коронавирусом, болезнь у него протекает в легкой форме. Поэтому совершенно непонятно, почему мы должны ограничивать права невакцинированных людей при посещении, например, кафе или кино, если вакцинированные защищены», - недоумевает Мадисон.

Он добавил, что вакцинация — дело добровольное, и если человек принципиально не хочет прививаться, это его свободный выбор, то есть он сознательно берет на себя риск, что может заболеть: «Поэтому я не считаю разумным начинать что-либо запрещать или раздавать приказы, а для увеличения числа вакцинированных необходимо как можно понятнее объяснить общественности, почему польза от вакцины превышает возможные побочные эффекты и нанесенный вирусом ущерб здоровью».

Мотивация по-французски

Но, к сожалению, не всегда разъяснения, уговоры, просьбы и предложения действуют на сознание людей и способствуют ускорению темпов вакцинации. Порой эффект имеют только жесткие меры. Например, во Франции рекордные 1,7 миллиона человек всего за сутки записались на вакцинацию после того, как 12 июля президент Эмманюэль Макрон объявил о введении ограничений для невакцинированных. А именно, с 21 июля попасть в кинотеатры и концертные залы, а также на фестивали можно будет только при наличии цифрового паспорта здоровья, подтверждающего факт вакцинации или недавно сделанного ПЦР-теста.

Как отметила Кальюранд, хотя решение Макрона и критиковали, фактом остается то, что оно принято своевременно.

«Это значит, что у людей остается время на вакцинацию, и это не является дискриминацией в отношении невакцинированных, - уверена она. - Считаю, что эстонское правительство могло бы тоже принять подобное решение, а коммуникация с людьми должна была бы происходить своевременно и с помощью правильных каналов. Мне не кажется, что страница премьер-министра в Facebook является наиболее верным источником для передачи официальной информации правительства»

«Также важно, чтобы ответственные за вакцинацию политики, члены научного совета и чиновники передавали одинаковую информацию. Сейчас смешаны официальные и личные мнения, официальные решения и предложения относительно возможных решений и т.д.», - добавила она.

Рихо Террас в свою очередь поделился наблюдением, что летом у многих людей исчезло чувство опасности и они не считают важным вакцинироваться: третья волна кажется такой далекой. «На примере Франции: там приняли решение, что для того, чтобы попасть во многие места, нужна вакцинация, а тестирование становится платным - и через несколько часов люди помчались прививаться. Некоторые просто не сделают никаких телодвижений в сторону вакцинации без кнута или пряника — нужно что-то, что заставит их действовать, чтобы парализовать распространение вируса. На самом деле, цель состоит не в том, чтобы ограничить свободу передвижения людей, просто важно избежать ситуации, когда приходится вводить много жестких и касающихся всех людей ограничений, так как ситуация опять вышла из-под контроля», - заявил Террас.

Рихо Террас. ФОТО: Erakogu

По его оценке, везде вакцинация идет слишком медленно, ведь практически нигде не удалось привить 70% населения для достижения коллективного иммунитета. «Франция только-только приняла это решение, то есть в течение следующего месяца станет понятно, есть ли от него польза. Главная ошибка заключается в том, что представители власти ждут, что люди сами придут на прививку. Около 10% населения пришли, но до остальных надо самим добраться: вакцина должна стать еще ближе к людям. На крупных мероприятиях должны быть вакцинационные палатки, должно быть больше вакцинационных автобусов — вакцинация должна быть там, где собирается много народа. Я считаю, что это значительно повысило бы долю привитых, а затем пришлось бы еще подумать, как быть дальше», - добавил Террас.

Андрус Ансип тоже полагает, что в вопросе вакцинации нужно мыслить максимально широко. «Я не согласен с теми, кто не считает приоритетом вакцинацию молодежи от 12 лет и старше. Например, в Испании дельта-штамм сейчас особенно распространен среди молодежи. Но то, что молодые люди переносят заболевание легче, чем пожилые, конечно, правда. Но и дети умирали от этого заболевания, и коронавирус может нанести долговременный или необратимый ущерб их здоровью. Например, о тяжелом постковидном мультисистемном воспалительном синдроме уже опубликовано несколько статей. Нередки также случаи, когда у молодых людей вкусовые рецепторы не восстанавливаются и спустя шесть месяцев после заболевания. То, что человек больше не чувствует правильного вкуса еды, - не мелочь. Ощущение «неправильных» вкусов означает существенное снижение качества жизни, что в числе прочего может спровоцировать серьезные психические проблемы», - заявил политик.

Также он не согласен и с теми, кто считает важным лишь то, чтобы наша больничная сеть выстояла во время новой волны заболевания: «Финское государство нисколько не интересовало, справится наша больничная сеть или нет. Ограничение на въезд в Финляндию для нас ввели в соответствии с нашими показателями заболеваемости. Точно так же поступали и другие страны, включая Эстонию. Если заражаемость в Эстонии будет расти, мы вновь окажемся в изоляции. А это означает угасание многих отраслей, например, пассажирских перевозок, отельного или ресторанного бизнеса, а также потерю рабочих мест в этих секторах. Поэтому было бы неправильно измерять успех борьбы с коронавирусом только по устойчивости больничной сети. Поможет лишь вакцинация».

Каждый за себя

Должна ли у Евросоюза быть единая позиция в вопросе предоставления наибольших свобод вакцинированным? По мнению членов Европарламента от Эстонии, это нереально.

«Здесь каждая страна должна быть самостоятельной, так как имеется много различных факторов: культурных, демографических, географических: например, плотность населения, которая может быть определяющей в том, насколько доступна вакцина людям и насколько частыми могут быть их контакты между собой. Европейский союз не должен грубо и поспешно регулировать дела с большим количеством нюансов», - считает Террас.

«Было бы идеально, если бы в Евросоюзе действовали единые правила и требования в отношении вакцинированных. На практике этого сложно достичь, поскольку некоторые страны вводят необоснованные ограничения, объясняя их защитой здоровья населения. Один из последних примеров — Финляндия, чьи касающиеся поездок ограничения были непропорциональными и необоснованными. До тех пор, пока в ЕС нет единой позиции и единой практики, очень важно своевременное информирование, чтобы люди знали, какие требования, ограничения или послабления действуют в конкретных странах», - говорит Кальюранд.

«Будучи сторонником суверенитета, я твердо уверен, что область здравоохранения находится в компетенции государств-членов в соответствии с базовыми договорами Европейского союза. Поэтому я очень поддерживаю то, что каждая страна сама принимает решения», - добавил Мадисон, подчеркнув, что не собирается хвалить или критиковать Францию за их внутренние дела, но, безусловно, в Эстонии он таких решений видеть не хочет.

Вместе с тем, по словам Мадисона, если бы государства-члены пришли к соглашению относительно условий, то, в принципе, можно было бы создать европейский пузырь по примеру балтийского.

«На тему балтийского пузыря я проводил также академическую исследовательскую работу, в результате которой выяснилось, что юридически балтийский пузырь противоречил правам Европейского союза, так как возникала дискриминирующая ситуация для граждан других государств-членов», - заявил Яак Мадисон.

«Основанием для свободного передвижения между тремя странами было только то, что человек должен быть жителем Эстонии, Литвы или Латвии, и это создало ситуацию, когда право на свободное передвижение неоправданно ограничивалось, например, для польских или финских граждан, - продолжил он. - Поэтому хотя балтийский пузырь и можно было бы восстановить на политическом уровне, как это делалось раньше, юридически это может противоречить законодательству Европейского союза. В то же время европейский пузырь можно создать, если согласятся все государства-члены».

Террас считает неразумным сейчас восстанавливать балтийский пузырь, поскольку, например, Латвия значительно отстает по числу вакцинированных как от Литвы, так и от Эстонии. «О пузырях можно говорить лишь тогда, когда большая часть людей вакцинирована — ограничения являются временным облегчением, а не решением. Государства-члены Европейского союза должны, прежде всего, сосредоточиться на сути проблемы, то есть на парализации распространения вируса и вакцинации, а не думать о способах все время откладывать проблему и прокатиться на гребне нарастающей волны», - отметил он.

Ошибки Эстонии и Евросоюза

Ходом вакцинации как как в Эстонии, так и в ЕС евродепутаты недовольны.

«Самая большая ошибка при вакцинации в Европейском союзе заключалась в том, что экспорт вакцин в третьи страны начался до того, как граждане ЕС смогли начать прививаться сами. Также была серьезная проблема с бюрократией, которая не давала быстро и эффективно вакцинировать всех, кто желает, - напоминает Мадисон. - К сожалению, в Эстонии были допущены фундаментальные ошибки, когда не был задействован частный сектор. Ненормально, когда, например, Tallink сам предлагает возможность осуществлять вакцинацию на судах, но государство блокирует это под глупыми предлогами. И только тогда, когда в СМИ поднимается скандал, они начинают шевелиться. Также совершенно неприемлемо, если государство несет убытки в размере трех миллионов и 100 000 доз вакцины вылетают в трубу по чьей-то вине, но никто за это не отвечает».

Марина Кальюранд. ФОТО: Tairo Lutter/Postimees/Scanpixs Baltics

Кальюранд обеспокоена уровнем вакцинации в Эстонии больше, нежели в ЕС. «К сожалению, по темпам вакцинации Эстония занимает одно из последних мест. Достойно сожаления, что нужный момент мы проспали — он был тогда, когда люди хотели вакцинироваться и часами сидели в очередях на регистрацию. Сейчас эта заинтересованность существенно уменьшилась и крайне важно достучаться до каждого невакцинированного человека: при помощи рекламы, разъяснительных статей или семейного врача. Увы, правительство до сих пор не смогло запустить рекламную кампанию. Ошибочными были и методы, с помощью которых пытались охватить людей (пожилые люди не следят за информацией в социальных сетях настолько же активно, насколько это делает молодежь), и коммуникация (много противоречивых мнений), и слабые дигитальные решения (люди часами ждали в очередях в дигирегистратуре)», - описала она ситуацию в стране.

Таким образом, у Кальюранд создается впечатление, будто у правительства отсутствует четкая цель и понимание, как достичь этой цели: «Это очень прискорбно, поскольку рискуют человеческими жизнями и здоровьем, также над обществом может нависнуть угроза очередного локдауна, если осенью придет третья волна пандемии, а темпы вакцинации по-прежнему останутся слишком медленными».

НАВЕРХ
Back