Чтобы добавить закладку, вы должны войти в свой аккаунт на Postimees.
Войти
У вас нет аккаунта?
Создать аккаунт на Postimees

Выкраду вместе с Касперским

Марианна Тарасенко. ФОТО: Erakogu

С того, что наша жизнь становится все более виртуальной и пандемия была этому в помощь, даже как-то неловко начинать – тоже мне откровение. Точно так же неудобно напоминать, что загрузка человеческих личных данных в Сеть – дело далеко не добровольное. И вот в этой самой Сети, как в пресловутой маленькой корзинке, есть всё: ленты, кружево, духи, ботинки, помада... Плюс многое другое. Беда в том, что эту корзинку периодически грабят.

Вчера нам сообщили, что некий злоумышленник скачал из базы данных удостоверяющих личность документов фотографии 286 438-и человек: на 286 439-ом его поймали то ли за руку, то ли за ухо. И теперь специалисты пытаются установить причину, «позволившую манипулировать механизмом контроля системы фотографий». Ну, борьба искусственного интеллекта с естественным длится давно, и удача посещает обе стороны попеременно, а на какой в итоге остановится, еще неизвестно.

Было – стало

Как неизвестно и то, на кой ляд этому нехорошему человеку потребовались наши снимки – ладно, если чисто по приколу пририсовать к ним в фотошопе усы и бороды, а если с преступными намерениями? И вспомнились мне бессмертные строки Александра Галича:

Ой, ну что ж тут говорить, что ж тут спрашивать?

Вот стою я перед вами, словно голенький.

Да, я с Нинулькою гулял с тетипашиной,

И в «Пекин» ее водил, и в Сокольники.

Поясок ей подарил поролоновый

И в палату с ней ходил в Грановитую.

А жена моя, товарищ Парамонова,

В это время находилась за границею.

А вернулась, ей привет — анонимочка:

Фотоснимок, а на нем — я да Ниночка!..

Это как же раньше добрым людям было трудно! Прикиньте сами: мужа ответственной работницы выследи, в магазин женского белья его сопроводи, по ресторанам, паркам и музеям за прелюбодеями побегай, сфотографируй их непродвинутым фотоаппаратом, снимок напечатай, анонимку напиши, фото приложи – и все это отправь. Титанический труд! И как просто теперь: Нинулька сама выложит в соцсети и поролоновый поясок, и тухлое яйцо из «Пекина». Доброжелателю останется только сделать пару кликов – и товарищ Парамонова все поймет без слов.

Ну ладно, это в быту, а милиции-полиции каково было? Сколько ног оттаптывали оперативники, чтобы собрать информацию, сколько людей им расспрашивать приходилось, скольких свидетелей искать, в скольких архивах и паспортных столах рыться… Теперь же им в помощь и электронные базы сухих данных, и эмоциональные признания в соцсетях, и камеры слежения, и даже лучший друг человека – мобильный телефон (предатель) – все о твоих перемещениях в лучшем виде расскажет. И очень меня веселят строчащие на смартфоне посты о том, как в процессе вакцинации вживляется чип. Очнись, приятель, вот он, твой чип – у тебя в руке. Держи его крепче.

А сколько сил нужно было приложить, чтобы узнать о состоянии здоровья человека, в той ситуации, когда это не твое дело? Это или с сотрудницей регистратуры договаривайся, или с каждым из десяти врачей (и то, не факт, что нужного не упустишь), а поди договорись с таким количеством народа… Медицинские карты из поликлиник выкрадывали, во до каких ужасов доходило!

Человек под микроскопом

Теперь же все мы не словно, а действительно голенькие – со всеми нашими погашенными судимостями, воспалениями коленных чашечек, детскими фотографиями на горшках и таким, о чем мы и сами не помним. Никто о нас ничего якобы не знает ровно до того момента, пока не потребуется узнать. И есть структуры, которые узнают на раз-два. И есть люди, которые – как только ты начнешь кому-то мешать – будут готовы платить за то, чтобы узнать всё. И не надо сотрудницу регистратуры и паспортистку шампанским поить, не надо никуда ездить и бегать: надо просто обратиться к нужному человеку. К хакеру, например. А еще порой встречаются, к сожалению, у нас (и везде) кое-где такие люди, которые имеют доступ к чужим данным и за определенную сумму готовы поспособствовать.

А еще существует человеческий фактор. Работал кто-то с базой данных работал, трудился, весь в поту лица и мыле тела, – и вдруг устал. Или локтем клавиатуру задел. Или с мышью поссорился. И – ба-бах – внезапно о тебе узнают даже те, кому было совсем неинтересно. Что-то подобное у нас недавно тоже происходило, насколько я помню.

Но и сами мы молодцы. Например, можем сфотографироваться голышом и разослать снимки десятку лучших друзей, а потом с кем-то из них поссориться и запариться объяснять уже внукам, что это просто человек, похожий на дедушку. А то напишем в соцсети что-нибудь эдакое (потом, может, даже и удалим, но ничто в соцсети не проходит бесследно) или в интервью ляпнем – и лет через двадцать с гаком прилетит нам ответка, как только что произошло с композитором церемонии открытия Олимпиады в Токио. И будешь ты подавать в отставку, публично приносить извинения и душевно благодарить за критику.

Но ляпать или не ляпать – дело сугубо добровольное, а что делать нам, чьи личные данные надежно опутаны Мировой паутиной без нашего согласия? Закон защищает их настолько, что иногда смешно становится, но при этом «строго засекреченные» сведения регулярно то просачиваются, то утекают, то обрушиваются тропическим ливнем.

Нам хорошо. Никакого избытка бумажных справок не имеем, по фотосалонам и банкам не бегаем, CV и фотографии по интернету отправляем, анкеты там же заполняем, а если, например, кому-то вдруг приспичит полюбоваться рентгеновским снимком собственной левой руки – какие проблемы? Заходи в дигилугу и любуйся дни и ночи напролет. Зато это ни в жизнь не удастся сделать находящемуся на удалении специалисту, которому ты просто жаждешь показать эту красоту, но закон не разрешает. Ему не разрешает, а через неделю все твои красивенькие косточки и почки в разрезе – вместе с результатами анализов крови и, пардон, мочи – вполне могут обрушиться на головы граждан, совершенно в них не заинтересованных.

Плата за услуги

Зато, говорят, свобода. Почему свобода? Ну как же, время-то освободилось! Раньше бы бегал, ездил и в очередях стоял... А я скажу, что это не свобода, это оптимизация процессов и выгоды одной стороны и поощрение лени и неподвижности другой стороны. Ну, как телевизионный пульт. Раньше за вечер так наскачешься, – то программу переключить, то звук или цвет отрегулировать, то антенну поправить – что и жирок не завяжется.

Сейчас же мы сидим-лежим, а вокруг нас все само крутится: работа работается, совещания проводятся, продукты доставляются, посуда моется, белье стирается. Комбайны и кофеварки жужжат и стрекочут, а домочадцам, лежащим в других комнатах, вы звоним по телефону. О дровах и воде из колодца вообще молчу. Ну а лишний вес, землистый цвет лица, больные спины и прочие геморрои, в том числе и в виде утечек – это просто плата за удобства.

Предлагаю ли я вернуть все как было? Нет, я тоже ленивая. Но если сбрасывать лишние килограммы и обретать здоровый цвет лица мы можем на лесной тропинке, то с утечкой данных мы не можем поделать ровным счетом ни-че-го. На каждый антивирус появится новый вирус, на каждую программу найдется хакер и на каждого неподкупного отыщется толстый кошелек. Те, кому действительно есть что скрывать, знают, что делать… наверное. Ну, отказываются же люди по роду определенных занятий от смартфонов. Но с гипотетической возможностью того, что их фотография украсит статью «Как избавиться от глистов за два дня» или «Миллионер из Эстонии советует скупать пуговицы» придется смириться и им. Как и с тем, что когда о них действительно нужно будет что-то узнать, те, кому нужно, обязательно узнают.

А нам, простым смертным, надо просто расслабиться и взглянуть на жизнь философически: это наша новая реальность, причем день ото дня она будет становиться все новее и реальнее. Поэтому терпим и улыбаемся – от нас ничего не зависит. Ну разве что всякий раз, когда мы соберемся что-то написать или переслать, даже по самым защищенным каналам, можно хорошенько подумать: а оно нам надо?

НАВЕРХ
Back