Люди всегда хотят того, чего не могут, а в Таллинне долгое время жить у моря было невозможно, пишет Postimees.

Для подписчиков Для подписчиков

Развитие приморского района Таллинна обсуждалось еще в советское время, вспоминает директор Музея архитектуры Трийн Ояри, но кроме Горхолла и новых зданий в Пирита, построенных к Олимпийским играм, ничего особенного не появилось.

Вся береговая линия входила в запретную зону, и когда наступила свобода, особенно в 1990-х годах, проектирование выхода к морю стало возможным. «Особенно в районе Старого порта было проведено множество архитектурных конкурсов, и на берегу было спроектировано новое сердце города», — говорит Ояри. Однако большого и продуманного градостроительного плана тогда и не родилось. «Земля продавалась по частям, и прошло почти 25 лет, прежде чем на берегу моря в центре города были установлены первые подъемные краны».

Она подчеркивает, что, хотя до сих пор «отдельные жилые дома с видом на море» строились в Рокка-аль-Маре или «были пристроены, например, к пляжному зданию в Пирита», в последние годы основное внимание уделялось участку береговой линии от Старого порта до Ноблесснера. «Первый многоквартирный дом (AB Pluss), построенный в 2017 году в гавани Ноблесснера, считался самым первым домом у воды в Эстонии, и началось: на берегу начали делать деньги», — говорит Ояри.