Мигранты наводняют Литву: стоит ли вести диалог с Лукашенко и чем может помочь Путин?

Взгляд эстонских евродепутатов
Ольга Лебедева
Мигранты наводняют Литву: стоит ли вести диалог с Лукашенко и чем может помочь Путин?
Facebook Messenger LinkedIn Telegram Twitter
Comments 29
Мигранты в Литве.
Мигранты в Литве. Фото: MINDAUGAS KULBIS
  • Тоом: в случае Белоруссии можно было бы действовать через Россию
  • Паэт: важно работать со странами, из которых иммигранты летят в Белоруссию
  • Террас: сейчас режим Лукашенко ест сам себя

Непростая ситуация с нелегалами на белорусско-литовской границе вынуждает страны Балтии принимать меры и готовиться к различным сценариям развития событий. О том, стоит ли для разрешения кризиса пробовать сотрудничать с Белоруссией или, может быть, даже с Россией, и не грозит ли Эстонии такой же наплыв беженцев, мы поговорили с эстонскими евродепутатами.

По словам Яны Тоом, сейчас никто до конца не понимает, как разрешить ситуацию на белорусско-литовской границе: что называется, знал бы прикуп – жил бы в Сочи.

«Говорить о кризисе я все-таки не стала бы, потому что слова "кризис" и "мигранты" рядом отсылают нас к 2014 и 2015 годам, а цифры несравнимы: несколько тысяч сейчас и более полутора миллионов тогда. Хотя и несколько тысяч мигрантов для Литвы – которая в 2015-2017 годы обязалась принять 1100 мигрантов из Греции и приняла в итоге лишь половину от этого числа (а, скажем, тогдашний премьер Альгирдас Буткявичюс говорил, что Литва готова принять 30-40 беженцев, не более), – видятся, наверное, какой-то глобальной катастрофой», - сказала Яна Тоом.

Яна Тоом.
Яна Тоом. Фото: Mihkel Maripuu / Postimees

«Решить проблему, построив забор – как я тут прочитала, четырехметровый и с колюче-режущей проволокой сверху, – вряд ли получится: протяженность границы Литвы и Белоруссии – 678 километров. Такой забор – это долго, дорого, и очень плохо выглядит, потому что, хотим мы этого или нет, равняет ЕС с США эпохи Трампа и его идеей фикс построить стену на границе с Мексикой, - продолжила она. - ЕС выглядеть плохо не хочет и уже заявил, что финансировать стены и заборы Брюссель не будет. Но даже если Литва найдет деньги, к тому времени, когда стену достроят, беженцев, возможно, будет уже очень много: Лукашенко сидеть сложа руки ведь не станет».

Значит, по словам Яны Тоом, единственный выход – дипломатический. «Но именно с подачи Литвы ЕС отрезал все возможности для этого. Какие могут быть переговоры с нелегитимным президентом? Такой фарш провернуть назад сложно, и я сильно удивляюсь литовцам – хотя бы некоторые из них застали советские времена и должны были понимать, с кем в лице Лукашенко имеют дело. Было вполне предсказуемо, что батька будет мстить, и месть его будет изобретательной», - подчеркивает она.

Член Европарламента Урмас Паэт предлагает ЕС общаться со странами, из которых иммигранты отправляются в Белоруссию, чтобы прекратить авиарейсы в эту страну.

«Примером того, как работает единая внешняя политика ЕС, является то, что под давлением ЕС Ирак объявил о прекращении полетов в Минск. Также следует работать с новыми потенциальными странами отправления, из которых Лукашенко пытается организовать полеты иммигрантов», - уверен евродепутат.

Урмас Паэт подчеркивает, что Европейский союз должен действовать сообща: «Важно оказать давление на Белоруссию, чтобы она прекратила гибридную войну. Большое значение имеет также сотрудничество на уровне Совета Безопасности ООН и в НАТО».

По словам евродепутата Рихо Терраса, важно понимать, что происходящее на белорусско-литовской границе — это организованная Александром Лукашенко атака против Литвы, поэтому ЕС необходимо действовать путем усиления контроля за санкциями.

«Специальные авиарейсы из Ирака в Белоруссию; палаточные лагеря, созданные Белоруссией на границе с Литвой; кадры того, как белорусская погранслужба помогает беженцам перелезть через литовский пограничный забор... Здесь нет сомнений, что речь идет о скоординированном и целенаправленном нападении. Обычно Белоруссия - не та страна, которую беженцы используют, чтобы попасть в Европу», - объясняет Рихо Террас.

«Это означает, что западные страны должны еще сильнее усилить контроль над санкциями. Лукашенко, вероятно, уже в какой-то степени чувствует влияние приближающихся санкций, поэтому он предпринял такие меры против Литвы, но давление нужно усилить еще. Это должны быть целенаправленные санкции против диктатора и его окружения», - говорит политик, добавляя, что Литве также необходимо серьезно рассмотреть предложение о применении статьи 4 НАТО, ведь цель Альянса — оказать поддержку в таких ситуациях и вместе найти решение.

Сотрудничество с Белоруссией Рихо Террас исключает: «С сегодняшним белорусским режимом нельзя вести переговоры. Если западные союзники будут скоординированно работать в вопросе введения санкций в отношении Белоруссии и обеспечения безопасности на литовской границе, режиму Лукашенко станет трудно проводить какие-либо атаки».

«Сейчас режим Лукашенко ест сам себя. Начавшиеся в прошлом году беспорядки, сохраняющееся диссидентство и в качестве ответной реакции уничтожение этого диссидентства, бегство спортсменов, разжигающая насилие пропаганда по национальному телевидению — Белоруссия все больше напоминает парию. Однако заглушить голос белорусов не так-то просто, поскольку хватка режима не такая уж и железная, как любит воображать Лукашенко», - добавляет Рихо Террас.

Рихо Террас.
Рихо Террас. Фото: Gert Tali

По его мнению, самое важное — единство и поддержка на уровне ЕС. «Во-первых, это поможет Литве более эффективно достичь своих целей. Во-вторых, это покажет Белоруссии и белорусам в целом, что мы едины: это должно их испугать и заставить задуматься, имеет ли смысл нападать на кого-то одного, потому что ответная реакция будет идти с разных сторон. Это и есть профилактика: чтобы такие реакции были больше не нужны», - уверен Рихо Террас.

Яна Тоом полагает, что на Белоруссию можно было бы воздействовать через Россию: «Когда у Эрдогана оказался козырь в виде мигрантов, идущих в Европу, Брюссель наступил на горло собственной песне: ради внутренней безопасности мы платим Турции миллиарды евро за то, чтобы та держала мигрантов у себя. В отличие от Турции, которая сама по себе, с Белоруссией у нас есть и другой ход: переговоры с Россией, которая, как все понимают, оказывает на Лукашенко огромное влияние».

«Но, опять же, именно страны Балтии настраивают против себя Россию – долго и упорно. Когда Меркель и Макрон говорят о необходимости разговаривать с Россией в принципе, Эстония, Латвия и Литва встают в позу и говорят категорическое „нет”. Мы сами себе отрезали все пути к решению проблемы. И чего мы теперь хотим? Если рассуждать прагматически, такие демарши мы могли бы себе позволить, если бы выступали с позиции силы. Но как раз силы, чтобы принудить Лукашенко поступать так, а не иначе, у нас и нет», - добавляет Яна Тоом.

По ее словам, парадоксальным образом то, что творит Лукашенко, играет на руку тем в ЕС, кто переговоров с Россией все-таки хочет: потому что становится ясно, что иначе – никак. «Это своего рода геополитическая встряска, и если говорить о помощи Литве со стороны Эстонии и Европы, эта помощь и была бы самой эффективной – встать на путь переговоров, пока это еще возможно. Еще мы можем забрать часть беженцев к себе, но что-то я сомневаюсь, что у нас найдутся политики, которые будут за это, особенно если посмотреть на рейтинги EKRE. Можно дать Литве побольше колючей проволоки и денег на постройку стены, но, повторю, это не выход. Ничего другого мы сделать не можем – не станет же Эстония объявлять Белоруссии войну с целью принести туда мир и демократию, как США в Ирак и Ливию. И мы не США, и в Европе никто такого не допустит», - объяснила евродепутат.

По мнению Урмаса Паэта, Европейский союз, включая Эстонию, должен оказать Литве всестороннюю поддержку как в плане техники и людей, так и в рамках дипломатической деятельности. «Также при необходимости ЕС должен предоставить Литве финансовую помощь, например, для того, чтобы страна смогла построить свою физическую границу», - сказал он.

Урмас Паэт.
Урмас Паэт. Фото: Sander Ilvest

Какова вероятность того, что наплыв мигрантов скоро будет наблюдаться и в Эстонии? «В любом случае следует быть готовым к такому сценарию. И Эстония является пограничным государством Европы», - отмечает Урмас Паэт.

Рихо Террас также не исключает такой возможности: «Это вполне вероятно, поскольку, по всей видимости, к организации и финансированию происходящего на белорусско-литовской границе приложил руку и Путин. Он прощупывает почву - как реагируют европейские страны. Россия и ранее применяла подобную тактику, например, на норвежской границе, поэтому речь не идет о чуждых им методах».

Как отмечает Рихо Террас, вероятность того, будет ли в Эстонии также наблюдаться приток нелегалов, зависит от двух вещей. «Во-первых, от того, как западные страны разрешат нынешнюю ситуацию на литовской границе. Если решение будет беззубым, это будет знаком для диктаторов Белоруссии и России и организации подобных атак против Эстонии действительно можно ожидать. А во-вторых, от того, как Эстония сейчас планирует подготовиться к предположительным атакам. Если наше правительство активно приступит к строительству и охране сухопутной границы и принятию законов, которые позволят таким нелегалам немедленно возвращаться в ту страну, откуда они прибыли, это может быть довольно эффективным сдерживающим фактором, поскольку организация такого нападения не будет очень действенной», - объяснил член Европарламента.

Яна Тоом в свою очередь сомневается, что Эстония станет привлекательной для беженцев. «Пока что мигранты содержатся в Литве в лагерях, но уже оттуда бегут. Прибегут ли они в итоге в Эстонию, которая холоднее и не шибко богаче Литвы? Не думаю. Если уж бежать, то в сторону Германии. Так что наплыв мигрантов у нас наблюдаться не будет. Зато, я уверена, будет наблюдаться усиление антимигрантских настроений. Не использовать такой повод некоторые политики просто не смогут – физиологически», - сказала она.

«И еще одно: меня очень тревожит, что обсуждение ситуации на литовской границе в наших СМИ как бы лишено человеческого измерения — это просто некие нелегалы, не имеющие лиц. Один мой коллега договорился до того, что назвал их "биологическим оружием Лукашенко", что уже просто ни в какие ворота не лезет. Между тем, с белорусско-литовской границы поступают очень тревожные вести: с начала года задержано более 4000 мигрантов, многие больны COVID-19. По словам замминистра внутренних дел Сигиты Шчаевене, больных изолируют на погранзаставах. Что это значит? Ничего хорошего. По словам той же Шчаевене, "ситуация сложная, потому что на заставах они живут в палатках, и у нас есть проблема с тем, что мы решаем, как с ними быть, чтобы ковид не распространялся". Помогут ли тут предложенные Эстонией километры колючей проволоки, вопрос риторический», - заключила Яна Тоом.

Ключевые слова
Наверх