Чтобы добавить закладку, вы должны войти в свой аккаунт на Postimees.
Войти
У вас нет аккаунта?
Создать аккаунт на Postimees

Раннут – Блинцовой: в эстонские школы надо принимать только талантливых русских
Блинцова – Раннуту: вы махровый националист

  • Раннут: русские школы выпускают брак
  • Блинцова: госпрограмма не требует говорить без акцента
  • Раннут: треть учителей русских школ – это проблема
  • Блинцова: я не против квот для чиновников и политиков

Два взгляда на будущее муниципальных учреждений и иноязычного образования в Таллинне представили в предвыборной студии Rus.Postimees кандидаты от партии «Отечество» и избирательного объединения «Народный Союз».

В прямом эфире встретились кандидат «Отечества» (Isamaa) на пост вице-мэра по защите эстонского языка, бывший глава Языкового департамента Март Раннут и представитель избирательного объединения «Народный Союз» (Narodnyi Sojuz), член правления НКО «Русская школа Эстонии» Алиса Блинцова.

Выдержки из беседы:

– «Отечество» выходит на выборы с планом защиты эстонского языка в Таллинне. От кого и от чего его нужно защищать?

Март Раннут: – У каждого человека есть много врагов, вот и в этом деле много врагов.

У эстонского языка много врагов. Самый главный враг – это мы сами.

31

Эстонское государство нужно делать нормальным, демократическим, где уважают права человека. Однако сейчас мы не очень похожи на другие западные страны в деле защиты государственного языка. Защита госязыка – одна из главных целей Isamaa в Таллинне.

Алиса Блинцова: – Мы видим Эстонию мультикультурной страной, которая следует демократическим принципам, соблюдает свои законы, Конституцию и уважает права всех жителей Эстонии, в том числе нацменьшинств, к которым относится большая часть русскоязычного населения. Во власти Таллинна должны быть представлены нацменьшинства пропорционально.

Если в столице 40% русскоязычного населения, то в такой же пропорции неэстонцы должны быть представлены среди чиновников и в политической сфере.

31

– И как будут действовать народники, чтобы достичь таких показателей? И кто ваши союзники?

Алиса Блинцова: – Союзников у нас не так уж и много. Есть люди, которые нас поддерживают. Как будем действовать? Я не против квот.

Посмотрите, как американская киноакадемия Оскар предъявила требование о квотах. Квоты – это не так уж и стыдно.

31

Если отталкиваться исключительно от мнения большинства, которое решает только так, как оно хочет, нисколько не прислушиваясь к мнению меньшинства, то лучше уж ввести квоты.

Март Раннут: – Во многом согласен с Алисой, но только не в отношении квот. От них, если и бывает положительный эффект, то только временный. Не думаю, что в Таллинне нужно соблюдать квоты.

– Почему «Отечеству» недостаточно Языковой инспекции? Зачем нужен пост вице-мэра по защите эстонского языка и расширение языковых полномочий Департамента образования Таллинна?

Март Раннут: – Между прочим, Языковая инспекция – это санкции и контроль. Не более того.

– Этого мало? Сейчас мало санкций и контроля?

Март Раннут: – Санкции и контроль должны стоять не на первом месте. Мне нравится, когда все выполняют поставленные цели, включая языковые, добровольно.

Но иногда санкции все же нужны. В Таллинне далеко не все в порядке.

31

– Что именно в Таллинне не в порядке?

Март Раннут: – В Таллинне – бардак. Многие, кто обязан знать госязык, его не знают. При этом они продолжают работать чиновниками и служащими. В одной таллиннской школе около 20 человек, включая директора, не знают эстонского на требуемом уровне.

– Один директор в одной школе – это не весь Таллинн!

Март Раннут: – Мы хорошо знаем, что таких директоров больше.

– Ваши предложения? Всех уволить?

Март Раннут: – Я лично этих директоров не знаю. Не в курсе, что за проблема, почему за 30 лет они так не смогли выучить эстонский. За это время можно было бы выучить больше, чем на уровень С2.

– Так что вы предлагаете? Кем вы готовы заменить тех, кто не пройдет языковую проверку? Где вы найдете носителей языка, желающих заниматься этой работой?

Алиса Блинцова: – Не соглашусь с озвученной статистикой. В школе, где я являюсь членом попечительского совета, вообще нет таких учителей, которые бы не владели эстонским. Директор тоже прекрасно владеет эстонским. Неправда и то, что дети не хотят учить эстонский язык. Они учат его в рамках госпрограммы и сдают все необходимые экзамены.

Март Раннут: – Русские школы выпускают брак. И детские сады тоже выпускают брак. И Нарвы это касается.

31

Согласно одному из исследований, первоклашки-нарвитяне после детсада знают только 15 эстонских слов.

– Так что вы предлагаете? Всех уволить? И кем вы собираетесь заменить уволенных?

Март Раннут: – Не думаю, что людей так уж трудно найти.

– Но почему же их до сих пор не нашли?

Март Раннут: – У меня такой же вопрос. Почему ничего не сделано?

– Вы готовы обеспечить все русские школы учителями эстонского языка? Желательно, чтобы они при этом были носителями языка…

Март Раннут: – Нет, не готов. У меня вообще другой план. Это переход русских школ на эстонский язык.

– И где же взять эстонских учителей-предметников для русских школ? Или вы думаете отправить всех русских в эстонские школы?

Март Раннут: – Оба варианта возможны.

– Готовы ли эстонские школы принять всех русских детей сразу?

Март Раннут: – У меня есть ответ на этот вопрос.

В эстонские школы надо принимать только талантливых русских.

31

– А что делать с остальными?

Март Раннут: – Для других останется языковое погружение и иные методики, которые тоже можно использовать. Каждому – школу по его силам.

– Так кто же будет обучать детей в классах языкового погружения? Там тоже не много желающих работать…

Март Раннут: – Это проблема директора.

Я проводил исследование. На самом деле, не так уж все сложно.

Действительно проблемой является только треть учителей русских школ. Они совершенно пассивны, не ходят на курсы повышения квалификации, всякие коучинги и семинары.

31

И при этом они не самые хорошие учителя. Обычно это связано с тем, что они просто не знают эстонского языка. А оставшиеся две трети могут даже преподавать на эстонском. Просто им мешает страх, боязнь акцента и т.д.

– Вы предлагаете преподавать предметы на ломаном эстонском?

Март Раннут: – Если С1 уже имеется, то это не ломаный эстонский. Просто недостаточно опыта.

Алиса Блинцова: – Представляю в советское время эстонскую школу, где эстонский учитель на корявом русском пытается объяснить свой предмет эстонским детям. Вам бы такое понравилось? Я даже не говорю о правах нацменьшинств и Конституции, которые вы просто хотите взять и перерубить, называя себя при этом правозащитником.

На самом деле получается, что вы махровый-махровый националист, который не хочет ничего видеть дальше своей пещеры.

Март Раннут: – Это неправда, что все русские учителя говорят на ломаном эстонском.

Алиса Блинцова: – Почему все? Даже если один учитель будет что-то пытаться преподавать на таком эстонском, то зачем это надо?

Март Раннут: – Вы забыли, что мы находимся в Эстонии и госязыком является эстонский.

У русских есть выбор: можно и просто учиться на русском, но сразу после школы они потерпят крах.

31

Алиса Блинцова: – Русские хорошо знают эстонский в том объеме, который требуется госпрограммой.

Говорить на прекрасном эстонском языке без акцента госпрограмма не требует.

31

Март Раннут: – Не требует. Но есть другие требования.

Алиса Блинцова: – Формуляры можно заполнить и по-эстонски.

Март Раннут: – Иногда этого маловато. Нужны хорошее рабочее место, хорошая зарплата…

Алиса Блинцова: – Нужно говорить по-эстонски без акцента! Это всем известно.

Март Раннут: – Акцент тут ни при чем. Нужно уметь работать языком. И для этого необходим высший уровень владения эстонским. К сожалению, наши выпускники школ не владеют языком на должном уровне.

Алиса Блинцова: – А как же наши выпускники поступают в оксфорды и получают прекрасные рабочие места в Америке, Англии и Германии?

Март Раннут: – В Эстонии живут талантливые люди. Конечно, есть и такие ученики, которые работают в других странах уборщицами, почтальонами и т.д.

Алиса Блинцова: – Эстонцы среди них тоже есть.

Март Раннут: – Да, есть.

– «Отечество» планирует обратить особое внимание на сотрудников муниципальных учреждений, школ и садов, которые не соответствуют языковым требования? Языковой контроль ужесточится?

Март Раннут: – Isamaa будет добиваться того, чтобы все требования по языку выполнялись.

Это жестоко, когда эстонец в Эстонии не может общаться в своей фирме по-эстонски.

31

Алиса Блинцова: – Наш союз выступает за ослабление полномочий Языковой инспекции. Можно было бы сказать, что мы за ее ликвидацию, но это не совсем так. Мы за переформатирование ее полномочий, поскольку сейчас инспекция имеет карательные полномочия. Мы с этим не согласны.

У меня сложилось после нашей беседы впечатление, что нас готовят в какой-то бой. Мол, мы должны стараться изо всех сил. Мы почему-то не должны просто жить и получать удовольствие от жизни, нам все время нужно сражаться за свое место под солнцем в Эстонии. А, собственно, почему Эстония не может нам обеспечить столь же комфортные условия проживания, как у национальных меньшинств в той же Германии? Вся Европа признает нас нацменьшинством, и только вы и ваш институт считаете иначе.

Март Раннут: – Часть местных русских являются иммигрантами, а часть – национальным меньшинством. Однако на улице мы не делаем различий, не делим людей на мигрантов и представителей нацменьшинства.

Жизнь была бы намного лучше, если бы все население Эстонии знало государственный язык.

Подробнее в повторе!

Студия Postimees: Раннут и Блинцова о новых языковых порядках для Таллинна/ Одежда ведущей: Tallinna Kaubamaja/ Liviana Conti ФОТО: Andres Haabu
  • «Отечество» выходит на выборы с планом защиты эстонского языка в Таллинне. От кого и от чего его нужно защищать?
  • «Народный Союз» идет на выборы с целью сохранения русскоязычного образования в столице. Как будут действовать народники и кто их союзники?
  • Почему «Отечеству» недостаточно Языковой инспекции? Зачем нужен пост вице-мэра по защите эстонского языка и расширение языковых полномочий столичного департамента образования?
  • «Отечество» планирует обратить особое внимание на сотрудников муниципальных учреждений, в т.ч. школ и детских садов, которые не соответствуют языковым требованиям. Контроль ужесточится?
  • Отечественники будут добиваться введения требования о знании эстонского на уровне не ниже B1 для таксистов и продавцов. Будет ли оно касаться новых мигрантов?

Одежда ведущей: Tallinna Kaubamaja/ Liviana Conti 

НАВЕРХ
Back