Чтобы добавить закладку, вы должны войти в свой аккаунт на Postimees.
Войти
У вас нет аккаунта?
Создать аккаунт на Postimees

«Шутники»: Анатомия души отставного чиновника, или Занимательная классика

Сцена из спектакля. ФОТО: Театр «Сатирикон»

Социальная драма о бедности и гуттаперчевом чувстве собственного достоинства дополнена музыкальной шкатулкой, гротескные обитатели которой оказываются балаганными персонажами четырех известных пьес Островского. Финальная сцена каждой появляется и исчезает, как наваждение, а зритель вновь возвращается к главному действующему лицу спектакля Павлу Прохоровичу и его семейству.

На сцене концертного зала Alexela в рамках фестиваля «Золотая Маска в Эстонии» состоялся показ спектакля театра «Сатирикон» «Шутники» с Константином Райкиным в роли отставного чиновника Павла Прохоровича Оброшенова. Сам актер и организаторы фестиваля неоднократно подчеркивали, что речь идет о малоизвестной пьесе Александра Островского и зрители смогут не только наблюдать за театральным действом, но и гадать, чем же оно закончится.

Маленький человек Островского

В «Сатириконе», который возглавляет Константин Райкин, Островского особенно любят и ценят — в репертуаре всегда есть его пьесы. Театр ставил «Доходное место», «Бесприданницу», «Не все коту масленица», «Не было ни гроша, да вдруг алтын» и «Страну любви», по пьесе «Снегурочка».

«Сатирикон» славится своей эстетикой гротеска и даже клоунады, но настрой спектакля скорее серьезный, особенно первой половины, что ощущается и в аскетичном оформлении сцены: дом отставного чиновника представлен как неуютный каменный остов. Впрочем, минимализм «Сатирикону» не чужд: спектакль «Это все она» — сентябрьская премьера — от начала до конца решен предельно сдержанно, в сероватых тонах и с минимумом декораций.

Финансовые проблемы — вот основная движущая сила этой истории и обычная ситуация у Островского. «Шутники» — социальная драма о потере собственного достоинства под гнетом безденежья, а тема любви, хоть и присутствует с самого начала, здесь не выходит на первый план. Основные сюжетные коллизии развиваются в связи с грядущим замужеством младшей дочери Оброшенова — Верочки. У самого отставного чиновника за душой ни гроша, и жениха дочери он находит самому себе под стать. Оба они — классические униженные и оскорбленные, маленькие люди русской литературы. Старшая сестра Верочки Анна Павловна, которой по сюжету 25 лет и потому замужество для нее — дело почти невозможное, с печалью вспоминает молодость и собирается посвятить жизнь отцу, но оказывается, что богатый купец Хрюков, которого Оброшенов называет благодетелем, положил на нее глаз.

Сцена из спектакля. ФОТО: Театр «Сатирикон»

Герой существует в двух ипостастях: с власть имущими — он шут, утративший человеческое достоинство, готовый перед ними падать ниц, а с дочерьми — мудрый, любящий отец, прекрасно осознающий недостойность своего поведения, но оправдывающий его своей жизненной философией. «Как пошел я по делам ходить, спознался с богатыми купцами, там уж всякая амбиция пропала. Тому так потрафляй, другому этак. Тот тебе рыло сажей мажет, другой плясать заставляет, третий в пуху всего вываляет. Сначала самому несладко было, а там и привык», — так объясняет сам герой произошедшие в нем метаморфозы. Сам же облик персонажа Константина Райкина — костюм, выразительная лихорадочная пластика — пропитан сходством с Чарли Чаплиным.

Печальный хеппи-энд

К середине постановки серьезный тон сбивается: перед зрителем проходит вереница лубочных персонажей, в ярком гриме и не менее ярких костюмах. В воздухе мелькают гимнастические ленты, три девушки в красных платьях затягивают песни, молодые люди играют на музыкальных инструментах. Все это ни много ни мало — экскурс в мир Островского. Перед зрителем проносятся истории «Бесприданницы», «Грозы», «Леса» и «Снегурочки».

Сцена из спектакля. ФОТО: Театр «Сатирикон»

Герои произносят реплики мультяшными голосами под мелодию из музыкальной шкатулки. Это как кошмарный сон, навевающий мысли о клипах Томми Кэша, но тот факт, что кто-то осмеливается преподносить классику вот так, наводит на размышления. Ведь Островский — это не скучные истории о бесприданницах, приживалках, чиновниках и купцах, это свежо, ярко, жизненно, его можно ставить с фантазией и драйвом. Появление балагана персонажей Островского, с одной стороны — не слишком оправданно, а с другой — раздвигает границы постановки, делает ее более масштабной, словно впускает в нее весь мир Островского и многообразие его любовных историй.

Райкин неоднократно упоминал, что скучная подача классики убивает к ней интерес молодого поколения, и карнавальные отступления в «Шутниках», вероятно, призваны убедить в том, что классика — это не просто школьная программа, это сама жизнь, которая вмещает в себя все. С ней можно обращаться смело и новаторски, можно искать новые решения, главное — делать это с уважением. Не менее разудало «Сатирикон» в свое время ставил «Ромео и Джульетту»: герои носили спортивные костюмы и катались по сцене на велосипедах. Похожим образом Шекспира адаптировали и в эстонском театре VAT.

Совсем другой, более академический Островский был представлен в театре имени Моссовета постановкой «Не все коту масленица» с участием Евгения Стеблова. Там все куда привычнее, без авангардных ноток: с самоваром, пестрыми шалями и старомодными пиджаками. В своем традиционном воплощении Островский более живой и трогательный, но, пожалуй, менее притягательный для молодых зрителей.

Героини спектакля Евгения Марчелли не носят платья в пол: на одной — задорная юбочка в блестках, на другой — брюки и мешковатый черный пиджак, а в одной из сцен на Анне Павловне — довольно откровенное мини-платье. На купце Хрюкове — вполне современный костюм. Зрителю как бы говорят: одежда, которую носят герои, может относиться к любой эпохе, потому что их характеры, истории и трудности, с которыми они сталкиваются, универсальны и не привязаны к конкретному историческому периоду. Мини-юбки сменяют кринолины, а человеческая натура остается неизменной.

Сцена из спектакля. ФОТО: Театр «Сатирикон»

Постановка заканчивается условным хеппи-эндом, но хеппи-энд этот больше походит на необходимый для выживания компромисс. Купец Хрюков делает предложение Анне Павловне. Чтобы счастливый финал выглядел убедительнее, в спектакле она испытывает симпатию к нему, но это лишь усугубляет недоумение: ради денег девушка выходит замуж за человека, унижавшего всю ее семью, а нам остается лишь за нее порадоваться. Времена Островского прошли, жизненные реалии изменились, и подобная неоднозначная концовка вызывает двойственные чувства.

«Будем жить богато да весело, а главное — не будем ни в ком нуждаться, так перестанут над нами шутить», — торжествует в финале Анна Павловна. Богатая жизнь — главный ориентир героев, ее символизирует вычурная мебель и растения в кадках, которые ненадолго появляются в середине спектакля, а потом с триумфом возвращаются в самом конце. Если рассматривать «Шутников» как историю любви, то любовь эта в первую очередь — к деньгам. Не слишком поучительно для классики, зато довольно жизненно.

НАВЕРХ
Back